Святые

Святитель Феофан, затворник Вышенский

(† 1894)


Святитель Феофан, затворник Вышенский

Святитель Феофан, в миру Георгий Васильевич Говоров, родился 10 января 1815 г. в селе Чернавское, Елецкого уезда, Орловской губернии. Его отец, Василий Тимофеевич, был священником Владимирской церкви села Чернавского и всю жизнь отличался глубоким благочестием. Мать святителя, Татьяна Ивановна, происходила из священнической семьи и имела тихий, кроткий нрав и любвеобильное сердце.

Первоначальное образование отрок Георгий получил в родительском доме. Благочестивые родители старались дать ему воспитание в духе христианской любви и церковности. Уже в детстве у Георгия стали проявляться яркие черты его характера: от отца он унаследовал живость и чистоту ума, от матери — нежное, любящее сердце, кротость, скромность и впечатлительность.

В 1823 г. отрок Георгий поступил в духовное училище, легко прошел шестилетний курс и в 1829 г., в числе лучших учеников, был переведен в Орловскую семинарию. Георгий Говоров с большим прилежанием изучал преподаваемые науки, но особый интерес возбудили в нем уроки психологии. В годы учебы, после паломничества в Задонский монастырь, где почивали мощи святителя Тихона Задонского, в то время еще не прославленные, у Георгия появилось необычное, все более возрастающее благоговение к святителю Тихону Задонскому. В 1861 г., уже в сане епископа, он принял участие в торжественном открытии мощей святителя Тихона.

Отлично окончив семинарию в 1837 г., Георгий Говоров получает назначение в Киевскую Духовную академию, которая в те годы находилась в цветущем состоянии. Киевский митрополит Филарет (Амфитеатров), прозванный за святость жизни Филаретом Благочестивым, уделял большое внимание развитию внутренней, духовно-религиозной жизни студентов академии. Это было время ее расцвета как по доброму, нравственному направлению жизни академии, так и по обилию талантов в профессорской корпорации. В академии завершилось образование и ясно определилось общее направление нравственной жизни Георгия Говорова.

В профессорских ведомостях он аттестуется как студент, обладающий весьма хорошими способностями, отличающийся усердием и имеющий отличные успехи в науках. Любимыми предметами будущего архипастыря были предметы богословские, и в особенности Священное Писание и церковное красноречие.

Благодатное влияние оказали на Георгия Киево-Печерская лавра и другие киевские святыни, являющиеся красноречивыми свидетельствами подвигов русского иночества. До конца жизни святитель вспоминал: «Киевская лавра — неземная обитель».

На последнем году учебы Георгий Говоров решил себя всецело посвятить служению Святой Церкви в иноческом чине. 1 октября 1840 г., в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, он подал прошение: «Имея постоянное усердие к занятию богословскими предметами и к уединенной жизни, я, чтобы соединить то и другое на предлежащем мне служении Церкви, положил обет посвятить жизнь мою монашескому званию».

15 февраля 1841 г. он принял постриг, с наречением ему имени Феофан, чин пострижения был совершен в Свято-Духовской церкви Киево-Братского монастыря ректором академии архимандритом Иеремией, который впоследствии стал архиепископом Нижегородским. В тот же год святитель Феофан был рукоположен в иеродиакона и иеромонаха в большом Успенском соборе лавры.

Академию иеромонах Феофан закончил в числе первых, со званием магистра за работу «Обозрение подзаконной религии». Началось время его служебной деятельности на учебно-воспитательном поприще. Некоторое время он был ректором Киево-Софиевского Духовного училища, а потом три года инспектором Новгородской семинарии. 13 декабря 1844 г. он был переведен на должность бакалавра по кафедре нравственного и пастырского богословия в Петербургскую Духовную академию.

Сознавая ответственность перед Богом в деле духовного воспитания юношества, о. Феофан стремился действовать на будущих пастырей добротой, любовью и кротостью. Свой взгляд на духовно-педагогическую деятельность он выразил следующими словами: «Воспитатель должен пройти все степени христианского совершенства, чтобы впоследствии в деятельности уметь держать себя, быть способным замечать направления воспитываемых и потом действовать на них с терпением, успешно, сильно, плодотворно. Это должно быть сословие лиц чистейших, богоизбранных и святых». Отставив в сторону схоластические подходы, молодой богослов опирался на опыт аскетический и психологический. Главными, после Священного Писания и творений святых отцов, источниками его лекций были жития святых и психология.

При всей преданности делу христианского воспитания иеромонаха Феофана влекла уединенная монашеская жизнь. В 1847 г. по личному прошению он был включен в состав Духовной миссии в Иерусалим. Шестилетнее пребывание на Востоке имело большое нравственное и духовное значение для него. Он посещал святые обители, вошел в тесную духовную связь с афонскими старцами, которые оказали благотворное влияние на направление его духовной жизни. С началом Крымской войны члены Миссии были отозваны в Россию.

Уже в сане архимандрита, Феофан был назначен бакалавром по кафедре канонического права в Петербургскую Духовную академию, а потом ректором Олонецкой Духовной семинарии.

В 1856 г. архимандрит Феофан назначен настоятелем Посольской церкви в Константинополе; он исправно выполнял возложенные на него обязанности, кроме того, собирал драгоценные жемчужины святоотеческой, главным образом аскетической, письменности и укрепил свое знание греческого языка.

Два следующих года будущий святитель был ректором Петербургской духовной академии. Всеблагому Промыслу Божию угодно было возвести его в сан епископа, хиротония состоялась в Троицком соборе Александро-Невской лавры, и последующие 4 года преосвященный Феофан возглавлял Тамбовскую епархию. Много заботился он о внешнем благоустройстве учебных заведений и о повышении образованности духовенства. Оставляя краткое время для сна, епископ Феофан всего себя отдавал на служение своим пасомым, в дни скорби и мира он был любвеобильным отцом для всех.

В одну из своих поездок по епархии святитель посетил Вышенскую пустынь, которая понравилась ему строгим иноческим уставом и красотой местности. Эта пустынь позже стала местом затворнической жизни епископа Феофана. В 1866 г., после своего ухода на покой с епископского служения, он вернулся в Вышенскую пустынь настоятелем.

Монастырские стены звали его на иной духовный подвиг, В первые шесть лет своего пребывания на Выши преосвященный не уединялся окончательно: он вместе с иноками обители ходил ко всем церковным службам, принимал посетителей, искавших его духовных советов. После пасхальных дней 1872 г. он начал вести затворническую жизнь.

В его келье была устроена малая церковь во имя Крещения Господня, в которой он сам служил Божественную литургию во все воскресные и праздничные дни, а в последние 11 лет — ежедневно.

В богослужении и молитве, в подвигах телесных и духовных проходила большая часть затворнической жизни архипастыря. Занимался он также учено-литературными богословскими трудами, Разнообразны были темы творений Вышенского затворника, но главная среди них — спасение во Христе.

По содержанию сочинения епископа Феофана распадаются на три отдела: нравроучительный, истолковательный и переводный. В его произведениях изображен идеал истинной христианской жизни и пути, ведущего к его достижению. Святителем глубоко и доступно излагаются основы святоотеческой духовности. Важнейшей из переводных работ является «Добротолюбие», предмет которого — писания о духовной жизни основателей и великих учителей христианского аскетизма.

Со всех концов России поступали в Вышенскую пустынь письма епископу-затворнику. Все, начиная с сановников и кончая простолюдинами, обращались к нему за советом, за разрешением недоумений, в беседах с ним искали утешения и облегчения скорби. Письма святителя — особый труд в его подвижничестве: он чутко улавливал духовные потребности писавших, умел войти в их положение и установить с ними самую близкую духовную связь.

Постоянным вниманием к себе, трезвением и бодрствованием подвижник-затворник достиг высокой степени духовного совершенства. Самоотверженная любовь к людям, которая видна из содержания переписки святителя, была в нем той особенной нравственной силой, которая влекла к нему современников и продолжает влечь к его памяти и творениям последующие поколения христиан.

6 января 1894 г. епископ Феофан мирно скончался в день престольного праздника своего келейного храма Крещения Господня. Отпевание было совершено при огромном стечении духовенства и народа. Тело святителя было погребено в Казанском соборе Вышенской пустыни. Над могилой усердием настоятеля обители и почитателей его памяти было воздвигнуто великолепное надгробие с изображением трех книг святителя: «Добротолюбие», «Толкование апостольских посланий» и «Начертание христианского нравоучения».

* Успенская Вышенская пустынь, где свт. Феофан до своего затворничества был настоятелем, расположена на правом берегу р. Выши, в 24 верстах от г. Шацка Тамбовской губ. Ныне это место в Шацком р-не Рязанской обл. (Рязанская епархия).

 
Автор: монахиня Таисия (Карцова)
Из книги: «Русские святые»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст