Истории из жизни

Дело об ограблении церкви в селе Иваново


Вид на ц Иоанна Предтечи в с Иваново 19 век

В основе сюжета лежит реальная история из донесения благочинного 1-го Невельского округа Полоцкой Епархии Ефимия Гнедовского, от 30-го сентября 1878 года, к Его Преосвященству Викторину (Любимову). Имена и фамилии персонажей сохранены.

В ночь с 4 на 5 сентября 1878 года была ограблена церковь Рождества Иоанна Предтечи в селе Иваново Невельского уезда Витебской губернии. Неизвестные проникли в притвор через главную дверь храма, которая была заперта двумя замками, причём один из них открыли ключом, а другой сломали. Разбив стеклянную дверь в притворе, они проникли в церковь и похитили: священный антиминс, весьма ценные кресты, Евангелие, дарохранительницу, два потира с полными приборами, содрали серебряный оклад с небольшой иконы, украли мирницу, пасхальный трикирий и два дорогих подризника. Кроме этого, умыкнули попечительские деньги в сумме 131 рубль и 35 рублей церковной наличности. Обчистив церковь, злоумышленники вышли через боковые северные двери. Главную дверь вновь заперли на замок.

Гробница И И Михельсона 1902 год   И И Михельсон

После чего забрались в церковный склеп, где в особых гробницах покоились тела ктитора храма – белорусского генерал-губернатора Ивана Ивановича Михельсона и его детей. Сбив дверной замок, они вскрыли гроб отца, сняли пелену, покрывавшую покойного... и в таком положении оставили гроб. Забегая вперёд, скажу, воры хотели поживиться наградами и оружием генерала, но нашли там только почерневшую мумию огромного роста, на которой их привлекли кожаные ботфорты. Снять их не получилось, так как обувь напрочь прикипела к ногам покойного.

В пять часов утра местный священник о. Константин Серебренников, вызванный для напутствия больного, подошёл к церкви и по взломанному замку на передней двери, догадался о случившемся. Он тотчас отправил посыльного с вестью о произошедшем в полицию и к своему руководству. Утром в село прибыли местный благочинный, уездный исправник, становой пристав и полицейский урядник. Они произвели осмотр места преступления и составили список похищенного имущества. По приблизительной оценке сумма ущерба составила более двух тысяч рублей. Полицейский урядник Филимонов призвал на помощь местное население и начал прочёсывать ближайший лес (так называемый парк Михельсона), где они довольно быстро нашли ободранное Евангелие, с которого был сорван роскошный оклад. Там же были обнаружены следы воров, которые вели в сторону Невеля. В следующую ночь, с 5 на 6 число, воры сделали попытку ограбить Церковь Сошествия Святого Духа в деревне Плиссы, что находится в двух верстах от города. Они успели сломать навесной замок на входных дверях, но их заметили подходившие к храму двое караульных и грабители скрылись.

Около 8 часов утра в Плиссы приехал становой пристав Куриленко. Расспросив караульных о покушении, он узнал, что преступников было четверо. Они были одеты в короткие пальто и направились по большаку в сторону Полоцка, причём один из них, убегая, обронил под горой шапку. Пристав решил преследовать воров.

Расспрашивая встречных, он вскоре узнал, что в двух верстах от села Плиссы, около полуночи, двое мужчин сорвали шапку с головы крестьянина Стаецкой волости направлявшегося в город. Потерпевший рассказал Куриленко о том, что преступников – пятеро! Все в коротких пальто, которые в нашей местности мало кто носит.

На рассвете подозреваемых видели в деревне Березово (ныне посёлок Новохованск), а позже приставу сообщили, что пятеро похожих людей остановились в корчме деревни Железница и при себе имели узлы набитые, какими-то вещами.

Полицейский понял, что напал на след преступников. Ввиду того, что лошади Куриленко были известны местному населению, он попутно заехал к дворянину Томашевскому и поменял их. Здесь же он переоделся в гражданское платье и взял с собой подмогу – десять человек на телегах. Прибыв в Железницу он узнал, что разыскиваемые были здесь всего пару часов назад и несли за плечами тяжёлые узлы. Эту же информацию ему подтвердили в следующей корчме в селе Литвиново. Отсюда дорога вела прямо в Полоцкий уезд. Местность глухая, 15 верст – дремучий лес, а по дороге сыпучий песок, который сильно затруднял преследование. Но преступники испытывали те же трудности, причём они двигались пешком. Поэтому Куриленко взял с собой из Литвинова ещё несколько человек и продолжил погоню. На песке тракта были отчётливо видны свежие следы пяти человек. Правда, через некоторое расстояние они уходили в лес, где обрывались. Добравшись до следующей корчмы в селе Краснополье Полоцкого уезда, полицейский решил поджидать злоумышленников здесь, в засаде. Тут был единственный выход из леса к мосту через реку Дриссу. По соображениям Куриленко, преступники должны были остаться далеко позади. Расчёт оказался верным. Следом из Литвинова пришёл крестьянин и сообщил, что видел пятерых людей, вышедших на тракт из леса, но пройдя по дороге небольшое расстояние, они скрылись в лесной чаще.

В нескольких верстах от Краснополья у села Крашуты имелась паромная переправа через Дриссу. Чтобы преследуемые не ускользнули этим путем, пристав направил туда несколько человек для наблюдения, а сам заночевал в Краснополье. Ночь прошла спокойно. Утром 7 сентября передовые караульные подали сигнал о приближающейся к деревне группе лиц. По указанию Куриленко, хозяин корчмы – мещанин Островский, стал зазывать путников к себе в заведение, посулив им выпивку и отличную закуску. А тем временем, из-за реки на помощь приставу прибыл вызванный полицейским местный помещик Эльцберг с группой крестьян. Его подручные плотно окружили дом, а Куриленко и Эльцберг вошли внутрь корчмы, где завтракали лиходеи. Они расспросили «гостей» откуда и куда те направляются, потребовали предъявить паспорта, проверили их и затем вернули владельцам. После чего дворяне подошли к узлам, лежащим в углу, и как бы случайно задели их ногами. Раздавшийся звон подсказал, что в них находятся металлические предметы. Тогда-то Куриленко и объявил преследуемым о намерении арестовать их. По условному знаку из сеней в избу вошло несколько человек. Один из преступников попытался бежать. Ударом кулака он вышиб оконную раму и выскочил на улицу, но тут же был схвачен. Остальные четверо были арестованы без сопротивления. В узлах оказались вещи, похищенные из Ивановской церкви.

Крестьян поразило то, что грабителями оказались: отставной унтер-офицер Григорий Григорьевич Исправный, имеющий собственный дом в г. Динабурге, вилькомирский купец Петр Иванович Корабликов, вилькомирский мещанин Семен Иванович Григорьев, рижский мещанин Севастьян Сампсонович Павлов, якобштатский мещанин Родион Михайлович Плешков. То есть, сословные горожане, которые не были нищими и далеко не испытывали крайней нужды. Что сподвигло этих людей на преступление, история умалчивает. Подобных христопродавцев могли растерзать прямо на месте, ведь ради благолепия божьего храма крестьяне отрывали от себя и своих детей последнее, и тем самым старались не оскуднеть духовной пищей и превносить благолепие в храм Божий. Они этим жили! Лиходеев, обокравших в первую очередь простой люд, ожидал неумолимый суд, суровые телесные наказания и долгие годы каторжных работ в далёкой Сибири.

 
Переработка и аранжировка текста: член СП России Геннадий Синицкий
История была опубликована в газете «Полоцкие Епархиальные ведомости» 1878 г.(№20)
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст