Тернистый путь

В тюрьме я встретился с человеком...


фото тюрьмаисточник фото: ТСН

Как-то один вполне добропорядочный человек сказал о моем друге, который, как и я, находился в тюрьме: «Да знаешь ли ты, кто он и какие невероятно тяжелые проступки совершил?!» Так одной фразой он и меня, и моего друга, и всех заключенных определил в разряд неисправимых чудовищ. В тот момент я не нашел, что ему ответить, и прежде всего потому, что согласен был с его определением «чудовище». Не согласился только со словом «неисправимое».

Неудивительно, совсем неудивительно, что в тюрьму попадают злодеи. Удивительно, что некоторые из них становятся там людьми. Вот это - настоящее чудо! Сказано было пророком: «Не оставит тебя Бог, доколе не сокрушит либо сердце твое, либо кости». В истинности его слов мне приходилось убеждаться неоднократно. Кости сокрушаются, и еще как!

В тюрьме я встретился с человеком, тоже осужденным, сердце которого было наполнено несказанным светом и любовью. Это была встреча ночи с утром. При первых лучах зари ночь убегает, где-то она сопротивляется, где-то даже вступает в битву с зарей, но все едино проигрывает. При встрече с этим человеком все в моей темной душе воспротивилось, все худшее выплеснулось наружу. Я восстал против всего доброго, правильного, честного.

Был на мне тогда крестик - единственная нить, связующая меня с Богом, но и эту связь я решил уничтожить: взбешенный всепрощающей любовью, исходившей от этого доброго человека, я рванул с себя крест, до кости поранив пальцы. В глубине души уже тогда я знал, что это битва между жизнью и смертью. Во мне были гниль и ядовитость, которые пытались завладеть мною полностью, а против них выступила любовь. Тогда, как и теперь, как и в будущем, как и всегда, любовь победила.

Принятие веры для меня не есть «вольная грамота», по которой скажут: «Не троньте его, он верующий, он раскаялся». Для меня вера - уже жизнь, это мое наполнение и моя опора, это живительная сила и биение моего сердца. Иду в вере, чтобы узнать тот порог, который не должно преступать, ибо за ним - смерть. Иду в вере, чтобы жить. Иду в вере, чтобы совершенно жить без страха, но чтобы удержать в себе страх Божий, который дарит жизнь и созидает образ человеческий.

Раскаяние, покаяние, исповедь предполагают не только прощение, но и осознанное принятие последствий того, что тобою соделано в жизни плохого, это возложение креста на себя, отступление от того страха, который давит после преступления, которое ты совершил.

А еще это упование на милость Божию. Вот отчего страх людской исчезает: мы боимся до тех пор, пока другие не узнают о наших проступках, о наших неблаговидных делах. Где нет тайн, там нет и страха. Осознание и принятие той истины, что все давным-давно ведомо, но ныне ты сам говоришь об этом вслух, сознаешь свою вину и выражаешь готовность принять наказание за содеянное, - это и есть исповедь.

Наверняка исповедь - это начало жизни, жизни в борьбе. Исповедаться - это взять крепость под названием «ответственность», стены которой выложены из содеянного тобою в жизни. Исповедь для нас есть малое воскрешение, уже здесь, на земле. Кому нелегко дается, у того и нелегко отнимается. Это одновременно и твой труд, и Дар от Господа.

Сколько занимает путь исповеди? Можно ли его замерить и чем? В шагах, километрах, минутах, годах? Исповедь измеряется чистотой нашего сердца. Встречи с людьми - единицы измерения. От исповеди к исповеди - это от дыхания к дыханию, от встречи к встрече с теми, кто жизнью своей подвигает и нас жить. Кому-то было достаточно одной такой встречи, кто-то встречал много раз таких людей, которые озаряли его сердечным своим светом.

Вспоминаю всех тех, кто тащил меня на себе, словно в бою они взваливали меня на себя: одни - мой груз, другие - и груз, и меня самого, третьи даже несли и мой крест. Всем Господь даровал силы, чтобы я дошел к первой своей исповеди, к покаянию, к стремлению жить должно.

Действительно Бог сокрушает сердца, действительно каждая встреча человека с другим человеком - чудо. Три великих чуда есть на свете: первое - Бытие Божие и всего, что Он соделал, второе - рождение в любви младенца, третье, на мой взгляд, самое удивительное, - это когда один человек прощает другого. Прошу простить меня всех, кому я причинил горе. С поклоном и благодарностью ко всем, кто вошел в мою жизнь и преобразил ее, кто не погнушался мною, кто душу свою положил за меня - таких немало. Слава Богу за то, что вы есть.

 
Александр Михайлович Кудряшов,
УИК-1 ДУ, ул. Островского, 2, г. Винница, 21001
 
 

*  *  *

Моя душа в плену разлуки,
В плену печали и тоски.
Мы с ней по жизни одиноки
И в одиночестве близки.
Хочу жену себе найти,
Чтоб было с ней мне по пути,
Меня любила, я - ее...
Чтоб нам друг друга понимать,
Растить детей, не унывать.
Чтоб было с ней мне заодно.
Во всем и вместе - что еще?!

Роман Комаров,
ХИК-61, отр. 8, ул. Дружбы, 4, г. Херсон, 73024
 
из журнала: «Спасите наши души» № 7, 2013 год.
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст