Духовная жизнь

Минута


Дерево истлеет, камень разрушится, а то, что хранится в сердце,

преодолеет смерть и обручится с вечностью.

Святитель Николай Сербский

 

Андрей Март
Андрей Март

Как часто мы думаем о том, сколько времени заключено в 60 секундах, или одной минуте, всего одной? Скольким мы готовы пожертвовать, чтобы использовать её не на самое нужное, а попросту на пустоту, иллюзию, вообще ничто. И ведь что такое минута?! – а жизнь проходит, накапливая этот ничтожный отрезок времени горной лавиной, и затем разбиваясь в пыль на самом финише. Как часто мы думаем: а что дальше? – и думаем ли?..

Наверняка многие помнят притчу о том, как парень пришел к священнику порадоваться поступлением в ВУЗ. – «Ну, молодец. Поздравляю. И что дальше?», – спрашивает тот. – «Ну как?! Окончу институт, стану адвокатом, буду защищать людей, приносить пользу». – «Хорошо. Что дальше?» – «Буду много работать, хорошо зарабатывать. Женюсь». – «Что дальше?» – «Ну, у меня будут дети. Потом открою свою кампанию, смогу больше времени уделять семье». – «Что дальше?» – «Ну, не знаю. Уйду на пенсию». – «И что дальше?» – «Да буду всё время посвящать семье, детям, внукам». – «Отлично. Но что дальше?» – «Ну а что дальше? Дальше я умру». – «А что дальше?..»

Понимаете, мы привыкли думать сегодняшним днём и ближайшим будущим: что купим, куда поедем, где будем праздновать, что у нас на обед и на ужин, что посмотреть в Интернете и чем себя порадовать в супермаркете/торговом центре/магазине/бутике. Естественно, список можно продолжить, только суть всё равно не поменяется. Никто не хочет думать, что жизнь, вообще-то, конечна, и время не идёт, оно ПРОХОДИТ, то есть не повторяется, и не возвращается.

Мне сразу могут возразить, что, дескать, о! – опять начнешь тут вещать, учить, как правильно жить, пугать смертью, болезнями и прочими мешающими нормально жить вещами. Но в том-то и дело, что пишу я об этом по той простой причине, что мне НЕ ВСЁ РАВНО, не всё равно видеть, как люди вокруг идут не туда, и что им от осознания этого (даже если они от себя это тщательно скрывают) на самом деле тяжело. Просто мне будет отрадно, если хоть кто-то задумается и... да просто остановится для начала и начнёт постепенно понимать, что одними тряпками, едой и бесконечными путешествиями жизнь не ограничивается, и что невозможно даже на последней модели BMW, Bentley или Mercedes въехать в Царство Небесное, а в гробу, оказывается, карманов нет, ибо, как известно, «земля еси и в землю отыдеши» (Быт. 3,19). Слышите? – не в лучших шмотках от Chanel и Valentino, но, ладно, пусть и в них, только сгниёт всё это вместе с телом и жадно копошащимися в нём червями в жутком совершенно смраде.

Так чем же мы гордимся и зачем таким ярким беззаботным факелом прожигаем свою жизнь? Пламя потухнет, дерево истлеет, и с чем мы предстанем там? – что окажется в нашей копилке, и достаточно ли будет этих «сбережений», чтобы расплатиться? Что мы ответим на вопросы: «Чем ты жил?», «Кому помог?», «Что доброго сделал в своей жизни?» и – собственно: «А что было главным в твоей жизни, какова была конечная цель твоих устремлений?» И оттого, как мы ответим на этот вопрос, по большому счёту, зависит наша дальнейшая участь в вечности. То есть, линия ответа поведёт нас либо вверх, либо... впрочем, понимаете, куда. Но думаем ли мы об этом?

Если и думаем, то крайне редко. А знаете почему? Потому что совесть начинает обличать и подсказывать, что что-то в нашей жизни не так, и этот быстро ускользающий от нас момент лишь подтверждает, что идём мы не по тому пути, ибо «широки врата и пространен путь, ведущие в погибель» и, к сожалению, мы так уверенно идём ими. Между суетой и блаженством выбираем суету, между временным и непреходящим – временное, между минутой и вечностью...

Вот оно – суета, временное, минута. Ими вдоволь наполнена вся наша жизнь, и даже понимая тщету своих усилий, нам не хочется что-то менять, потому что НЕ модно, НЕ важно, НЕ принято. Нам не интересно, что думает о нас Бог, а лишь то, какое мнение создается о нас вокруг. Вечное уверенно ускользает от нас в непрестанной спешке в пустоту, но мы не собираемся менять вектор этого направления. Мы привыкли жить именно так, как привыкли, ведь плыть по течению всегда гораздо легче, чем против него.

Так где же выход? – спросите вы, опять, что ли, будешь трепаться о вере, покаянии, милосердии, грехе, добрых делах? Представьте – буду! И не только потому, что не всё равно, но и оттого, что имею личный опыт, подсказывающий – или даже так – громко кричащий, что Православие – это лучшее, что есть в этой жизни. Лишь выполнение Евангельского закона имеет смысл, и те волны благодати, с головой накрывающие тебя с каждым преодолением себя в «невидимой брани», с тихой радостью возвещают, что ты на верном пути.

Но мне ни в коей мере не хочется убеждать и навязывать, учить и разглагольствовать. Отнюдь! Просто я твердо убеждён, что человек обязан делиться тем, что он пережил, осознал, прочувствовал. А иначе, зачем жить, если вокруг ты никого не видишь и думаешь только о себе. Разве в этом радость и удовольствие – в кратких минутах угарного беспамятства и разнузданном наслаждении? Конечно, выбор, как и всегда, за каждым из нас. Грешим-то вместе, а отвечаем каждый за себя. И когда с издёвкой вопрошают: а что это у вас в Православии всё под запретом и ничего нельзя, то ведь не совсем верно. В Православии как раз всё можно, только за всё придётся отвечать. Как сказал Екклезиаст (11, 9): «Веселись, юноша, в юности твоей, и да вкушает сердце твое радости во дни юности твоей, и ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоих; только знай, что за всё это Бог приведёт тебя на суд». Поэтому, пожалуйста, веселись, получай удовольствие, живи для себя, обманывай, воруй, подставляй, изменяй, предавай. Одним словом, живи, как хочешь, или считаешь нужным. Помни лишь, что время ограниченно, и обязательно наступит момент, когда с тебя спросят. Но важно даже не это. Вопрос в другом: ЧТО ты сможешь ответить в своё оправдание???

И если вы считаете, что я не прав, в следующий раз, когда будете смотреть очередной сериал, и ребёнок о чём-то вас попросит, обратите внимание, КАК вы на него реагируете;

Когда заболеет ваш родственник, друг, подруга, сослуживец, сосед, коллега по работе, подумайте, насколько вы готовы ему помочь, проведать, просто позвонить; есть ли вам к нему вообще дело;

Когда стоящий у входа в парк, метро и так далее нищий – грязный и дурно пахнущий – попросит у вас какую-то несчастную гривну, потрудитесь в эту секунду заглянуть в свою душу и прочитать мысленный текст, а потом по 12-бальной шкале не забудьте поставить себе оценочку;

Когда во время увлеченного телефонного разговора вас неважно кто и неважно о чём просит, легко ли вы соглашаетесь выслушать и помочь;

Представьте, что вас пригласили на день рождения, свадьбу, корпоратив. Вы красиво оделись, подушились дорогим парфюмом, приготовили подарок, сели в комфортный салон авто, и по дороге увидели аварию, разбитую машину, рядом с которой незадачливый водитель останавливает мимо снующие машины в надежде попросить о помощи. Несложно догадаться о вопросе? Но вот как вы готовы ответить? И помните: вы опаздываете, а собравшиеся там гости не любят ждать.

Вы стоите в очереди: больница, рынок, магазин, супермаркет – неважно. Легко ли уступаете своё место, если вас просят? – даже если очень сильно просят?..

Как вы понимаете, эти вопросы можно продолжать очень долго, настолько долго, что всей жизни не хватит. Однако, мнится, что её должно хватить хотя бы на то, чтобы об этом подумать. Не спеша и, желательно, в тишине.

 
Автор: Андрей Март, Украина, Житомирская область, г. Бердичев
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Икона дня
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст