Тернистый путь

Прозрение


1

С годами мы начинаем наконец-то понимать и видеть всю призрачность, скоротечность и тленность этого временного мира. Душа наша вечная и бессмертная требует все настойчивей - «Дай мне дела, которые останутся в вечности, которые не сопряжены с полным исчезновением!»

Когда я смотрю на заброшенный храм - я вижу не груду разбитого кирпича, и не заросший березками архитектурный шедевр... Я вижу разбитые людские судьбы, и заброшенные и осиротевшие живые души.

фото иерей Георгий Парфенов

Я вижу ожившие тени столетней давности. Я вижу натруженные руки наших прадедов, с молитвой и верой, укладывающих на раствор каждый кирпич, каждый камушек - вижу наших прабабушек, приносивших к строящемуся храму, в узелках, полдники и обеды.

Вижу слезы радости и умиления на загорелых и обветренных лицах... Я вижу свет и смысл в их глазах. А ведь они и сейчас живы... Что они думают о нас? как смотрят? как болит их душа о нас?..

Я вижу немой укор, молчаливый и требующий ответа.

Горе нам, повернувшимся спиной к нашей истории и вере, и убаюкивающими себя, мелкими и бренными, заботами о картошечке и редиске, тщательно выбирающими обои для очередного ремонта, и чуть не до инфаркта спорящими о планировке квартиры или садового участка - горе нам...

Горе нам, кричащим о справедливости и требующим наказать виновных... Оглянемся на свою вину, и нам будет не до судебных исков и митингов.

Неужели мы ещё не увидели, что вереница этих бесконечных забот не приносит нам ни малейшей радости, а наоборот — ожесточение и разочарование. Душа требует вечного... и только этим вечным она может насытиться и напитаться.

Душа требует смысла и Любви, она так сотворена Всевышним, и никто не в силах изменить это устроение - душа сотворена для вечной и радостной жизни, жизни в Любви и соработничестве со своим Творцом и Создателем.

2

фото иерей Георгий Парфенов

Нужно ли возрождать эти старые, почти никому не нужные руины?..

Я вспоминаю одну из своих первых исповедей...

Свято Успенский храм женского Княгинина (тогда ещё не монастыря) города Владимира.

Я стою в приделе и жду священника. Из самого храма с любопытством заглядывают, в тёмно-синих одинаковых костюмах, служащие «музея атеизма», располагавшегося тогда, как раз в самом храме. Полумрак, передо мной икона с мой рост, тёмный силуэт Богородицы с воздетыми руками. Та самая, «Боголюбивая», которая была написана 800 лет тому назад по повелению Святого Благоверного князя Андрея Боголюбского, когда он вошёл во Владимирские земли. Я в ожидании всматриваюсь в Её лик... ни тонкой живописи, ни особого мастерства... но, что происходит со мной, со всем моим существом? Почему там внутри всё как будто переворачивается. Горло сжимается как от удушья, и я чувствую, как неожиданные слёзы наворачиваются мне на глаза... Почему-то открывается перед моим внутренним взором бездна моих согрешений, и одновременно я чувствую тепло и защиту Божественной Любви...

Потом, когда я уже стал священником, ничто меня не радовало так, как когда я видел эту перемену в приходящих на исповедь людях. Для этого я вдохновенно укладывал кафельную плитку на пол в Никольском храме. Для этого ложил печи и писал иконы. Для этого сейчас собираю деньги на храм «Смоленской» иконы Божией Матери.

Когда мы видим, как меняется человек после таинства исповеди, и с ним вместе меняется огромная часть мира и вселенной, ведь каждый из нас неразрывно связан со всем мирозданием. И эта перемена происходит в храме Божием.

И наконец, разве стали бы богоненавистники, в недавнем прошлом одержимые диавольской силой, крушить и ломать Божии храмы, без веской на то причины?.. Конечно, нет. Человеконенавистник диавол ненавидит эти места, ибо здесь так чудесно и незримо душа человека соприкасается с Богом живым, здесь разрушаются диавольские козни и путы.

Из храма, после Святого Причастия, человек приносит в свой дом, в свою семью - Свет Христов, который «Просвещает всех»!

3

«Да вот милок, как поедешь по асфальту, ты всё в право забирай, ну и увидишь там вдалеке мечеть с красного кирпича, это и есть то самое Подберезье», - так обычно разъясняли местные старушки, как проехать в село Подберезье заблудившимся путешественникам и гостям необъятных Суздальских полей.

Сколько раз я долго и задумчиво смотрел на эту «мечеть». ...Я уже знал, что не «мечеть» это вовсе, а храм «Смоленской» иконы Божией Матери, 1856 года постройки. Чуть выше храма, на самом пригорке, стоял когда-то большой дом местного помещика, потомственного дворянина Артынова. Прямо от дома вниз мимо храма шла липовая алея и упиралась в обширный карасиный пруд.

Подойдя совсем близко, ты уже видишь, что это действительно никакая не мечеть, а православный храм - гармоничной и стройной архитектуры.

Пока ты смотришь на него, неслышно, сзади обязательно кто-то появляется, и сначала внимательно, изучающе, смотрит на тебя, а потом скажет, что ни будь... например:

– Да умели раньше строить... сколько уж лет без крыши, а ведь не провалилась!

Я смотрю на своего собеседника и вижу женщину неопределённого возраста, с натруженными руками и загоревшим лицом. «Весь день на огороде ...» - думаю глядя на неё и произношу в ответ:

- Красиво... сделать бы как раньше...

Выражение лица у моей собеседницы тут же меняется и она смотрит на меня, то ли насмешливо, то ли удивлённо-разочаровано.

- Да что ты! Тут ведь миллионы нужны.

Я вижу в её глазах живой ко мне интерес. Она изучающе пробегает по мне взглядом: – «Может есть у меня эти миллионы?» «Нет, - читаю я в её глазах, - положительно – нет» .

- Местные может помогут - говорю я, - дадут что ни будь.

- Ага, дадут! - с ходу, не дав мне договорить, бойко отвечает женщина,- Дадут и потом догонят и ещё дадут!

Мне становится немного неуютно.

- Это к Иванову надо в Суздаль, он говорят у себя в деревне церкву отстроил, - негромким пророческим тоном продолжает она через какое-то время, - У ево деньги точно есть...

Я опять задумчиво смотрю на выщербленные стены, на арочный без дверной вход...

- Богородица поможет... - то ли сам себе, то ли своей собеседнице тихо говорю я.

- Ладно, пойду, помидоры поливать надо.

Слышу за спиной усталый будничный голос, и фигурка в цветастом , застиранном фартуке удаляется...

 
автор: Иерей Георгий Парфёнов
источник: сайт иерея Георгия Парфенова
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст