Истории из жизни

Мое воцерковление


Мое воцерковление

Мне долго очень не хотелось ни с кем делиться своим открытием и очень не хотелось ни в какое собрание верующих людей. И в церковь тоже. У меня представление о церкви было, нас водили в Караганде. И у меня было очень мрачное представление о Православии: кадило, дым, который мешает дышать воздухом, угрюмые люди и очень много ограничений.
Но, так или иначе, время шло, это был 1991 год весна, 4-ый курс. И мне реально стало не хватать общения о Боге. С родными я не делилась, а в окружении никого не было.
И я разузнала о церкви в Томске. Тогда 3 церкви действовали в Томске, мои родители о них знали, я спросила, как бы для подруги, адрес и как добраться. Это был март-месяц. Я шла в церковь в первый раз. Было часа 3-4 дня. Вошла в ворота Петропавловского собора. Прямо напротив ворот был открыт боковой вход в церковь. Были люди на улице, и кто-то входил, кто-то выходил, на меня внимание никто не обращал.
Я вошла осторожно и боязливо в церковь. Стою и не знаю, что надо делать. Стала смотреть на икону, что висела прямо перед входом. «Споручница грешных». Немного окинула глазами храм. Он был очень непривлекательный, в лесах и ремонте. «Выручила» меня церковная бабка. Она подлетела ко мне и рявкнула: «Ну что уставилась, либо молись, либо свечи ставь и уходи!» Ну, я и вылетела, как пробка.
Шла домой пешком, до самого дома. Это минут 40 ходьбы. И даже за это время и ходьбу у меня внутри не пришло успокоение. Как же я расстроилась, не высказать. Признаюсь, я совершила довольно смелый поступок, преодолев отвращение к церкви и её бабкам, когда пошла. И теперь всё подтвердилось – там неграмотные и злые бабки, делать там нечего.
Вечером поделилась впечатлениями с родителями, но как бы не о себе. Мама очень поддержала, что да, верующие люди - злые.
Время шло. В Бога я верить не перестала. Это было совсем другое. Его я искала, нашла и никто не сможет отнять у меня той встречи, того переживания. Мне хотелось изучать Бога, узнавать о нём новое.
По радио тогда уже начались передачи о Евангелии и Библии. Тем, кто хотел получать Евангелие, предлагали написать на А/Я 40 в городе Москве. И я писала и по очереди получила все Евангелия. Я их изучала. Больше всего мне понравилось Евангелие от Иоанна.
Папа был в курсе, что мне присылают книги-брошюры и говорил, что это опасно, что ничего бесплатного не бывает и скоро меня поставят перед фактом заплатить нехилую сумму. Меня, конечно, это пугало, но всё же я запросила и Библию. Но эта книга так и не пришла. А прошёл почти год, с тех пор, как я сходила в первый раз в церковь.
Как-то по радио сообщили, что скоро, с такого-то числа у православных начинается Великий пост, перед Пасхой. И что такое пост, всё рассказали. Я решила непременно поститься. Это был 1992 год. Мы жили по карточкам, не было ни растительного масла (выдавали в месяц на семью майонезную баночку), ни сахара. Мы всё, что нам выдавали, уносили в семью старшей сестры, у неё было 3-е малых детей. Папа в то время уехал на повышение квалификации и мы с мамой и младшей сестрой были одни. Мама без папы не особенно готовила. И не следила, ели мы или нет. Мой первый пост был в тайне.
Поститься было легко. Я почти ничего не ела, а иногда что-то готовила постное, и это очень нравилось маме и Зое, но они не знали, что это постное специально.
Время приближалось к Пасхе. Была 5-ая неделя поста. Папа вернулся из командировки. Я к тому времени из протестантских брошюр вычитала, что в церковь надо готовиться. Идти надо с благоговением и молитвой.
Говорила я и с папой, для чего нужна церковь, зачем туда надо непременно ходить, если веришь в Бога, почему нельзя без церкви.
Папа в тот разговор сказал, что в церкви причащаются и исповедуются. Ну Причастие самое важное, а перед этим исповедь. Исповедь меня интересовала особенно сильно, я нуждалась в ней колоссально. На тот период меня страшно мучили отношения с моей мамой, конфликтные и ненавистные.
Папа сказал, что исповедь бывает в субботу на вечерней службе, а причастие в Воскресенье на утренней службе. Тут у меня было два сложных момента. Как уйти в воскресенье на службы рано утром, не присутствовать на семейном завтраке. Ведь никто не знал, что я поверила, что я коплю деньги на Библию. И что скажет мама? У нас она в семье презирала церковь, и моя крёстная, которая туда ходила, считалась немного несчастной и одинокой и полностью отвечающая слову «верующая». Да, тётя Зоя моя тогда была молодая и очень раздраженная.
Еще меня ужасно смутило объяснение, что такое исповедь. Выходило, что это что-то ужасное и священник может не простить и даже отлучить от Церкви. Это меня очень злило и возмущало, я не могла это в себя вместить, что я, преодолевая стыд, буду говорить о чем-то ужасном и меня после этого отлучат от церкви. Какое на это имеют право священники? Папа не мог мне ответить и говорил, что так есть и более ничего он добавить не может.
Я легла спать в ночь на субботу в ужасно раздёрганных чувствах. Я хотела пойти в церковь и было столько всего против, но я очень хотела это сделать.
И я все-таки пошла в субботу вечером. Шла со страхом, с готовностью снова вылететь и снова пытаться войти. В этот раз я подошла к собору и остановилась, прося внутри себя Бога впустить.
Боковой вход в храм был закрыт, зато был открыт парадный. Это обрадовало. Все люди останавливались перед ступеньками и крестились, потом входили. Мне было стыдно наложить на себя крест. Но я постаралась сделать это. Потом я вошла, и никто не крикнул ничего. Да, я пришла к началу вечерней службы, не опоздала. В этот раз церковь внутри была иная. Не было ремонта и лесов. Было мягко темно, свечи и тихие люди. Я не покупала свечи, я зашла посмотреть, что есть. И увидела БИБЛИЮ. Она стоила 300 рублей. Сколько я мечтала достать эту книгу! Как я о ней мечтала. Мне дали её посмотреть и я решила купить наутро, денег с собой не брала.
Потом я прошла в храм. Наблюдала за людьми, кто что делает. Подходить к иконам я не стала и долго еще это не делала. Тут было совершенное непонимание, зачем это надо. Потом я спросила у кого-то, где исповедуют, мне спокойно указали на левый придел. Я туда ушла и стала ждать.
Разумеется, я многое не воспринимала. Я жила необходимостью исповедаться. Меня колотило. Причем, радость, что меня не выгнали и мне было хорошо, одновременно с волнением. И вот я исповедуюсь. Священник наложил разрешительную молитву и сказал, что утром я могу причаститься. Всех подпустили к елеопомазанию и я решила, что служба закончилась, ушла. Я потом много лет уходила с этого момента, не знала, что служба дальше идёт.
Дома я никому ничего не говорила, будто из библиотеки пришла поздно.
Но мне пришлось поставить в известность родителей, что утром я иду в церковь, потому что мне так надо. Мама, конечно, спросила «зачем», но не стала допытываться, почему-то она восприняла это как-то устало, типа, «делай что тебе угодно, только не спорь».
Проснулась утром и стала собираться в церковь. Мама, конечно, спросила «а завтрак?», я сказала «потом». И вот я на свободе, бегу на остановку. Мне радостно, мне безумно радостно, что я иду в церковь. От остановки 25 минут ходьбы на Алтайскую и вот я подхожу и начали звонить колокола. Как радостно, как много людей заходит в главный вход и я с ними, уже смелее наложила на себя крест, меня никто не оговорил, я вошла.
Разумеется, я не помню службу, ничего не понимала. Перед причастием говорили проповедь о Марии Египетской... Как она пришла с паломниками в Иерусалим, хотела с ними войти в храм, но Ангел преградил ей путь огненным мечом, потому что она была недостойна. И тогда открылись духовные очи у Марии Египетской и она прозрела, что грешна. И пошла она в пустыню и постилась и молилась 17 лет, ровно столько, сколько блудила. И вернулась Мария Египетская к Храму, и Ангел стоял рядом с входом и поклонился ей. Да, это была моя неделя, это была для меня проповедь и да, меня сам Господь привёл в церковь. Непросто, не легко, но совершенно четко Он вел меня за руку.
Причастилась я впервые после Крещения. Крестили меня на Успение в 1972 году в Караганде, в катакомбной церкви Святого Севастьяна Карагандинсткого, духовника моего папы, его брата и их сестры Тёти Зои.
После причастия я зашла и купила Библию. А к ней еще молитвенник и первую икону Иисуса Христа на картонке. Икону купила для порядка, чтобы дома был кусочек церкви, так, мне казалось, надо.
Много лет я ходила в церковь только по вечерам в субботу, и только пару раз в году ходила на Литургии, на причастие, чтобы не раздражать маму, а потом и других родных. Много лет я ничего не понимала на службах, вылавливая отдельные знакомые слова. Много времени не было никакой литературы. Но церковь меня звала и я шла.
Моя мама увидела у меня Библию через несколько месяцев. Она спросила, что это? Я ответила, что Библия. Мама спросила, где я её взяла и я сказала, что купила на деньги от кукол. И знаете, что ответила мне мама? «Ну почему ты не попросила меня купить, я бы ни за что не отказала тебе в этой покупке». Вот так я точно поняла, что Господь отпустил мне грех.

 
Автор: Анна Петрова (Шмойлова)
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст