Семья

Как жить супругам, если один из них неверующий?


фото

Отправной точкой всех рассуждений должно быть Священное Писание Нового Завета. Именно здесь мы находим исчерпывающее и лаконичное утверждение: А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены своей.

Прочим же не я говорю, а Господь: если какой брат имеет жену неверующую, она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы. Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь. Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены? Только каждый поступай так, как Бог ему определил, и каждый, как Господь призвал. Так я повелеваю по всем церквам (1 Кор. 7, 10—17).

Эти слова апостола Павла как нельзя лучше характеризуют подход Православной Церкви к проблеме семей, в которых кто-то из супругов является неверующим. Такой брак — возможен! Но как возможен? Как вести себя мужу или жене, если другой не приемлет его веры?..

Бог обращается к каждому из людей. Он Сам говорит: Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр. 3, 20). Бог, через стечение обстоятельств, через скорби, болезни стучится в сердце каждого из людей. Наша задача — услышать, понять, что это именно Бог обращается к нам. И тогда рождается вера.

Но если вера, как следствие слышания, чувствования Бога родилась у тебя, это не значит, что вера родилась в ком-то из близких тебе людей. Хорошо, если в семье есть взаимопонимание и уважение к интересам и внутренней жизни друг друга. Тогда верующий супруг может молиться, соблюдать посты и церковные праздники, ходить в храм и читать церковную литературу.

Страшно, когда кто-то из супругов претендует на авторитарное правление. Тогда жизнь «второй половины» жестко регламентируется. Храм, посты, молитвы запрещаются. Зато разрешаются насмешки и издевательства.

Я много раз видел слезы женщин, которым мужья запрещают ходить в храм. Видел и смущение мужчин, жены которых презрительно третируют мужа за его «фанатизм» и «старушечью богомольность».

Что делать им, людям, внутренняя жизнь которых распланирована за них?.. И как сосуществовать людям, душевно близким, но далеким духовно?..

Брак в понимании православной церкви

В библейском рассказе о сотворении мира описание каждого дня священный автор заканчивает словами и увидел Бог, что это хорошо. Те же слова звучат и после творения человека. Однако во второй главе, когда говорится о сотворении жены, основание этому заключается в словах: Не хорошо быть человеку одному... Потому что человек не должен быть одиноким. И далее Господь продолжает: «...сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт. 2, 18). Еврейское слово, переведенное у нас как «соответственного», вернее было бы перевести как «восполняющего». Таким образом, существование женщины необходимо было для восполнения бытия Адама (мужчины).

Далее Библия в коротких, но емких словах говорит о том, что входящие в тайну супружества становятся одним существом: оставит человек отца и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть (Быт. 2, 24). «Плоть» (по-еврейски басар) означает некое целокупное существо, с едиными мыслями, чувствами... Как в Святой Троице Три Лица (Отец, Сын, Святой Дух) являются Единым Богом, так и в супружестве две личности — одна плоть, одно существо.

«Когда муж и жена соединяются в браке, они не являются образом чего-то неодушевленного или чего-то земного, но образом Самого Бога», — пишет свт. Иоанн Златоуст (Беседа 26 на 1 Кор. 2).

Отныне только вдвоем должны идти по жизни мужчина и женщина, соединившие себя узами брака, и этот брак никогда не закончится, он даже перейдет в вечность. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится (1 Кор. 13, 8).

Благословение Церкви на это вечное соединение двух совершенно различных людей в одно существо происходит в Таинстве Венчания. В самые первые века христианской истории брак был тесно связан с Евхаристией. Вообще, брак заключался по языческим обычаям (например, при свидетельстве двух людей и в присутствии римского консула или просто в римском суде), и, собственно, христианское Таинство состояло в том, что молодые люди исповедывали свое желание жить совместно перед христианской общиной в присутствии епископа. После этого они совместно причащались, и их брак считался заключенным.

Существующий сегодня обряд Таинства сложился около VIII века, хотя его отдельные элементы имеют гораздо более древнюю датировку. Каждый из элементов Таинства, каждое действие венчания несут на себе глубокую смысловую нагрузку.

Два слова скажем об основных обрядах Таинства. Одним из древнейших, еще дохристианских, обрядов является традиция обручения. Вообще, круг, кольцо — символ вечности. Кольцо обручающихся — это символ обещания хранить верность и любовь вечно. Кольцо — также знак внимательности и готовности дарить. Что или, вернее, кого нужно дарить в браке? Самого себя!

Возложение Венцов на сочетающихся браком — также очень древний обряд. На Западе (о чем сообщает Тертуллиан) уже в середине II века на врачующихся возлагали расшитое покрывало, символизирующее «девство и чистоту» жениха и невесты. Святитель Иоанн Златоуст писал: «возлагаем венцы... в знак победы над сладострастием». У святителя Мефодия Патарского в его знаменитом «Пире десяти дев» описывается небесное торжество девственниц. Причем, как отмечают специалисты, очень многие образы взяты им из практики Таинства брака его времени. «Вот, — говорит святитель Мефодий, — наше торжество, прекрасные девственницы! Вот награда за чистый подвиг целомудрия. Обручаюсь Слову и приемлю в дар вечный венец нетления; возложив венец на главу, украшаюсь светлыми и неувядающими цветами мудрости. Обхожу со Христом, воздающим награду на небеси, окрест безначального и бессмертнаго Царя, становлюсь свещеносицею неприступных светов и воспеваю новую песнь с ликом ангелов». Здесь святитель Мефодий подчеркивает роль венцов в аспекте торжества, радости, но, прежде всего, венец — это награда за сохраненное для другого целомудрие.

Врачующимся подается общая чаша вина, которую они по очереди пьют. В древности, когда Таинство венчания было соединено с Таинством Евхаристии, общая чаша была Евхаристической. Молодожены вместе причащались, что очень точно выражало их жизненную установку: вместе идти по путям духовного совершенства, призвать в свои спутники по супружеской жизни Христа. Сегодня, когда венчание отделено от Евхаристии, общая чаша лишь символическое напоминание о чаше жизни, которую супруги отныне будут пить вместе. Молодожены трижды обходят вокруг аналоя, на котором лежит Евангелие. Впереди них идет священник, неся в правой руке крест, левой рукой священник скрепляет руки молодоженов. По согласному толкованию святых отцов, сей путь изображает, что отныне жизнь этих людей будет (должна быть) шествием за Христом.

Часто, к сожалению, даже венчавшись, люди уходят в мир и продолжают жить без Бога, тогда как Церковь призывает к иному. Она призывает всю свою жизнь превратить в горение (свечи в руках), в предстояние (брачующиеся стоят), в шествие за Христом.

Рассмотрим некоторые случаи.

МНЕ ТЯЖЕЛО...

Владимир, 42 года, агент по недвижимости:

В церковь я хожу, разумеется. Случаются у меня такие периоды, что бываю там нерегулярно, но не оттого, что сомневаюсь. Просто у меня бывают подъемы духа, упадки духа... Не потому что не верю, а потому что лень; или какие-то дела, заботы: то надо сделать, это надо сделать. Ведь тут необходимо и характер проявлять, и силу воли, а с силой воли у меня не очень.

Моя семья — жена и двое детей — в принципе, не говорят, что они неверующие, но в церковь со мной не ходят. Младшая — когда беру ее, тогда едет. Но чтобы проситься... Долго служба идет для детей, столько не выдержать. И еще: не может столько времени человек быть сосредоточенным. И жену, наверное, это отталкивает. И потом — непонимание всех этих ритуалов. Это же надо изучать закон Божий, чтобы знать: вот вынесли дискос, что это символизирует, вот открыли алтарь, закрыли, вынесли, принесли... А если этого не знать, просто стоять — действительно тяжко.

Мне бы хотелось, конечно, чтобы они со мной пошли, и я знаю, что об этом надо Господа молить, тогда они наверняка станут религиозными людьми. Но у нас же еще есть враг, который начинает меня злить на них, что они такие, что в церковь не ходят, начинаю жену ругать... Жена говорит, что верит в Бога, но в церковь все никак не может пойти, ее всячески отводит что-нибудь. Я крестил-то ее с боем. Вроде бы она и не против, но как в церковь собираться — случается что угодно. Хоть скандал по любой причине, хоть что... Мне тяжело, когда пост. Мои родные вообще не могут без мяса. Вот в этом-то вся сложность. Маяковский-то что написал: «любовная лодка разбилась о быт»... Я разговаривал с женой об этом, но она говорит, мол, не могу я без мяса. Я же тебе не мешаю, говорит. Она отдельно мне постное не готовит, но дело даже не в этом, приготовить я себе и сам могу. Но когда приходишь поздно домой с работы, уставший и голодный, а рядом стоят-благоухают эти блюда... Приготовить — это не сложно. А вот — удержишься ли, когда в холодильнике шинки-салями, на сковороде шипит отбивная...

В чем смысл жизни? Вот, даны заповеди, пытайся соблюдать. Мы здесь чтобы отработать — и вернуться назад. А нас всячески мир отвлекает, вовлекает. Наука развивается, появляются всяческие ответвления, разрабатываются множество сортов, видов. Шампуни, жвачки, кока-колы...

Что касается остального, — мои домашние спокойно относятся к тому, что я в церковь хожу. Они уже привыкли, что это мне нужно, в этом они мне не препятствуют. Но, тем не менее, весь уклад жизни в нашей семье не соответствует... Жена курит, шампанского не прочь выпить. Тут уж не важно — понимает она или не понимает. Что толку, что понимает и не выполняет... У моей жены очень сильный характер, целеустремленный. Если бы она еще обратилась в веру, то был бы очень мощный выхлоп. Такие, как она, подвижниками становились. Но трудно ее туда... У нее на все свое мнение, может, на этой струнке и играет «хвостатый».

Не могу сказать, что они хуже себя ведут в домашних конфликтах, чем я как христианин. Тут уж все одинаковы. И не могу сказать, что они как-то провоцируют меня. Бывает, конечно, что перед постами, в посты — обязательно какой-то скандал из-за ничего. Все это получается вроде само собой, но я то понимаю, что это — происки диавола. Где-то я читал, что пока живешь в расслабленном состоянии, то и враг на тебя не ополчается, ты и так его устраиваешь. А как у тебя только потуги какие-то начинаются... Он же действует хитро, через близких. Например, пост начался, только со своими как-то условился, что будем соблюдать, а к тебе ни с того, ни с сего брат заявился из другого города со своей семьей. Что же тут — извини, я пощусь?.. Вот и в ссорах — враг так озлобляет, что потом, когда отходишь, думаешь: елки-палки, опять победил на некоторое время... Потом-то все осознаешь, жалеешь...

Отец Константин:

Ситуация Владимира довольно типична. Он сам честно признается, что в храм ему ходить «лень».

Печальная статистика показывает, что из 70% православных россиян лишь 5-8% ходят регулярно в храм, исповедуются и причащаются, соблюдают посты и церковные предписания. Можно вспомнить древние церковные каноны, чтобы понять анормальность такой ситуации: если христианин три недели не причащался (без действительно уважительной причины), его отлучали от Церкви...

Дело не в мракобесии. Все очень просто: если ты не нуждаешься в пище Вечной Жизни, если ты не стремишься к встрече с Господом в Таинстве Его Тела и Крови, значит ты — не православный христианин. Настоящая жизнь православного христианина подразумевает ежедневную бескомпромиссную работу над собой для искоренения греха в себе: лени, подлости, лицемерия, жадности, злобы и прочих грехов. Так возможно жить (и это не просто теоретические слова, это личный опыт, проверенный на примере многих людей) только при активном участии Церкви. Сюда включено: посещение (как минимум) хотя бы раз в две недели Божественной Литургии. Не реже чем раз в месяц — Причащение. Ежедневная утренняя и вечерняя личная молитва. Чтение церковной литературы и решение духовных вопросов при личном общении со священником. Соблюдение (по мере сил и благословения духовника) постов и иные аскетические упражнения. Доброделание.

Именно это, являясь не просто произвольными церковными установлениями, но элементами продуманной, апробированной, подтвержденной опытом тысяч подвижников церковной жизни, ведет душу по пути ее роста и духовного совершенствования. Церковная жизнь кое-как, в полсилы, от случая к случаю, невозможна. Вспомни страшные слова из Апокалипсиса: знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих (Откр. 3, 15-16). Холодность как неверие или активное безбожие еще могут привести к покаянию, перемене всей жизни (как в случае с апостолом Павлом); горячность в вере — прекрасна сама по себе. Самое страшное — духовная теплохладность, или прохладность. Это состояние в духовном плане бесперспективное и гибельное. Человек думает, что он самодостаточен, а Бог существует где-то на периферии его личной жизни. Даже не на уровне бизнеса или встреч с друзьями — ниже, где-то между походом с детьми в зоопарк и посещением театров. В таком состоянии многие христиане проживают всю жизнь...

Меня абсолютно не удовлетворяет внутренняя установка Владимира. Я бы сказал, это — установка инфантильного слабовольного человека. Ему необходимо начать христианизацию семьи с себя. Научиться сдерживать злость и душевную усталость. Гасить миром и любовью все конфликты и ссоры. Быть для своей, как он сам признается, сильной жены примером христианской цельности. Регулярно (раз жена не препятствует) ходить в храм, не размениваться на «шинки-салями»: если решено поститься — неукоснительно соблюдать пост, ежедневно молиться, вообще во всем показывать, что он ответственный и сильный волевой мужчина, а не трость, ветром колеблемая.

ВЕРЮ, ЧТО ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО

Ирина, 33 года, домохозяйка:

Мне повезло, у меня муж хороший. Я знаю, что бывает, — пьянство, крики: в церковь больше не пойдешь... Хотя от того, как мы себя ведем, как молимся, как осознаем эту проблему, тоже, конечно, многое зависит.

Мой муж не пьет, у нас хорошая семья, он работает, любит детей. Да и вообще, его основные моральные понятия вполне христианские. То есть нормальные, человеческие. Но, конечно, характер у него не сахар. Но ведь и я не идеальная.

Мне очень хочется мира в семье, тепла. Просто жить и радоваться, что в доме достаток, что дети здоровы. Знать, что если ошибешься, тебя простят. А если оступишься, то поддержат. А когда заболеешь — помогут и посочувствуют. Но ничего этого нет. Есть придирки, напряженность и выяснения отношений.

Даже представить себе не могу, какое счастье, когда в семье оба — православные. Хотя мой муж считает себя православным. Но вера предполагает совсем другое мировоззрение. Не «все мне должны», а «я всем должен». Не «все кругом виноваты», а «я во всем виноват». Вот когда человек всем сердцем это скажет, он — истинно христианин.

Слава Богу, что я могу причащать детей, ходить (по предварительной договоренности) в церковь. Мы даже иногда все вместе ходим. И я надеюсь, верю, молюсь, что он когда-нибудь пойдет и на исповедь и причастие.

Тогда начнется новый отсчет времени... Как я живу. Посты стараемся соблюдать мы с дочкой, а мужу и маленькому сыну готовлю обычную еду.

Прошли времена, когда он раздражался по этому поводу, сейчас привык, спасибо, что уважает. В церковь ходить — тоже как-то приспосабливаюсь. То к ранней литургии пойду, к семи: они просыпаются, а я уже дома. То все вместе попозже подойдем к причастию с малышом. Иногда, бывает, что и вовсе не удастся сходить в воскресенье в церковь. Не потому что муж не пускает, а просто чувствую, что так лучше для спокойствия в семье...

Выбивают из колеи некоторые дни. Бывает, причастимся, настроение такое! А дома — опять недовольства, придирки, то не так, это не эдак. Так горько становится... Трудно воспитать детей в вере в «половинчатой» семье. Если бы все стояли в церкви на службе, глядишь, и маленькие с детских лет бы привыкали. А так есть выбор: с папой на улице погулять или с мамой в душной церкви стоять, — и народу много, и ноги устали. Или вечером: что лучше — телевизор смотреть или скучные молитвы твердить? А ведь кругом и так — и в садике, и в школе, все и вся, — настолько далеки от Бога... Знаю, что много грешу. Не могу даже на мужа сетовать сейчас, потому что знаю, сколь сама несовершенна. Жалко только, что мы смотрим с ним на это под разным углом. Я вижу свои недостатки, а он тоже — видит мои недостатки. Но верю, что все будет лучше и лучше. Молюсь Ксении Блаженной. Знаю, что Господь послал мне это испытание во благо мне же. Как бы я по-другому могла выправить себя, свой эгоистичный характер, научилась смиряться? Благодарю Господа за это. Иногда, когда уныние, когда кажется, что ничего хорошего не будет, оглядываюсь назад и вижу: а было-то хуже. Намного хуже.

Только одного понять не могу: если все это мне во благо, то, что же с ним будет? Что он, тренажер для моих духовных упражнений? Жалко ведь его, его душу. Иногда после ссоры думаю, что вот, я простила его, простила сразу же, а он-то как, какой ему урок, он же все принимает как в порядке вещей. Берет ли он для себя что-нибудь, учится ли? Не знаю... Или просто упивается собственной правотой и вседозволенностью? Надеюсь, что Господь не оставит его, что промыслом Своим все управит.

Отец Константин:

Обычная история: жена — верующая, муж — агностик. Он бы и не против увлечений жены, если бы это его никак не затрагивало. Но это его затрагивает, и он сердится.

Ирина выбрала мудрую и правильную политику. Ничего никому не навязывать, тактично стараться не осложнять жизнь супругу своей верой. Думаю, что это принесет плод. Дочь уже верующая, и вера эта не навязанная, а личный выбор взрослеющего ребенка. Сын тоже с возрастом обратится к Богу, если увидит на лицах мамы и сестры отблеск сияния вечной жизни. Про мужа не знаю. Вера — это не сумма теоретических пунктов и предписаний. Вера — это отклик на Божий призыв, готовность слушать Бога и желание учиться слышать Бога. И исправлять себя. Что до искушений унынием... Ирина, не унывайте.

Вся наша жизнь — это противостояние неудачам. Хочется хорошо молиться — не умеем. Мечтаем, чтобы наши дети и члены семей стали ревностными христианами, святыми, духовно высокими людьми — не получается.

Святитель Тихон Задонский говорил, что в духовном странствии к Царству Небесному мы идем не от победы к победе, но от поражения к поражению. Главное, не садиться и не оплакивать свои падения и неудачи, а вставать и идти дальше. Мы должны делать все, что в наших силах. А Господь сделает все остальное, что не в наших силах.

Вы спрашиваете: «Что же он, тренажер для моих духовных упражнений?» Действительно, принося себе вред, он приносит пользу Вашей душе, дает возможность Вам исцелиться. Поэтому, если Вы переживаете о муже, — усугубите свою молитву, особым образом молите о нем Господа.

Здесь также уместно сказать несколько слов об уважении интересов друг друга. Необходимо требовать (не умолять, не выпрашивать, но именно требовать) уважения неверующей супружеской половины к твоим душевным ценностям.

Супруги — это не забитый слабейший и торжествующий сильнейший, это не борьба за выживание, а уважительное сосуществование двух любящих (именно любящих, а не кое-как терпящих друг друга) людей.

Не стесняйтесь говорить откровенно с супругом, не избегайте темы своей религиозности. Важно лишь найти подходящий момент. Вера — это не то, что следует скрывать и чего следует стесняться. Наша принадлежность к Церкви — великая честь и радость. И мы готовы свидетельствовать об этом перед лицом кого угодно и в первую очередь перед членами своей семьи.

Супруги XX века соединяют свои жизни не насильно, а руководствуясь принципами любви. А любовь значит — видеть не только себя, слушать не только себя, но и другого. Даже прежде всего другого. Почему же получается так, что к дорогому и желанному для одного другой супруг относится зло и враждебно?..

Что сломалось в отношениях? И не виноват ли именно я, если что-то сломалось? Давайте будем чаще вспоминать о любви и будем терпимей, добрей.

Дорогие верующие: никогда не ставьте обряд выше любви. Закон любви прежде всего! Помните слова богомудрого Апостола: жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена (1 Кор. 7, 4). Эти слова нам напоминают о том, что ради любви, ради того, с кем мы некогда захотели навсегда связать свою жизнь, мы должны идти на некоторые уступки. Ради того, чтобы сохранить и преумножить любовь. И это будет более прекрасным примером нашей православности, чем жестокая упертость и сварливость во второстепенных вопросах.

Дорогие неверующие: уважайте внутренний мир своих любимых! Не навязывайте своих представлений. Супружеская жизнь должна быть радостью, а не ареной отстаивания своих амбиций.

Следующие примеры — свидетельства не церковных мужчин, жены которых ходят в церковь, — красноречиво показывают «оборотную сторону» проблемы. Показывают, в каком свете видит все происходящее вторая половина. Эти свидетельства заставляют задуматься о многом.

БЛАГОЧЕСТИВОЕ ШОУ

Константин, 34 года, бизнесмен:

Я, может быть, не могу называть себя православным христианином, но мне кажется, что все непонимание в нашей семье — из-за обрядовых вещей. Культовых, сродни языческим, и смысла за ними глубинного я не вижу. Улучшения качества человека, его души — не происходит. Вся вера сводится к выполнению определенных обрядов, из-за чего человек якобы должен становиться лучше. Если он выполняет эти обряды, значит, он — хороший. Если не выполняет — он христианином являться не может. И это определение Церкви.

За обрядами, на мой взгляд, теряется суть. Пожалуйста, выполняйте их, если они нужны, но это не должно быть главным. Иначе это шоу получается. У очень многих людей вера — это своеобразное шоу. Они, мне кажется, так и не доходят до сути.

В семье все то же самое происходит. Мы прочитали молитвы за столом, через 3 минуты может начаться сор совместный друг на друга. Что толку от этой молитвы? Зачем этот пустой обряд, если он ничего не принес? Да, когда жена уезжала, я поддерживал маленького сына.

Он говорил, что перед едой надо помолиться, и мы читали молитвы. У меня это было искренне. Но в обязаловку все время, вне зависимости от настроения, душевного состояния, — я так не могу... Какое-то особенное настроение должно быть, чтобы начать молиться. Я считаю, что не молитва дает состояние души, а наоборот, определенный настрой души выливается в молитву.

С тех пор, как моя жена стала ходить в церковь, я не заметил в ней особых позитивных изменений. Да, конечно, откровенно ужасные вещи она перестала делать, но они любому нормальному человеку не должны и в голову приходить. Если рассматривать это как заслуги Церкви — ну, тогда да. Но добрее она, или как-то больше любить — не стала.

Да, я знаю доктрину православной Церкви — на мне можно поставить штамп: он не в Церкви, ну и до свиданья. Я не вижу, что до меня было бы дело жене или самой Церкви. С детьми — другая ситуация. Если в нашем детстве вообще непонятно было, что и как, совершенно другие традиции были, мало было верующих семей, то сейчас — по-другому. Мы причащаем наших детей — ну, не знаю, как-то происходит, что они очищаются, защищаются. Дети — они другими глазами восприниют все, и они должны воспитываться в вере. Может, из них вырастут такие люди, которые, привыкнув к обрядам, не обращая на них уже такого внимания, будут ощущать внутри себя что-то самое главное...

Отец Константин:

Все то, что связано с обрядовой стороной нашей веры, действительно, — непростая проблема. Читать или не читать молитву перед едой, если хотя бы одному члену семьи это чуждо? Где молиться в однокомнатной квартире? Отмечать ли Новый год, если вся семья привыкла к этому? Великий пост, 8 марта, муж дарит цветы — фыркнуть и выкинуть их? Постараться объяснить? Или просто принять с благодарностью?

Не человек для субботы, а суббота для человека, — в ответ на упреки фарисеев ответил Иисус Христос. Этот принцип можно назвать основополагающим, когда мы говорим о традициях Православной церкви.

Обычаи и обряды, сложившиеся за многовековую историю Церкви, позволяют нам прикоснуться к наследию предков. Нам об этом не нужно искать форму, мы можем довериться опыту святых отцов и жить по установленному образцу: пост тогда-то и тогда-то, молитва утром и вечером, определенное молитвенное правило и т.д. Внутри этой формы ощущаешь истинную свободу, свободу души.

Но здесь очень важно помнить одно: Церковь не ставит обряд выше самого человека. Возможно ли сделать в храме резкое замечание соседу, уронившему крошки от просфоры на пол? Конечно, просфора — хлеб, ставший святым, частицы которого вынуты за здравие или упокой на проскомидии. Но не свята ли человеческая душа, только что причастившаяся Телу и Крови Христовых?

Один мой знакомый — человек, который Бога «в душе» давно принял, но своего места в Церкви пока не нашел — как-то раз оказался в монастырском храме со своим православным приятелем. Этот человек, как все приходящие в храм, боялся сделать «что-то не так» и спрашивал друга: куда можно пойти, как правильно поставить свечу. «Слушай, мы верующие люди, — тактично ответил ему приятель, — и мы пришли в свою церковь. Что здесь может быть нам нельзя?»

Что касается наполовину воцерковленных семей, им в первую очередь нужно руководствоваться заранее обдуманными и оговоренными решениями о тех или иных церковных установках. Одна верующая женщина ходила в храм только по будням, когда муж был на работе, в будни же и детей причащала. Священник посоветовал ей спокойно, без обвинений, поговорить с мужем и объяснить, как важно для христианина быть в церкви именно в воскресенье. В конце концов, об этом написано в Библии! Библия была авторитетом и для мужа, поэтому супруги пришли к соглашению — жена будет ходить в храм по воскресеньям, но через одно или два.

Время и место для молитвы, думаю, тоже можно найти. Встать пораньше утром, например. Прочитывать каноны к причастию не за один вечер, а за два дня. Но к вопросу о молитве мы еще вернемся ниже. Очень важно поговорить, решить все вместе — но не со словами: мол, так надо, ты ничего не понимаешь и поэтому плохой. А с позиции: пойми, тебе странно, конечно, но для меня все это стало важно и дорого. Мне хочется научить этому детей. Давай обсудим, что из этих традиций я могу ввести в наш дом... Одна женщина сказала мужу: ты же смотришь футбол, ходишь на футбол, и никто не мешает тебе. Могу же и я увлечься чем-то своим! Конечно, веру в Бога и жизнь по церковным традициям трудно назвать увлечением, но такой пример был понятен мужу.

Праздновать ли 8 марта, Новый год — каждая семья может решить для себя по-доброму, во взаимном согласии. Не допускайте того, чтобы какой-либо обряд, традиция или привычка могли стать камнем преткновения и нарушить мир в семье. И если вам не удается выполнять дорогие вашему сердцу ритуалы, утешайте себя тем, что Господь слышит и видит вас в любом месте, в любое время и тяготы ваши знает.

Все равно быть радостным

Из записок женщины-христианки:

Кто, кто знает, как тоскливо. Как уныло, как темно — не пойти в церковь тогда, когда хочешь. В великий праздник. В Пасху. Или просто в воскресенье.

Весь день — как уставший в дороге и не присевший отдохнуть путник (надо дальше идти!) — плетешься, едва волоча ноги. Как — готовить еду, мыть посуду, затеять небольшую постирушку, — и знать: сегодня воскресенье. Как не идет утром молитва: семья встала, и не всунуть ее уже между обычных дел. Как чувствовать, что ты —стержень этого мирка, но сегодня — стержень без сердцевины; и видеть, как кренится этот мирок вокруг тебя. Заражается унылостью, недоброй отрешенностью, противопоставлением друг другу своего «я». Как веселиться, когда не весело. Как разговаривать с гостями. Как придумывать «развлечения» для своих (стержень ведь!), когда помнишь, когда знаешь — для чего эти часы.

Заполняешь их, — а не заполняются они. Вылезают то там, то тут — часы, которые ты должна провести в церкви...

И как непросто в такой день подумать: Господи, благодарю! Они смотрят на меня, они любят меня! Они со мной. Вот — моя церковь. Ведь обо всем можно договориться. Всех можно приобщить. Можно радоваться небу голубому, солнцу. Можно читать детям детскую Библию. Можно молиться Иисусовой молитвой...

Все — от собственного малодушия и лени. Знаю это, вспоминаю, озаряюсь на минуту, — и все, конец, снова тяжесть...

Давно, давно я узнала рецепт. Не можешь по объективным причинам пойти в праздник в церковь — просто прими это, и все. Чуть ли не забудь. Не о празднике, конечно, о неудаче. Праздник-то где? В душе...

Это испытание такое маленькое — все равно быть радостной.

 
священник Константин Пархоменко
из книги:  «Как жить с неверующим супругом?»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст