Истории из жизни

Крайняя левая


Крайняя леваяИсточник фото: ibk.ru

Я ненавижу водить машину. Потому что постоянно опаздываю. И каждый раз, как бы нечаянно перестраиваясь в крайнюю левую, даю себе слово, что сегодня - в последний раз. А уж завтра выйду пораньше.

Я ненавижу водить машину. Потому что не могу дотянуться с водительского кресла до орущей сзади Лильки, у которой постоянно соска выпадает изо рта, и от этого мне совсем не слышно радио. Хоть как-то надо же быть в курсе событий.

Я вообще ненавижу ездить. Дома куда лучше. Дома можно сидеть с Лилькой в обнимку в кресле-качалке, она будет без конца мусолить титьку, а я буду читать Ваньке Чуковского. Он обожает Чуковского, почти всего наизусть знает, а все равно, только Чуковского ему подавай. А когда девчонки придут со школы, их можно не торопясь покормить борщом, а они будут рассказывать про школу, без конца перебивая друг дружку.

Лилька

Как хорошо - целый день дома. Но я знала, на что шла, когда поддалась этому розовому цыплячьему искушению - искушению родить еще парочку розовых пяточек. Лилька - чудесная. Старшие ее тискают до икоты, а она не плачет, только пыхтит и улыбается во весь беззубый ротик. Почему нельзя всех накормить титькой, чтобы не ездить на эту дурацкую работу.

Ненавижу эту дорогу! Две полосы, слева - фуры, впереди - какая-то блондинка на шевроле. Ей бы трактор водить с такой скоростью. У меня дитё орет, дамочка, подвинься! Тут еще школьники сзади ржут, как кони! Тоже мне, скромницы-отличницы.

- Можно потише? - не, не слышат они. - Можно потише!? - снова ору я, так что в горле зачесалось. Но Лилька все равно громче. Врубаю радио на всю. Давлю на гашетку. Пытаюсь обойти блондинистый шевроле справа. Ай, зараза! Ну чего тебя понесло вправо!

Хлопок, удар, дым из-под капота. Лилька притихла. Я даже бибикнуть этой дуре не успела.

- Вы что, совсем? Права где купили? - у блондинки оказывается отвратительный говор. Из Вологды, что ли?

- Слушай ты, курица, я тебе мигала, ты вообще в зеркало не смотришь? Зачем ехать в крайней левой, если ты тормоз? - дети высунули испуганные мордашки. Я прикусила язык и слова, готовые было сорваться, застряли в зубах.

- А нечего мне мигать! Я правил не нарушала! Как хочу, так и еду! А обгон справа запрещен, между прочим! У вас вон, детей полная машина, а вы летите!- у блондинки плохие зубы и черная юбка вся в белых волосах. Кошатница.

Пока ждали дэпээсников, страховщиков, я прикидывала, сколько дней теперь не смогу таксовать. На ремонт доджика опять в долг придется брать.

Вечером уложила всех, читать на ночь не стала. Ванька уснул в слезах - пришлось наподдать, почему нельзя с первого раза слушаться? В прихожей пиликнул домофон, муж пришел как всегда усталый и понурый. Почему-то сразу вспомнился анекдот про жену, приготовившую отбивные, пиво, включившую футбол. Муж ее с порога спрашивает - сильно разбила? Но мне не смешно, я сразу выдаю все новости, без анестезии.

- Таня! Ну как ты могла! Как можно так влететь! Ладно, бампер. Еще и радиатор! Крыло и бампер на замену! Как не менять, к тебе тогда никто в машину не сядет! - Мишка ругается, ходит по комнате туда-сюда. На меня наваливается что-то лавинообразное, накрывает с головой.

- Сколько можно! Сколько можно так жить! Если б ты зарабатывал нормально, я бы сидела дома! Как все нормальные матушки! Я больше не могу, мне надоело! Я родила пятерых детей! Я заслужила жить по-другому! Уходи из своей церкви! Ненавижу всех попов! Ненавижу всех! - лавина отступает, оседая на щеках солеными ручьями, Мишка, молча, обнимает, гладит по голове, как маленькую.

- У тебя телефон пиликает, Тань, возьмешь?

На дисплее Катя. Единственная подруга, перед которой можно не притворяться.

- Привет, Танюш, - Катя всегда спокойная и рассудительная, вот кому в таксисты надо, - Как дела?

Я рассказываю быстро, сбивчиво, не брезгуя приукрасить и преувеличить.

- Ну, вот так. А у вас чего нового? Как пассажир? Уже, небось, толкается? - Катя седьмого ждет.

- Тань, с малышом у нас не очень.

- В смысле? Опять токсикоз? Или уже отеки?

- Мы сегодня ездили в ЦПС. Это уже пятое узи. Сказали, что у малыша порок сердца. - Катя говорит как-то приглушенно, - У него половина сердца не развивается. В остальном - нормальный малыш. Как только родится, сразу умрет. - Катя молчит. Я тоже.

- Подожди, Кать, может, они чего напутали, может, вам съездить еще где-нибудь, проконсультироваться? Знаешь, эти узисты, нам вместо Ваньки Маньку прочили. Пока он не родится, надежда есть.

- Все точно. Мы сегодня в Бакулевку ездили. Там, говорят, такие операции делают. Тридцать процентов детишек выживают. Это же много - тридцать процентов. А в ЦПС сказали, надо прерывать беременность, шансов нет, зачем мучить ребенка. Ну как же я его мучаю, если он там живет, развивается, толкается. По размерам он даже на одну неделю больше других. Ему сейчас там хорошо. Как я могу его - раз - и убить? Пусть родится, крестим, а там - как Бог даст. По крайней мере, ему будет не страшно. Знаешь, как они на таком сроке прерывают? Руки отдельно, ноги отдельно, голову в последний момент вакуумом. - Катя молчит. Я слышу всхлипы, не знаю, что сказать. Никогда не умела утешать.

- Катюш, ты совершенно права. Вы у Бога на особом счету. А избавиться от такой беременности - это все равно, что покончить с собой, узнав, что у тебя рак. Надо претерпеть до конца, - я не могу больше говорить, закусываю губу.

- Да, мы тоже так думаем. Пусть проживет хоть два дня, но он будет чувствовать, что мы его любим. И потом, вдруг операция все-таки благополучно пройдет. Ты прости, что я на тебя все так вывалила. На самом деле все не так уж плохо. Было бы хуже, если б он родился, а мы бы не знали, что ему сразу нужна операция. И хорошо, что мальчик. Я так девочку хотела, а теперь думаю - здорово, что мальчик. Как девочке потом детей рожать с таким сердцем? А мальчик от здоровых ничем отличаться не будет, только спортом нельзя будет заниматься. А когда ему 18 будет, можно будет пересадку сердца делать.

Катя говорит спокойно, размеренно. Меня душат слезы. Чтобы Катька не услышала, зажимаю телефон кухонным полотенцем.

Потом я что-то еще говорю, мы прощаемся. Иду рассказывать Мишке, он ушел к детям. Сидит в темноте и смотрит, как они сопят. Я сажусь рядом и реву. Не от жалости, от стыда.

 
Эдельберг Анна. Россия, г. Москва.
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст