Святые

Свирский чудотворец


икона

«В 1641 году от Рождества Христова, согласно повелению благочестивого Царя, разобрали ветхую церковь во имя Преподобного Отца нашего Александра, где находилась и гробница, поставленная над его телом... Когда начали копать ров для передней стены, на восточной стороне храма... обрели гроб. Земля над ним стояла в виде пещеры, ничем не поддерживаемая... Игумену сейчас же показали обретенный гроб. Он, сойдя со священноиноками в ров, снял верхнюю доску с гроба, и повсюду разлилось сильное благоухание от мощей преподобного, так что все место то исполнилось благовония. Каждения же в то время не было, и увидели все лежащее тело преподобного отца Александра, цело и ничем невредимо, в мантии и схиме по чину повитое, и аналав на нем весь цел, из-под схимы виднелась часть бороды; обе ноги лежали, как у недавно скончавшегося, правая ступнею вверх, а левая обращена ступнею в сторону, по чину обе обуты в сандалии. По телу его, подобно некоторым растущим цветам, разошлось благовонное миро, и излилось как вода. Видя это все, бывшие там исполнились ужаса и радости и прославили Всемогущего Бога, Прославляющего святых Своих...» (Сказание об обретении мощей преподобного отца нашего Александра, игумена Свирского, чудотворца).

Когда-то я читал эти строки, поражался рассказу летописца, но никак не думал, что сам увижу нетленное тело святого Александра и сам исполнюсь ужасом и радостью при виде благовонного мира. Ведь мощи Свирского чудотворца считались утраченными; подвергалось сомнению даже их существование.

Дело в том, что когда-то именно с раки святого Александра началась всероссийская кампания по вскрытию мощей, которая должна была «разоблачить контрреволюционную сущность православной церкви и раскрыть вековой обман народа духовенством». В советской печати тогда появилось сообщение, что 22 октября 1918 года при «приеме на учет» имущества Александро-Свирского монастыря «в литой раке, весящей более 20 пудов серебра, вместо нетленных мощей Александра Свирского была обнаружена восковая кукла». (Правда, архимандрит Евгений, присутствовавший при вскрытии мощей, свидетельствовал против этого заключения, утверждая, что в раке обнаружены подлинные останки святого, а вовсе не кукла, как говорили реквизиторы, но через несколько дней он был расстрелян, и потому опровергнуть официальную версию было некому).

Как бы то ни было, найденное в раке большевики вывезли из монастыря. (Вскоре в нем начал действовать «островок» ГУЛАГа).

Прошло 80 лет. Игумен возрождающегося Александро-Свирского монастыря Лукиан (Куценко) благословил инокиню Леониду (Сафонову) на работу в архивах для поиска сведений о мощах преподобного Александра Свирского. В миру инокиня Леонида, насельница Покрово-Тервеничского монастыря, достигла степени кандидата биологических наук, работала старшим научным сотрудником Петербургского НИИ им. Пастера. Сначала она обошла все исторические и этнографические музеи города, но поиск никаких результатов не дал. Неожиданно ей помог документ из Центрального исторического архива. Документ свидетельствовал, что мощи преподобного проходили медэкспертизу в подотделе Наркомата здравоохранения в феврале 1919 года. Тогда решено было начать обследование медицинских музеев города. Довольно скоро поиски привели в Военно-медицинскую академию, где более 150 лет существует анатомический музей. Еще в 40-е годы там демонстрировали на лекциях «пример естественной мумификации».

Разумеется, это произошло не случайно: святой Александр был известен как «молитвенник за царей». Когда-то Иван Грозный молился преподобному перед самым взятием Казани, и после победы объявил его «великим и дивным чудотворцем» на всю Россию. С тех пор каждый самодержец либо приезжал, чтобы поклониться мощам, либо присылал щедрые дары на монастырь. Все Романовы были почитателями преподобного Александра. Особенно чтил святого первый царь династии Романовых — Михаил Федорович. Одной из первых часовен, возведенных Петром I в новой столице России, была часовня Александра Свирского. Император неоднократно посещал Александро-Свирский монастырь.

30 декабря 1997 года инокиня Леонида впервые увидела мощи преподобного Александра в Военно-медицинской академии Петербурга. Начались экспертизы. Они проходили сперва в самой ВМА, затем в судебно-медицинской службе Санкт-Петербурга. Во время первого молитвенного призывания к святому мощи источили миро. Это произошло в рентгеновском кабинете Судебно-медицинской экспертной службы Петербурга, на глазах у работников СМЭС и монахинь Покрово-Тервеничского монастыря.

«Святой нас утешил особо, — вспоминала инокиня Леонида. — После первого молитвенного призвания к нему, после того, как был отслужен молебен перед мощами в судебно-экспертной службе, они стали мироточить. Особенно сильно мироточили ноги. Каждая морщинка тела была покрыта миром. Святой как бы отвечал нам: "Это я! Я вас слышу.

Экспертизы длились несколько месяцев. Главная трудность, вспоминала инокиня, заключалась в преодолении атеистической настроенности некоторых членов экспертной комиссии. Им нужно было все время внутренне преодолевать себя для того, чтобы понять, что происходит обретение святыни, а не «мумифицированных останков». Но в конце концов эксперты постановили, что останки, найденные в ВМА, действительно принадлежат Александру Свирскому... Святые мощи были перенесены в храм Святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Вскоре мироточение приняло  постоянный характер. Свидетелями этого чуда были тысячи петербуржцев и паломники из других городов.

Я был в этом храме два раза. О первом посещении почти ничего рассказать не могу. Помню странную маленькую церковь, без купола, в окружении типовых многоэтажных зданий, пение «Преподобие отче наш Александре, моли Бога о нас», очередь к раке. Чего я не помню, так это самого Александра. Когда монахиня, протиравшая полотенцем стекло гробницы, сделала мне знак рукой: «Молитесь» — сердце застучало, все поплыло, как в тумане. Волна необъяснимой дрожи бросила меня на колени пред гробом. Я приложился к раке и отошел. Вот и все.

Во второй раз я приехал в церковь через два месяца. Это было время между молебнами, матушки мыли пол. В храме почти никого не было, и я смог пробыть у раки довольно долго. Больше всего меня поразил вид руки преподобного — она выглядела словно бы выточенной из слоновой кости. Передо мной под стеклом были не останки, не скелет, не кости — это было именно нетленное тело. Тело, которое провело больше века в сырой земле (за это время гроб почти полностью сгнил), три века — в гробнице и 80 лет — в музее Военно-медицинской академии. Сразу подумалось, что большевики, вскрывшие гробницу в 1918 году, действительно могли вообразить, будто тело Александра вылеплено из воска. Кисть руки святого — кисть сильного человека: крепкие, узловатые пальцы, широкое запястье. Такая рука должна была хорошо знать, что такое топор, мотыга, лопата.

Правая стопа преподобного опирается на свод левой (именно на это обращает внимание летопись). На ногах Александра явственно виднелись капельки маслянистой жидкости. Наклонившись к раке, я почувствовал непередаваемый аромат. Это было то самое «благовонное миро». Здесь меня снова настигло то состояние внутренней дрожи, которое я испытал в первое посещение храма. Подумать только, миро! Я, с трудом различающий запахи (результат нескольких лет курения), ясно ощущал неземной аромат, несмотря на то, что в храме стоял сильный запах моющего средства, а крышка раки была плотно закрыта!

Благоухание это чувствовали все, кто входил в храм. А временами оно усиливалось настолько, что на его запах слетались пчелы! У свечницы я узнал, что характер мироточения меняется во время молебнов — иногда оно в буквальном смысле начинает струиться по ногам преподобного. Мой друг, в школьном прошлом сосед по парте, прикладывал к раке новорожденную дочь. Когда же через пару часов он добрался с ней домой, его домашние были поражены — от ребенка исходило стойкое благоухание.

Был зафиксирован и совсем уж поразительный факт. Некоторые паломники, пришедшие летом и осенью 1998 года поклониться мощам преподобного Александра, подходя к раке, просили приложить к ней иконку святого, приобретенную тут же в храме. Вскоре эти иконы начинали мироточить дома, во время домашних молитв. Некоторые отмечали сильное благоухание на протяжении нескольких дней.

Чудеса у мощей Александра Свирского:
         1533-1998 годы

Преподобный Александр был погребен в 1533 году в отходной пустыни, близ деревянной церкви Преображения Господня, по правую сторону от алтаря. Уже через 14 лет Свирский чудотворец был причислен к лику святых (в нашей Церкви это редчайший случай). Над телом святого построили небольшую деревянную церковь. В царствование Михаила Федоровича она совершенно обветшала, и настоятелю монастыря игумену Авраамию пришла в голову мысль построить над телом Александра каменную церковь. Деньги на строительство церкви пожертвовал царь.

Весной 1641 года деревянную церковь разобрали, и вскоре иноки монастыря стали свидетелями необычных световых явлений. «В четверг Вербной недели сделался необыкновенный гром и молния. Молния падала на землю и не исчезала вдруг, как обычно бывает, а падала на землю и сияла долгое время», — записал летописец.

А 17 апреля случилось следующее удивительное происшествие.

Рабочие копали ров для передней стены будущего храма. Неожиданно на престольном месте старой церкви (то есть посередине алтаря) они наткнулись на гроб. Земля над этим гробом стояла в виде пещеры, ничем не поддерживаемая. Как только игумен снял верхнюю доску гроба, все присутствующие почувствовали сильное благоухание от мощей. Заглянув внутрь, иноки увидели пребывающее в нетлении тело преподобного Александра. Таким образом, к удивлению всех, гроб был найден на другом месте — к востоку от гробницы преподобного.

Исцеления у гроба святого Александра происходили и раньше, начиная с 1533 года — года смерти преподобного. Вот некоторые из них.

...Одна слепая женщина, именем Анна, просившая милостыню по окрестным деревням, пришла в монастырь в день праздника Сошествия Святого Духа. Припав к гробу, она попросила исцеление глазам, и зрение тотчас вернулось к ней.

...В окрестностях монастыря на реке Ояти жил крестьянин Иван Иудин. Крестьянин этот, как повествует монастырская хроника, «имел сына, именем Созонт, от рождения расслабленного ногами и совершенно не могущего ни ходить, ни вставать на ноги». Других сыновей у Ивана не было. Прослышав о чудесах, которые творились по молитвам к святому Александру (в числе исцеленных была его невестка Матрона, которая избавилась от страшной опухоли на голове), Иван повез сына в монастырь, где встретился с игуменом и попросил отслужить молебен. По окончании молебна Созонта приложили к раке святого и покропили святой водою, после чего «отрок стал твердо и правильно на ноги свои, и ходил туда и сюда».

...Недалеко от обители на реке Сегежи жил юноша Афанасий, слуга боярина Андрея. У него была расслабленная правая рука, которой он ничего не мог делать. Помолившись у гроба Александра и сотворив три поклона, юноша этот, как пишет хронист, внезапно воскликнул: «Здрав семь молитвами отца Александра!» — и поднял правую руку вверх. В обители хорошо знали Афанасия и его недуг; при виде столь явного исцеления «духовенство и все множество народа исполнилось ужаса и радости».

...Вблизи монастыря в деревне Чагуницы жила Татиана, жена Тихона, страдавшая расслаблением всех членов. «Два года весьма тяжко страдала она от той болезни, многократно  обмирая, так что не надеялась остаться в живых». По молитвам к Александру она получила полное исцеление и отслужила у раки благодарственный молебен.

В наши дни у гроба святого Александра Свирского также чаще всего случаются исцеления от расслабления (паралича).

После обретения мощей под алтарем старой церкви и перенесения их сначала в церковь Святителя Николая, а затем в каменный Преображенский собор у гроба по-прежнему происходили удивительные исцеления, в том числе от такого страшного недуга, как беснование.

Вот несколько современных чудес, записанных причтом храма Святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии и опубликованных в газете «Православный Петербург» (№ 10, 1998).

...Елена дожила до 50 лет с врожденным параличом правой руки. Медицинские процедуры не помогали. После нескольких молебнов у раки смогла сложить без посторонней помощи пальцы для крестного знамения. Пальцы пока слушаются плохо, но уже сейчас женщина может держать в руке легкие предметы.

...Раиса на протяжении пяти лет страдала болезнью желудка. Помазав миром от мощей кожу над больным местом, получила облегчение от боли.

...Варвара смогла читать без очков после того, как приложилась к мощам.

...Алла рассказала об избавлении от болей в голове после молитв к преподобному, прикладывания к его мощам и помазания елеем.

...Нина страдала от боли в позвоночнике и суставах. Шесть часов выстояла на молебнах, непрерывно продолжавшихся у раки преподобного. После того как вернулась домой, получила облегчение от болей.

...Ольга была прикована к постели быстро развивающимся раком. Друзья чудом смогли посадить ее в машину и отвезти в храм, чтобы приложиться к мощам, после чего больная не только встала на ноги, но и устроилась на работу.

Мощи святого Александра творили следующие чудеса: сияли необыкновенным светом; выходили из-под спуда; распространяли благоухание; мироточили; исцеляли расслабленных, слепых, бесноватых, недужных; в течение пяти веков противостояли тлению. Кто же был этот человек, столь обильно прославленный Богом?

Игумен Александр

В жизни Александра Свирского мы найдем множество аскетических подвигов, чудес, проявлений благодатной силы. Но не только аскезой и чудесами славен этот святой.

Александр Свирский появился на свет в 1448 году, когда еще живы были многие ученики Сергия Радонежского — великого угодника, трудами и молитвами которого на Руси установилось почитание Святой Троицы. И вот в новгородской земле был рожден человек, который удостоился видеть Троицу. Со времен Авраама это не происходило ни с одним из смертных.

При Сергии Радонежском, благословившем Дмитрия Донского на Куликовскую битву, было положено начало освобождению Руси от татар.

При Александре Свирском, молившемся за Ивана III, после стояния на реке Угре татарское иго было окончательно  свергнуто.

Сергий восстановил на Руси монашеское общежитие и основал под Москвой Троицкий монастырь, ставший впоследствии знаменитой Троице-Сергиевой лаврой.

Александр своими иноческими подвигами укрепил монашество на севере Руси и основал Троицкий монастырь, ставший впоследствии знаменитым Троицким Александро-Свирским монастырем — местом паломничества царской династии Романовых.

...Он родился к северу от Новгорода, в олонецкой земле, в деревушке под названием Мандера на реке Ояти. Север Руси труднее принимал христианство, и край этот долго оставался языческим. (Впрочем, были в нем и такие очаги святости и благочестия, как древний Валаамский монастырь.) Время Александра — это эпоха Василия Темного, Ивана III и Василия III; Русь, победившая на Куликовом поле, объединялась вокруг Москвы.

Новгородский край мало пострадал от набегов татар. Родители Александра (по святом крещении Амоса), Стефан и Васса, жили небогато, но и голодными не сидели. Новгород еще во времена Киева славился всеобщей грамотностью;  умели читать Писание и родители Амоса. Но ему грамота не давалась, несмотря на сильное желание овладеть книжной мудростью и старания учителя. Житие рассказывает, как однажды, придя в монастырь, отрок упал на колени перед образом Богородицы. Он молился, чтобы Пресвятая Дева дала ему разум понимать Божественное Писание. Молитва Амоса была услышана, вскоре он начал читать и обогнал в учении сверстников.

Тихо и спокойно проходит детство; учение, работа с родителями в поле. Амос растет замкнутым и молчаливым, он почти не играет со сверстниками. Все чаще родители застают его с книгой, он пытается подражать великим подвижникам: строго постится, мало спит, в зимнее время ходит без шапки, в худой одежде. Все это вызывает беспокойство Стефана и Вассы. Они пытаются отговорить его, но Амос отвечает им словами Писания: «Брашно не поставит нас перед Богом». Родители, видя такую твердость, смиряются. Впрочем, они надеются, что, повзрослев, Амос изменится: откажется от этих «крайностей», будет как все. И начинают подыскивать ему невесту. А их сын тем временем встречает двух монахов с Валаама. Те стоят на берегу реки и поют псалмы. Амос кланяется им до земли, подходит за благословением. Удивленные старцы вступают с юношей в разговор. Амос расспрашивает об иноческой жизни, о монастырских порядках. «Что же мне делать, святые отцы? — восклицает он. — Как сподобиться этой ангельской жизни? Родители хотят меня женить; я бы убежал, но знаю, отец найдет меня и вернет домой. И будет только, что ему хлопоты и мне печаль». Мудрые старцы, выслушав юношу, отвечают ему так: «Чадо, естественная есть любовь отца и матери. Мы не можем взять тебя с собой; нет у нас приказа игумена отнимать детей у родителей. Но мы видим, в душу твою уже глубоко проникла любовь Божия. И потому поспеши, чтобы не коснулись злые плевелы твоего сердца». Старцы благословляют его покинуть родительский дом, рассказывают, как добраться на Валаам.

В тот же день юноша говорит родителям, что идет по какой-то надобности в соседнюю деревню. Те, ни о чем не подозревая, отпускают его. Украв родительское благословение, Амос приходит на Валаам и принимает постриг с именем Александр. Родители ничего не знают о нем и ищут его три года.

Наконец Стефан узнает у кого-то из странников, что сын его в Спасовом монастыре. Отец тут же отправляется на  Валаам.

Дважды приходит игумен в келию Александра, уговаривая его выйти к отцу, и дважды отказывается молодой инок. Между тем Стефан угрожает настоятелю покончить с собой прямо у ворот обители, «если сей же час не покажут сына». Наконец постриженик выходит из кельи. Отец бросается к нему, обнимает, плачет, шепчет дорогое имя: «Амос. Амос. сын мой, вернемся домой».

Александр мягко отстраняет его: «Отче мой, да послушаешь совета моего. Возвращайся домой один; раздай имущество и уходи в монастырь». И прибавляет: «Если не сотворишь сего, уже лица моего не увидишь».

Стефан в гневе идет прочь. Александр встает на молитву. Что делалось ночью в душах отца и сына? Наутро Стефан приходит к Александру с изменившимся лицом: «Все сделаю, как ты велел, — говорит он юноше. — Ты прав. Не сын ты мне, но отец и учитель».

Вскоре Стефан постригся в Островский Богородицкий монастырь с именем Сергий. Мать Александра Васса также облеклась в монашеский чин, приняв имя Варвары.

Писатель жития — ученик преподобного инок Иродион — рассказывает, что на Валааме Александр был послан в пекарню, где «пребывал смиренно, всех превосходя трудом;  носил воду и таскал на себе из леса дрова, утомляя тело свое». Ночью он выходил из кельи и, «обнажив свое тело до пояса, стоял так до утреннего пения; так что все тело его бывало покрыто множеством комаров и мошки». Раньше всех являлся он в монастырскую церковь, всегда стоял на одном месте, сосредоточась на молитве, не позволяя себе даже переступать ногами. И в пост, и не в пост он употреблял только хлеб и воду, и то в малом количестве. Одежду носил такую, что, по выражению описателя жития, «едва прикрывала его наготу».

В монастыре не могли не видеть этих подвигов; об Александре уже шла молва как о великом подвижнике. Но грустно было молодому монаху видеть, что начинает окружать его человеческая слава, — не к ней он стремился. Однажды, стоя ночью на молитве, преподобный увидел в окне своей кельи необыкновенный свет, просиявший на востоке. Получив благословение настоятеля на подвиг пустынножительства, Александр ушел из монастыря. Он отправился на восток, в необитаемые тогда места на берегу реки Свири. Там в красивом бору, изобиловавшем озерами, он увидел над одним из пригорков сияние. Здесь он и поселился. Было ему тогда 36 лет.

Он пел псалмы и трудился. Едой ему служила трава. Не сразу Александр привык к этой пище: поначалу он испытывал такие боли, что целыми днями лежал на земле, не имея сил подняться. Многие годы он не видел ни одного человеческого лица. Но «не может укрыться город, стоящий на верху горы, и, зажегши свечу, не ставят ее под спудом» (Мф. 5, 14-15). Однажды к хижине Александра вышел охотник, некто дворянин Андрей Завалишин. Постепенно слух о великом подвижнике распространился по новгородской земле. Молва достигла Иоанна, другого сына Стефана. Он много лет разыскивал брата, и вот теперь пришел к Александру. Пустынник с радостью принял его. Постепенно вокруг преподобного собралась братия и отстроилась обитель.

Но, даже став игуменом монастыря, преподобный принимал на себя больше трудов, чем кто-либо другой в обители. Он рубил лес и строил кельи для братии, месил тесто и пек хлебы, заготавливал дрова, носил воду. По ночам, когда другие спали, он обходил обитель. Часто бывало, что в помещении, где обыкновенно мололось жито, игумен заставал монахов спящими. Тогда он «брал приготовленную каждым для молотья часть жита и, измолов, ставил на прежнее место, а сам уходил в свою келию».

Слава о нем гремела далеко за пределами Олонецкого края, народ шел к Александру со всей Руси. К нему приводили бесноватых, привозили больных. У него просили совета, когда не знали, как поступать, приходили за поучением и благословением. Маленький монастырь рос.

Однажды иноки решили прокопать ров от одного озера, расположенного на возвышенности, к другому, чтобы образовался проток и можно было построить мельницу. Внезапно вода с огромной силой устремилась в протоку, грозя затопить и сам монастырь. Игумен, как свидетельствует летопись, сотворил молитву и, призвав Имя Иисуса Христа, «правою рукою изобразил крест против устремления воды». И тотчас течение ее остановилось. На том протоке иноки устроили мельницу.

Об Александре говорили, что своей молитвой он творит дивные чудеса, провидит тайное и говорит о будущем, как о настоящем. Великий князь Василий Иоаннович просил благословения Александра и его молитв, дабы получить «мир, здравие, спасение и благоденствие и чадородие». Между тем Александр по-прежнему ходил в старом, залатанном подряснике — круглый год, даже «когда от лютого мороза трескалась земля».

В 1507 году смиренный игумен удостоился удивительного видения. Однажды ночью, когда преподобный Александр, по своему обычаю, стоял на молитве в отходной пустыни, явившийся внезапно свет сильно осиял келью, где он молился. В тот же миг он увидел трех мужей, вошедших к нему, одетых в белые одежды. Видом они были «благообразны и прекрасны, сияя светлее солнца невыразимо славным пресветлым светом, и каждый из них имел в руке своей посох». Александру было поведано, что на этом месте ему надлежит заложить церковь во имя Единосущной Троицы.

Церковь была построена — сперва деревянная, а потом и каменная. 30 августа 1533 года Александр Свирский дал братии монастыря свои последние наставления. Затем он сказал: «Се аз отхожду от вас, вас же предаю всемогущему Богу и Пречистой Его Матери». Все, кто был в келье, плакали. Один из иноков спросил: «Отче, где нам похоронить тебя?» Александр ответил так: «Братья, обвяжите мое грешное тело веревкой и совлеките в глубь болота; там, раскопав мох, потопчите ногами». «Отче, не можем со-творити сего», — отвечали иноки. Тогда преподобный сказал: «Аще не сотворити сего, то да погребете меня у церкви Преображения Господня». После этого, сотворив молитву и дав братьям последнее целование, Александр отошел ко Господу, успев только произнести: «В руце Твои предаю дух мой».

После смерти, как писал ученик игумена, «лицо преподобного не было похоже на лицо умершего человека, но светилось, как и при жизни».

Прозорливость святого

Однажды Александр повстречал в лесу путника. Тот, не подозревая, что перед ним сам настоятель, спросил у него, здоров ли игумен и можно ли его повидать. Это был один из местных рыбаков. За неделю до того он поймал большого осетра; боясь, что барин заберет рыбу и не заплатит, он продал улов купцам. Но тот узнал о пойманном осетре, и теперь рыбаку грозила беда.

«Игумен наш человек весьма грешный, лживый и пьяница, и не будет тебе никакой пользы от него», — сказал Александр.

«Не знаю я, что ты говоришь, отче, — удивился рыбак. — Я слышал, что он помогает многим».

Тогда преподобный, видя его веру, сказал так:

«Человече, иди обратно в дом твой, так как не найдешь теперь игумена в обители: он ушел по некоторым делам. Когда он возвратится, я ему расскажу о тебе. А сейчас, чадо, поди поставь свои мережи в реку. Когда наловишь много рыбы, в том числе и осетра, то отнеси его помещику: он перестанет гневаться».

В большом недоумении рыбак пошел прочь. Игумена найти ему не удалось; удастся ли найти его на следующий день — неизвестно, а тут еще этот странный нищий монах, словно в насмешку, советует ему «поймать нового осетра». Да ведь за три последних года в его сети заглянул только один осетр!

Но делать нечего. Рыбак вернулся домой и поставил мережи в реку и вскоре вместе с множеством другой рыбы вытащил на берег громадного осетра! Тут он понял, что инок, повстречавшийся ему в лесу, и был игуменом Александром. Он отправился к своему барину, честно рассказал обо всем и вручил пойманную рыбу. И действительно, тот, до крайности удивленный, быстро сменил гнев на милость и хорошо заплатил ему.

Преподобный не со всяким бывал кроток и добр.

...В день освящения храма Святой Троицы Александр, приподняв край облачения, собирал пожертвования на устройство обители. Каждый почитал за счастье положить что-нибудь в фелонь. В толпе был и некто Григорий, житель деревни Пидмозеро на реке Свирь. Многие по причине большого скопления народа подходили к игумену сзади. Когда же Григорий в свою очередь протянул руку из-за спины преподобного, тот внезапно свернул фелонь. Раздосадованный, Григорий попытался еще раз положить деньги, но Александр молча отвел его руку. Не принял он деньги и в третий раз, причем даже не поднял на подающего глаз.

Григорий вынужден был отойти в сторону. Вечером он упросил знакомого монаха провести его в келью к преподобному.

«Отче, ты не знаешь ни меня, ни рода моего, — сказал он. — Почему же ты от всех принял приношение, а мой дар отверг?»

Александр поднял на него глаза: «Руки твои осквернены. Нам было заповедано, чтобы мы чтили отцов и матерей своих, ты же оскорблял свою мать, бил ее... и ни разу в том не покаялся».

Григорий упал на колени перед старцем.

«Иди, чадо, и умоли рождшую тя, — сказал игумен. — Испроси у нее прощение и покайся».

Однажды в обитель приехал богатый новгородский купец Богдан Семенович Корюков. Купец горевал о том, что не было у него наследника, которому он мог бы передать свое достояние.

Вот ответ Александра: «Откажись от резоимства (при этих словах купец задрожал всем телом); прости должникам долги их; подавай нищим; помогай вдовам и сиротам; жертвуй на содержащихся в темницах. Этими благими делами ты умилостивишь Бога, и он дарует тебе и сынов и дочерей, и многолетнее житие. Напоследок же удостоишься и монашеского чина, а по преставлении погребен будешь своими чадами».

Купец упал на колени: «Вижу, отче святый, дана тебе благодать дела наши тайные видеть».

Сделав щедрое пожертвование на монастырь, купец вернулся в Новгород и начал вести богоугодную жизнь. Вскоре, как и предсказывал преподобный, у него родилось не сколько сыновей и дочерей. Перед своей кончиной Богдан Корюков принял монашеский чин и был честно погребен своими детьми.

Явления святого Александра

О явлениях преподобного Александра известно довольно много. Я расскажу о двух. Через некоторое время после своей смерти святой явился иноку Иродиону, своему приемнику на посту игумена, автору жития. «Игумен Иродион был ученик преподобного Александра, — говорится в сказании о явлении. — К учителю своему имел он великую веру, любовь и послушание, ради чего его сильно любил преподобный и открывал ему все тайны, будучи еще живым, и по смерти явился ему, во исполнение своей воли».

А вот что писал сам настоятель:

«Однажды ночью стоял я, смиренный Иродион, в своей келий, совершая свое обычное правило, и в бедной своей молитве задремал, лег на постелю отдохнуть и вскоре заснул. Тотчас же, внезапно, появился в окне келий сияющий великий свет. Я встал и наклонился к окну посмотреть: что это значит? И увидел  идущего преподобного отца Александра кругом церкви Святой Троицы и в руках несущего Животворящий Крест Господень...»

В этом явлении святой Александр указал место на вратах монастыря, где инокам надлежало построить церковь во имя Святителя Николая Чудотворца. «Всю ту ночь до самой утрени провел я без сна, молясь Богу, и прославлял Бога и великого в чудесах преподобного Александра», — писал Иродион.

Запись о другом явлении появилась в хрониках монастыря в августе 1673 года. Тогда в Свято-Троицкий Александро-Свирский монастырь пришел поклониться мощам святого царский воин Мокий Львов, житель Городецка (что вблизи Бежецка). С его слов летописец монастыря записал следующий рассказ:

«Я находился на военной службе в полку боярина Василия Шереметева. В походе против безбожных татар пришлось нам быть под городом Конотопом, где безбожные татары неожиданно на нас напали, многих взяли в отвезли в свою землю. Мы, тринадцать человек, были отданы одному мурзе, у которого и находились лет тринадцать. Днем мы исполняли всякую тяжелую работу, а ночь проводили в темнице, закованными в железные цепи. Однажды ночью мы сильно плакали, молясь Богу и призывая на помощь всех святых. И вот напал на нас великий страх и недоумение: мы увидели великий свет в темнице, осиявший нас. Когда мы пришли в себя, то увидели благообразного с седыми волосами мужа и услышали его голос:

"Призывайте в помощь преподобного Александра Свирского, он избавит вас от беды". Сказав это, явившийся сделался  невидим.

Через два дня пришли греческие купцы и выкупили нас у того мурзы, а затем привезли в Царьград, откуда мы благополучно прибыли в богохранимый царствующий град Москву, и все разошлись по местам своего жительства, молитвами великого чудотворца преподобного отца Александра»

 
Дмитрий Орехов
из книги:  «Святые места России»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст