Духовная жизнь

Как научиться Христовой любви


Роспись купола

Самая большая любовь, единственное доказательство любви, говорят святые отцы, в том, чтобы любить тех, кто против нас. Вот почему Господь молится на Кресте о распинающих Его: «Отче, прости им, не знают, что творят». Если Христос любит Своих врагов, то и Христовы должны любить тех, кто предает их на смерть. Во все времена Церковь верна этой тайне от первомученика архидиакона Стефана до священномученика Владимира, митрополита Киевского и преподобномученицы великой княгини Елисаветы, которые приносят Богу молитву за своих убийц. Нет больше любви, чем кто душу свою положит за друзей своих. Но Господь пришел умереть за врагов, за враждующих с Богом своими грехами, чтобы мы стали Его друзьями.

И вот чудо. Наши враги — самый большой дар для нас, поистине приобретение, если мы любим их, и наши гонители — наши друзья. Благодаря им мы становимся вместе со Христом обладателями Царства Божия. Как научиться такой любви? Только Христом Богом, Который открыл нам путь к победе, когда победил князя мира сего, нашего врага. «Дерзайте, — говорит Христос, — ибо Я победил мир. И идет князь мира и во Мне не имеет ничего». Он дал нам власть побеждать в Свое имя всю силу вражию.

Любовь — от Бога, и только по мере нашего участия в Христовой борьбе против лжи и растления мира, против всякого греха, против диавола мы научаемся этой любви. «Люби врагов своих, — снова и снова говорит нам Церковь, — гнушайся врагов Божиих и поражай врагов Отечества». Мы не в состоянии научиться любить наших врагов, если изо всех наших сил не будем противостоять врагам Отечества и врагам Божиим.

Почему враги Отечества поставлены рядом с врагами Божиими? Потому что, по слову Писания, если кто о домашних своих, о ближних по крови нерадит, тот хуже неверного. Господь постепенно открывает нам совершенство заповеди о любви, как через внутреннее наше восхождение от силы в силу, так и через внешние обстоятельства. Накануне великих скорбей Он посылает нам малые скорби. Прежде огненного испытания в гонениях дает испытание относительным благополучием. Теперь пока не гонят нас до смерти, хотя пламя пожара скрытно тлеет на всем широком пространстве как будто бы мирной жизни, и вот-вот, кажется, вырвется наружу.

Неужели те ужасы, которые переживает сегодня наш народ, — только малые скорби? Как же нам подготовиться к большим? Апостол Иоанн Богослов говорит: «Если кто из вас, имея достаток, видит своего брата в нужде, затворяет от него свое сердце, как пребывает в нем любовь Божия?» И другой Иоанн, великий Предтеча Спасов, обращаясь с грозным призывом покаяния ко всему народу, также говорит: «У кого есть две одежды, дай неимущему». Если во времена мира, восклицает святитель Григорий Двоеслов, не отдают свою лишнюю одежду ради любви Божией, как отдадут жизнь во времена гонений?

Однако есть горшее голода и нищеты миллионов. Господь ведет нас дальше. Разве душа не больше тела? — с гневом говорит Он нам, показывая на растление души народа. Если мы равнодушны к вечной гибели миллионов людей единокровного своего народа, то не есть ли это прелесть, ложь и безумие — говорить о любви к врагам? Или это уже любовь к тем врагам, которые являются врагами Божиими и врагами Отечества?

Церковь имеет две одежды — естественного добра и благодатного добра. И одну из них, естественную, сотканную из совести и стыда, она должна подарить народу, прикрыв ею наготу и срамоту миллионов. Иначе как бы нам самим, одетым, не оказаться нагими, лишенными благодатного покрова.

Нет ни у кого естественных сил любить своих врагов. Эта любовь — плод молитвы и причастия, но также и плод всего остального, что дает Господь. Ибо что нам хвалиться молитвой и причастием, и говорить, что все остальное нас не касается, отвергая заповедь Страшного Суда и Богом данный порядок?

Есть две опасности для молитвы. Первая опасность — когда ищем прежде всего земного. В личной жизни — брака, успеха, здоровья. А в общецерковной — внешнего благосостояния церковного. Да, надо просить у Бога все, что необходимо для жизни, но Господь не перестает напоминать: ищите прежде всего Царства Божия и правды его.

Искание в первую очередь земного — плохо. И мы можем видеть теперь, как это плохо. И прежде всего тем, что делает душу нашу бессильной к любви. Но есть нечто худшее. В личной жизни, когда желают зла своему врагу и даже смерти, преследуя его своей ненавистью даже в молитве. Вот почему псалом говорит: «Молитва его да будет в грех» (Пс. 108, 7). Молитва становится грехом и тогда, когда она исполнена лицемерия, когда устами говорят о любви, а внутри диавольский холод равнодушия к гибели людей, который святой Иоанн Златоуст уподобляет участию в убийстве.

Сила подлинной молитвы — любовь. И для того чтобы испить чашу причастия, сладость любви Господней, надо прежде испить горькую чашу страданий вместе с Ним, вместе со всеми, за кого Он Кровь Свою проливает. Как сказал Он сыновьям Зеведеевым, искавшим сесть одесную и ошуюю Престола Царства Его. Вы хотите быть высоко — и Господь сразу ставит вас на дорогу, которая ведет туда. «Вы друзья мои, если исполняете заповеди Мои», — говорит Он на Тайной Вечери. Быть друзьями Божиими значит любить своих врагов.

Господь хочет любви, всей любви, ничего, кроме любви. И кто будет восходить по этому крестному пути, тот познает Бога, Которого никто никогда не видел и видеть не может, пока не достигнет Его любви.

 
Автор: Протоиерей Александр Шаргунов
Источник: hram-vsr.ru
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст