История

Православие Крыма в период оккупации немецко-румынскими войсками в годы Великой Отечественной войны


подполковник Андрей Валякин
Подполковник Андрей Валякин

В час 3 минуты 22 июня 1941 года в адрес Военного Совета Черноморского флота поступила срочная шифртелеграмма Наркома ВМФ «...Оперативная готовность немедленно Кузнецов...». В час 15 минут по флоту была объявлена оперативная готовность, на которую примерно в 2 часа, перешли все подразделения флота. О получении телеграммы были ориентированы органы НКГБ. Фашистские захватчики вторглись на территорию Советского Союза, началась Великая Отечественная война.

Бурное развитие церковной жизни на оккупированной территории СССР началось стихийно и сразу приняло массовый характер. Германское руководство рассчитывало использовать религиозный фактор и к началу войны уже в основном разработало политику по отношению к Русской Православной Церкви, принявшую окончательные формы в 1941 - 1942 гг. Эта политика сводилась к раздроблению Церкви, использованию ее для помощи немецкой администрации, ликвидации православия после окончания войны и созданию новой религии, призванной воспитывать послушных подданных рейха. Стремление к «атомизации» религиозной жизни проявлялось в поддержке иерархов, выступавших против Московской Патриархии. Следуя указаниям А. Розенберга о поощрениях антирусских настроений на Украине, германские власти первоначально поддерживали автокефалистов. В директивном письме министра восточных территорий от 13 мая 1942 г. прямо писалось, что украинцы должны иметь свою, отдельную от русских, Православную Церковь.

На оккупированной территории делами Русской Церкви занималось несколько германских государственных организаций. По степени жесткости их позиций к православию они распределялись следующим образом: самую мягкую занимало Рейхсминистерство церковных дел, практически не допущенное на оккупированную территорию СССР, далее следовало Верховное командование армии (ОКХ) и военная администрация в России, затем Рейхсминистерства занятых восточных территорий (РМО), значительно большей жесткостью отличалось Главное управление имперской безопасности (РСХА) и уже открыто враждебной была позиция партийного руководства в лице самого А. Гитлера и руководителя Партийной канцелярии М. Бормана.

Церковными делами в прифронтовой полосе занималась военная администрация в лице командующих тыловыми областями групп армий «Север», «Центр» и «Юг». Непосредственно же к решению религиозных проблем были причастны руководящие отделы и отделы пропаганды при командующих, а на местах полевые и постоянные коменданты. Кроме того, существовали территориальные командующие в областях, управляемых гражданской администрацией [С. 159. Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М. 2010].

Аппарат созданного РМО состоял из 4 главных отделов, из которых наибольшее значение имел политический, он должен был разрабатывать общую направляющую политическую линию министерства. Именно в главный отдел политики, возглавляемый Г. Аейббрандтом, и входил отдел культурной политики, в свою очередь состоявший из 8 групп, в том числе группы религиозной политики. В 1941 - 1945 гг. ее бессменно возглавлял Карл Розенфельдер, лично занимавшийся составлением большинства циркулярных документов относительно Русской Церкви [С. 159. Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М. 2010].

Управляемая РМО территория была поделена на рейхскомиссариаты. 20 августа 1941 г. приказом Гитлера из части территории Украинской ССР был образован рейхскомиссариат «Украина» (РКУ), а 1 сентября его руководителем назначили гаулейтера Восточной Пруссии Эриха Коха.

Рейхскомиссар «Украины» Эрих Кох, выполняя указания А. Розенберга, 1 июня издает указ, который ставил все религиозные организации под постоянный контроль германской администрации. Какие-либо упоминания о свободе веры или церковной деятельности полностью отсутствовали, главное внимание уделялось порядку регистрации объединений верующих, им разрешалось заниматься лишь выполнением чисто религиозных задач. В частности, в данном акте говорилось: «§ 1.1. Религиозные общества, которые в момент вступления в силу этого указа уже существуют на занятых восточных территориях, в течение трех месяцев сообщают о себе генералкомиссару, в бецирке которого находятся. 2. ...Уведомление должно содержать следующие сведения: а) Название, сфера деятельности, место расположения религиозного общества, б) Направление вероисповедания, в) Правление, прочие имеющие право на представительство личности круг их обязанностей и задач, г) Подведомственные местные религиозные объединения... § 2.1. На создание нового религиозного общества требуется разрешение рейскомиссара... § 3... 2. Член правления религиозного общества теряет свое положение члена правления, если генералкомиссар высказал против него возражения общего политического характера § 4. Религиозные общества, их центральные и местные органы а также функционеры ограничивают свою деятельность выполнением религиозных задач. § 5. ... 2. Религиозное общество может быть распущено рейхскомиссаром, если его деятельность не ограничивается выполнением религиозных задач или подверг опасности общественный порядок и безопасность» [ C. 168. Шкаровский М. В. Русская Православная Церковь в ХХ веке. М. 2010. – С. 159]. Порядок регистрации объединений верующих очень напоминает порядок регистрации религиозных организаций в Советском Союзе в годы репрессивной политики органов власти по отношению к Православной Церкви.

Свои особенности имело положение Православной Церкви в юго-западной части Украины, оккупированной Румынией, так называемой Транснистрии. Государственной религией в Румынии было Православие, и организацию религиозной жизни здесь взяла на себя Румынская Церковь. В 1943 г. Транснистрия, в которой уже работала Духовная миссия, была разделена на три епархии. К середине 1942 г. из 1150 дореволюционных приходов было вновь открыто почти 500. В Дубоссарах начала работать Духовная семинария, в Одессе выходить церковная газета на русском языке «Православная жизнь» и т.д. Дело осложнялось тем, что Церковь старались использовать в целях румынизации населения, но особого успеха эти попытки не имели [Поспеловский Д. В. Подвиг веры в атеистическом государстве. – С. 217-218].

В сентябре 1941 года была издана директива рейсхминистра Восточных областей о разделе оккупированных областей Украины, в соответствии с которой Крым вошел в Генеральный округ Таврия, так же в этот округ вошли южные районы Запорожской и Николаевской областей. Центром округа являлся город Мелитополь.

В ноябре 1941 г. основная часть Крыма, кроме Севастополя, была оккупирована немецко-фашистскими и румынскими войсками. 1 ноября 1941 года немецкая армия заняла Симферополь. Оккупационные власти сразу же приступили к формированию в Крыму органов местного самоуправления. Уже 12 ноября в Симферополе было образовано городское управление оккупационной власти, в ее структуру также входило отделение культуры, в котором были созданы подотделы: образования, искусства, записи актов гражданского состояния и религии. Отделение культуры располагалось на ул. Салгирной 25.

Фактически церковный подотдел при отделе культуры под «опекой» нацистской администрации и органов СД выполнял на полуострове организационные функции религиозной жизни различных вероисповеданий, и сразу же, после его создания, приступил к работе по регистрации религиозных общин города. В других оккупированных городах и районах Крыма также были сформированы органы управления, в состав которых входили структуры, связанные с регистрацией и организацией деятельности религиозных объединений.

На штат сотрудников подотделов религии, входивших в отделы культуры органов управления оккупационных властей, возлагалась задача обследования бывших зданий церквей, ликвидированных в годы советской власти, регистрации религиозных общин, поиски священников для новых церквей, а также оказание помощи верующим в приобретении необходимой церковной утвари и богослужебной литературы, публикации пропагандистских статей и литературы. Наибольшая сложность в этой работе была связана с отсутствием квалифицированных кадров священно - и церковнослужителей, значительная часть которых была либо репрессирована и уничтожена в годы советской власти, либо выселена из Крыма. При решении этих вопросов необходима была координация усилий оккупационных служб для направления в Крым священников из других регионов. В Крыму находилось 49 священников. 9 человек были переселены немцами в Крым из Кубани; 1 - из Мелитополя и 1 - из Бессарабии. 11 человек в разные довоенные годы отбывали наказание в виде заключения или высылки.

Для восстановления уничтоженных иконостасов, икон и церковной утвари, а также для росписи соборов в Крыму были созданы специальные мастерские, расположенные в Симферополе по ул. Госпитальной, д. 1.

Иконописную мастерскую возглавлял 79 летний художник Василий Георгиевич Курганов. Мастер занимался иконописью более 40 лет. До революции им был написан ряд икон для Херсонесского Владимирского собора. В годы войны мастер написал иконостасы для Армянской и Благовещенской церквей г. Симферополя, а также для храмов, открытых в деревнях Бия-Салах, Топлу, Мангуш, Бешарань и других. В мастерской В. Г. Курганова также изготовляли плащаницы и напрестольные кресты.

Рядом с иконописной мастерской была расположена мастерская церковной утвари, в которой изготавливались паникадила, семисвечники, чаши, венцы и т.д. Консультантом мастерских являлась монахиня Апполинария.

Потребность в продукции мастерских была очень большой. Заказы для мастерских поступали и с других областей Украины. Колокола для церквей полуострова привозились из-за пределов Крыма [Голос Крыма.. - №31. – 1943. – 13 марта; Катунин Ю. А. Русская православная церковь в годы Второй мировой войны (1939-1945 гг.), 2000. – С. 85.].

Практически до последних дней оккупации в Крыму так и не был решен вопрос подчинения церквей единому руководству. Основная борьба за господство в Крыму развернулась между Румынской православной церковью и Украинской автономной церковью. Претензии Румынской церкви на ее господство в Крыму не были поддержаны германскими оккупационными властями, даже несмотря на то, что на полуострове находился многочисленный контингент румынской армии. И в 1943 году основная часть приходов отошла под юрисдикцию Украинской автономной церкви и лишь малая часть крымских православных приходов находилась в юрисдикции Румынской православной церкви.

Румынские солдаты, являясь достаточно религиозной частью немецкой армии, активно посещали православные храмы. Они принимали участие в ремонте многих православных церквей, так в 1942 году в Евпатории была восстановлена греческая церковь. Ее ремонт был осуществлен румынскими солдатами. В 1943 году на территории Ленинского района Крыма, где активно действовали румынские оккупационные войска, по проекту румынских архитекторов, румынскими солдатами в поселке Ленино была построена православная церковь, названная во имя Рождества Богородицы.

В связи с тем, что на территории Крыма не оказалось священника, который мог бы организовать службу в этом храме, в село Ленино из станции Ахтанизовской Краснодарского края был переселен священник РПЦ Петр Горбанев, который проводил службу в храме, вплоть до освобождения полуострова советскими войсками [Катунин Ю. А. Русская православная церковь в годы Второй мировой войны (1939-1945 гг.), 2000. – С. 87.].

В Ленинском районе в юрисдикции Румынской православной церкви находились еще две церкви, расположенные в деревнях Казантип и Кингез, в которых под церкви были переоборудованы здания школ. Службу в них проводили румынские священники.

Определенные попытки в подчинении крымских приходов предпринимала и Украинской автокефальной церкви, представители ОУН в Крыму по данному вопросу встречались с заведующим церковного подотдела Семеновым А. Д., но эти действия не увенчались успехом, вероятно, не были поддержаны германскими оккупационными властями.

По сообщению СД от 12 декабря 1942 г., в Крыму духовенство, сопровождавшее румынские войска, крестило 200 тысяч человек. Всего в области было открыто 70 православных храмов. Германские власти первоначально организовали для духовно-административного руководства церковный подотдел. В докладе протоиерея А. Архангельского митрополиту Алексию (Симанскому) от 13 июля 1944 г. указывалось, что заведующий подотделом А. Д. Семенов покровительствовал «всякого рода сектантам — штундистам, баптистам, евангелистам и т.д. Эти родственные немцам секты [Алексеев В. И., Ставру Ф. Г. Русская православная церковь на оккупированной немцами территории. – С. 115; Религиозные организации в СССР в годы Великой Отечественной войны (1943-1945 гг.). – С. 55] получали от Семенова равное количество молитвенных домов с православными храмами, несмотря на то, что православное население г. Симферополя во много раз больше горсточки сектантов» [Алексеев В. И., Ставру Ф. Г. Русская православная церковь на оккупированной немцами территории. – С. 115].

Из материалов протокола допроса по архивно-уголовному делу в отношении Семенова А. Д. [Семенов Александр Дмитриевич, 1878 г. рождения, русский, родился в с. Бабушкино, Ивановской области. Сын церковного служащего. В 1904 году окончил Казанскую духовную Академию. В г. Симферополь приехал в 1910 году. До войны был преподавателем географии в средних школах г. Симферополя. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 27.09.1946 г. осужден по ст. 58-1а УК РСФСР к пятнадцати годам лишения свободы в ИТЛ, с поражением прав на 5 лет и конфискацией личного имущества. Состав семьи: Жена – Семенова Наталья Константиновна, 1888 г.р., проживала ул. Самокиша, д. 30., кв. 3, Сын – Семенов Евгений Александрович, 1917г. рождения, Дочь – Семенова Вера Александровна, 1921 года рождения. Во время оккупации проживал в г. Симферополь, ул. Самокиша, д. 30, кв. 3. Работал с 22.11.1941 г. по 14.05.1943 г. зав. церковным подотделом, с 14.05.1943 г. по 06.02.1944г. заведующим подотделом различных христианских исповеданий; а с 06.02.1944 г. по 1 июля 1944 г. - секретарь 2-го благочинчинского (так в документе) совета.] следует: Головой городской управы Севастьяновым на должность заведующего церковного подотдела при отделе культуры Горуправы Симферополя был приглашен Семенов А. Д.. Севастьянов и Семенов А. Д. в течение 2-х лет совместно работали в 18-ой средней школе г. Симферополя и хорошо знали друг друга. Севастьянов был осведомлен о духовном образовании Семенова и пригласил на должность заведующего при отделе культуры для руководства церковными вопросами в Крыму. Семенов А. Д. дал свое согласие и с 22.11.1941 г. был зачислен заведующим церковного подотдела, где проработал до 14.05.1943 года.

Из протокола допроса так же следует, что Семеновым А. Д. во время работы в должности заведующим церковного подотдела были приняты решения об открытии около 50 православных церквей, «инославных» (так указано в документе) и мусульманских общин - 7, открыта мастерская по изготовлению оборудования для церквей, изданы и отпечатаны через типографию культотдела Горуправы различные молитвы, иконы Спасителя, в типографии №2 изданы молитвенники и помянники, поднимался вопрос о преподавании Закона Божия в школах [Архив ГУ СБУ в АР Крым. – Ф.7. – Д.8152. – Т.1. – Дело в отношении Семенова, Ковальского, Желтикова. – Листов 242. – Л.22].

В апреле 1943 года главой Украинской автономной церкви митрополитом Алексием [В июне 1943 года митрополит Алексий был убит. После его смерти в г. Ковеле состоялся Собор епископов церковного управления Украины. Новым главой церкви был избран епископ Каменец-Подольский Дамаскин. Ему был присвоен титул митрополита Волынского и Каменец-Подольского.], с согласия рейхскомиссара Украины, в Мелитополь был направлен епископ Серафим, который был назначен для управления приходами Таврии. При епископе Серафиме в г. Мелитополе было сформировано Духовное управление. Летом 1943 года епископ Серафим прибыл в Крым. Здесь он принял участие в освящении нового храма Св. Владимира и рукоположил секретаря общины верующих Леонтия Чепелевского [Голос Крыма - №85 – 1943 – 18 июля; – 1943 – 30 июня]. Вскоре епископ Серафим занял пронемецкую позицию, порвал с Украинской Церковью, объявил себя автономным епископом и перестал поминать на службах Патриарха Сергия. В ноябре 1943 г. епископ Серафим и члены его благочиннического совета были эвакуированы в Германию.

С приездом епископа Серафима (Кушнерюка) Украинской Автономной Церкви церковный подотдел прекратил свое существование.

14.05.1943 года епископом Мелитопольским Серафимом на полуострове был назначен Благочинчинский совет православных церквей Крыма, в состав которого вошли следующие лица:

- председатель Митрофан Василькиоти настоятель русско-греческой церкви г. Симферополя.

- член Совета: настоятель благовещенской церкви Бобров Павел Васильевич, - настоятель трехсвятительской церкви г. Симферополя – Мирославов Иван Александрович.

Заведующим церковным подотделом Горуправы епископом Мелитопольским Серафим предложил работать в этой должности Семенову А. Д. и продолжать свою работу в контакте с благочинчинским советом.

Состав этого совета просуществовал до ноября месяца 1943 года и распался вследствие того, что Василькиоти Митрофан и Бобров Павел во время приближения частей Красной Армии бежали с немцами.

По инициативе Семенова А. Д. и по согласованию с главой Городской Управы Даниловым был создан новый благочинчинский совет.

17 ноября 1943 года были созваны на собрание священнослужители г. Симферополя: от кладбищенской церкви Ковальский Евгений [Ковальский Евгений Алексеевич, 1870 года рождения, украинец, уроженец с. Островчане, Каменец-Подольской области. Окончил Подольскую духовную семинарию в 1889 году. До ареста проживал в г. Симферополь, пер. Шоссейный, д. 3. Являлся настоятелем Кладбищенской церкви. Состав семьи: жена - Ковальская Анна Ивановна, 1878 г.р.; дети: Морозова Мария Евгеньевна 1900 г.р., Ковальский Михаил – 1906 г.р., Ковальская Нина Евгеньевна- 1914 г.р. Брат - Ковальский Василий Алексеевич, 1868 г.р., проживал в г. Мелитополь] и Шпаковский Степан, от трехсвятительской – Милославов Иван, от Благовещенской – Крашановский Иван, Владимирской – Чепелевский Леонтий, священник из д. Саблы Кадуш Павел. Кроме того были псаломщики и церковные старосты. Всего было не более 11 человек. На этом собрании был избран второй благочинчинский совет, в который вошли:

председатель Ковальский Евгений, член совета Милославов Иван, секретарь совета Семенов Александр Дмитриевич.

В конце января 1944 года из Германии вернулся городской голова Данилов и утвердил состав второго благочинчинского совета, закрыв церковный подотдел.

Второй благочинчинский совет просуществовал до 1 июля 1944 года [Архив ГУ СБУ в АР Крым – Ф.7. – Д.8152. – Т.1. – Дело в отношении Семенова, Ковальского, Желтикова. – Листов 242. – Л.13-15, 240].

 

Вопрос о канонической подчиненности храмов не поднимался вплоть до завершения Севастопольской обороны. Так, в «обновленческом» храме Святых Константина и Елены поминали митрополита Александра (Введенского).

Подавляющая часть православного духовенства, организовавшего службу в храмах на оккупированной территории, считала себя представителями Русской православной церкви и не порывала канонических отношений с Московским Патриархатом. Эта часть духовенства оказалась в сложном положении, так как каноническим главой церкви оно считало митрополита Сергия (Страгородского), который объявил фашизм своим личным врагом, врагом церкви и всего православного народа. В то же время, священники, оказавшиеся на оккупированной территории, были вынуждены учитывать, что их деятельность находилась под жесточайшим контролем со стороны гестапо и других карательных органов, и поэтому любое неосторожное слово могло привести их к гибели.

Естественно, что эта часть духовенства, не занималась пропагандой идей нацизма и других «ценностей» нового образа жизни, а проводила в храмах службу в соответствии с требованиями и канонами православия.

В докладе протоиерея А. Архангельского митрополиту Алексию (Симанскому) от 13 июля 1944 г. сообщалось, что протоиерей кладбищенской церкви Симферополя Николай Швец зачитал прихожанам воззвание Патриаршего Местоблюстителя Сергия, распространять его среди верующих помогал диакон А. Бондаренко. «Их патриотический подвиг поддерживал старец Викентий, бывший обновленческий епископ... Все они... были расстреляны немецким гестапо... Н. Швеца обвиняли еще в том, что он крестил евреев» [Алексеев В. И., Ставру Ф. Г. Русская православная церковь на оккупированной немцами территории. – С. 115; Религиозные организации в СССР в годы Великой Отечественной войны 1943 - 1945 гг. – С. 55-56].

Большая часть крымского духовенства в годы оккупации занимала патриотическую позицию. Так, священник В. Соколов активно помогал партизанам, распространял советские газеты и новости радиопередач из Москвы. Протоиерей И. Крашаковский после освобождения полуострова с разрешения генерала Ветрова созвал всех верующих Симферополя в полуразрушенный немцами собор, в присутствии воинских частей совершил благодарственный молебен и произнес яркую речь. Он получил благодарность советского командования за патриотическую деятельность и помощь раненым бойцам [Поспеловский Д. В. Подвиг веры в атеистическом государстве // Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси. – С. 75, 78; Алексеев В. И., Ставру Ф. Г. Русская православная церковь на оккупированной немцами территории. // Русское Возрождение. 1981. № 15. – С. 87,96].

К сожалению, сегодня не удается установить точное количество православных храмов, действовавших в годы войны на территории Крыма. В различных архивных документах встречаются цифры от 80 - до 88 приходов. Однако эти данные не подтверждаются документально. Из 79 выявленных действующих храмов - 63 имели отношение к православию, которое в Крыму, в годы войны было представлено тремя направлениями: приходами Украинской автономной церкви, Румынской православной церкви и «обновленческой» церковью. Среди других христианских конфессий выявлено: 3 общины евангельских христиан-баптистов; 3 общины евангелистов; 2 общины адвентистов седьмого дня, одна община молокан и армяно-григорианская церковь. В годы оккупации на полуострове официально была зарегистрирована одна община караимов.

С 8 апреля по 12 мая войсками Советской Армии была проведена Крымская операция, в ходе которой полуостров был освобожден от немецких войск.

Украинская автономная православная церковь прекратила свое существование на территории полуострова, в Крыму начался процесс перехода православных общин под непосредственное каноническое общение с Московским Патриархатом.

 
Автор: подполковник Андрей Валякин, Россия, г. Симферополь
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст