Семья

Христианское назначение жены


фотофото: Суханов Алексей
сайт: photosight.ru

Неоспорима и не требует доказательств та мысль, что в руках женщины находится огромное влияние на дела человечества — и добрые, и злые.

Влияние женщины велико, но оно благотворно только тогда, когда вся жизнь женщины сообразна с ее назначением.

В древней брачной молитве VII-VIII вв., говорится об обязанностях жены: "Соединенная благим и счастливым сожительством, пусть она хранит повеления вечного закона и помнит, что она уполномочена не только к брачной свободе, но и к соблюдению святого потомства... Верная и чистая, пусть она выходит замуж во Христе (по закону Христову и пребывает подражательницей святых жен. Пусть будет любезна мужу, как Рахиль, мудра, как Ревекка, долговечна и верна, как Сарра. Пусть ничего не извлечет (ничем не воспользуется) из нее оный Коварный виновник вероломства; да пребудет она твердой в заповедях и вере; да оградит свою слабость силой церковной дисциплины; соединенная с одним мужем, пусть избегает незаконных сношений. Пусть будет она важна смирением, достопочтенна стыдом, научена в небесных науках. Да будет она обильна потомством, честна и невинна, и да достигнет покоя блаженных и Небесного Царствия".

Жена-подруга дарована Богом мужу. Она своим живым участием в его блаженстве, своей любовью должна сделать это блаженство полным, ее призвание — любовь. Этому призванию соответствует и то место, которое назначено женщине Самим Богом. Место это не унизительное для женщины. Она не ниже мужчины, потому что она не только помощница мужу, она помощница «подобная ему», "сонаследница благодатной жизни" (1 Петр. 3, 7). Однако же место это второстепенное, зависимое: жена сотворена после мужа, создана для мужа. Как взятая от него, она «кость от кости его, плоть от плоти его» (Быт. 2, 21) и столь тесно соединена с ним, что он не может унизить ее, не унижая самого себя.

На любовь и скромное положение в жизни указывают и те отношения, в какие христианский брак ставит жену по отношению к мужу. Жена призвана любить мужа, как Церковь любит Христа (вне любви нет другой связи между Христом и Церковью), и по силе этой любви подчиняться мужу, как Церковь Христу, потому что царство благодати есть царство любви, а не рабского страха. Любить, жертвовать собою во имя любви — это потребность ее души, это закон ее существования, закон, к исполнению которого никто и никогда не принуждает ее. Любовь внушает женщине не только самоотвержение, она дает ей мужество, то мужество, которое необходимо для совершения добра и которого у женщины бывает больше, чем у мужчины. Мы не говорим о мужестве деятельном, в этом отношении мужчина превосходит и должен превосходить женщину. Последняя уступает ему в этом безтрепетно. Но у нее гораздо больше мужества страдательного, которое чаще требуется в сфере скромной, ежедневной деятельности. Мужчина сумеет скорее покончить с чем-нибудь, а женщина лучше перенесет; мужчина предприимчивее, женщина терпеливее; мужчина смелее, женщина крепче. Посмотрите на женщину во время ее жесточайшей болезни, данной ей в удел, ценой которой служит жизнь человека; сравните ее с мужчиной во время его одиночества, болезни, бедности, вдовства, несчастья... Преимущество в терпении остается на стороне женщины. В случае мучений публичных мужчина поддержит свою честь, но если дело коснется страданий, незаметных для взоров людских, то будьте уверены, что женщина окажется выносливее. На долю женщины достается больше мелких неприятностей, чем на долю мужчины, и в то же время меньше удовольствий, если только мы, в числе удовольствий не поставим удовольствия делать добро. Это удовольствие благочестивая женщина вкушает даже во время страданий своих и самим страданием привязывается к тому, для кого страдает.

Положение жены — положение существа любящего и преданного. Такое положение назначено ей Самим Богом (Еф. 5, 22-24, 33; 1 Пет. 3, 1-6). Если же такое положение жены есть закон Божественный, то при нем только возможно для нее выполнение своего назначения, возможно счастье жизни семейной. Нарушение порядка, установленного Богом, не может пройти безнаказанно.

Поэтому под страшным влиянием греха все принимает превратный вид и два основных стремления, в женщине — любовь и скромность — получают превратное направление, деятельность становится суетливостью, наблюдательность переходит в пустое любопытство, острота ума обращается в лукавство, проницательность — в дерзость, быстрота взгляда — в ветреность, нежность — в кокетство, вкус — в изысканность, подвижность впечатлений — в каприз, способность проникать в сердце становится интригой, влияние — в деспотизм, нежность природы — в раздражительность, потребность быть полезною — в жажду нравиться... Переворот душевных наклонностей при круге ее занятий, назначенных в удел женщине, ставит ее в такое положение, что она начинает обращать внимание только на внешнюю, маловажную сторону вещей, становится односторонней в  своих взглядах,  в  ней проявляется самонадеянность. И вот она не сомневается уже ни в своих познаниях, ни в своих силах, не терпит противоречий, не желает даже понять их и, нечувствительно для самой себя, переходит на путь гордости. Далее: в силу потребности любить и жертвовать собою, при ложном направлении всех наклонностей, женщина хлопочет о самой себе до самозабвения, делается ревнивою и завистливою или же ради мужа и детей становится несправедливой, скаредной (скупой, стяжательной), приобретая, распространенный вид "семейного эгоизма". Так, сердце женщины, одно из богатейших сокровищ земных, перестав быть сокровищем Божиим, становится сокровищем врага рода человеческого.

Враги Церкви Христовой хорошо знают силу влияния женщины; для них верующая благочестивая женщина столь же ненавистна, как и добрый ревностный пастырь. Поэтому они прилагают все усилия к тому, чтобы оторвать женщину от домашнего очага, от влияния ее на семью, на воспитание детей, лишить ее веры Христовой, развратить, увлечь несбыточными мечтами ложной свободы, свободы от исполнения своего прямого долга, посеять в ее душе пагубные плевелы превозношения и гордыни, которые являются источниками нескончаемых семейных раздоров и разделений.

Но кто же исправит, перевоспитает сердце жены? От кого другого ожидать такой благодати, если не от Сына Божия, который через Своих служителей указал жене ее назначение и, кроме того, в Своей жизни указал ей совершеннейший образец жизни, в Своем Кресте открыл ей путь к достижению этого образца?! Вера Христова, столь близкая природе души человеческой, еще более сродни душе жены, сродни до того, что жена может быть истинной женой только при условии приятия Евангелия. И, следовательно, жена может исполнить вполне свое назначение только тогда, когда она стоит близ смиренного и любвеобильного Спасителя. Здесь ее перевоспитание, здесь ее спасение, здесь ее величие!

Чтобы уничтожить в жене стремление к преобладанию над мужем, Апостол высказывает ей основание, по которому она должна подчиняться мужу: хочу, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава муж, а Христу глава Бог... Мужчина есть образ и слава Божия, а жена есть слава мужа; ибо не муж от жены, а жена от мужа; и не муж создан для жены, а жена для мужа (1 Кор. 11,3, 7-9). Чтобы уничтожить все хитрости кокетства, в которых выражается стремление жены к преобладанию, апостол высказывает желание, чтобы жены, одеваясь пристойно, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос или золотом, или жемчугом, или драгоценной одеждой, а добрыми делами. Что этим наставлением он желает прекратить стремление к преобладанию, видно из следующих слов его: «жене не позволяю властвовать над мужем» (1 Тим. 2, 9-12).

Вселенский учитель IV века святой Григорий Богослов в письме к жене градоправителя Олимпиаде пишет: "Прежде всего почитай Бога, а потом супруга - глаз твоей жизни, руководителя твоих намерений... Родившись женщиной, не присвояй себе важности, свойственной мужчине; не величайся родом, не надмевайся ни одеждами, ни мудростью. Твоя мудрость - покоряться законам супружества, потому что узел брака все делает общим у жены с мужем.

Когда муж раздражен, уступи ему; а когда утомлен, помоги нежными словами и добрыми советами... Сколько бы ты ни была раздражена, никогда не укоряй супруга в понесенном ущербе, потому что сам он лучшее для тебя приобретение. Не укоряй и за то, что конец дела противен его предприятию. Это было бы несправедливо, потому что, по ухищрению демона, часто и благоразумные предприятия не достигают цели. Не укоряй его также в недостатке силы, потому что в мече всегда есть сила.

Кого не любит твой муж, того не хвали с хитрым намерением неприметно уязвить мужа словом. Благородным мужьям и женам, а особенно женам, и во всяком случае, прилична простота сердца.

Радости и все скорби мужа почитай общими. Пусть и заботы будут у вас общие, потому что чрез это возрастает (благоусторяется) дом. И твой совет может иметь место, но верх должен быть мужа. Когда муж скорбит, поскорби с ним и ты несколько (сетование друзей служит приятным врачевством в печали), но вскоре потом, приняв светлое лицо, рассей грустные его мысли, потому что сетующему мужу самая надежная пристань жена" (свт. Григорий Богослов, "Советы Олимпиаде").

Жена должна убеждать и приучать мужа к большей скромности и целомудрию, если этого недостаточно в нем. "Не нужно, -говорит Златоуст, - приучать своих мужей, чтобы любили только наружность. Если ты будешь нескромно одеваться и украшать себя, то муж твой, привыкши к этому, взирая на твое лицо, легко может быть прельщен распутными женщинами, которые обычно так украшают себя. Если же ты научишь его любить благонравие и скромность, то он будет отвращаться от женщин легкого поведения. Итак, не приучай его прельщаться смехом, ни свободными телодвижениями, ни вольностью в обращении, чтобы чрез это не приготовить яда для самой себя. Учи его находить удовольствие в скромности, а это ты можешь сделать тогда, когда сама скромно будешь держать себя". Также вселенский учитель святой Григорий Богослов замечает замужней христианке Олимпиаде: "Дозволяй себе не такую вольность, на которую вызывает тебя любовь мужа, но какая прилична; потому что во всем возможно пресыщение. Но хотя и во всем бывает пресыщение, однако же лучше такая любовь, которая не знает его... Дом твой для тебя. Не выходи часто за двери дома, в места народных увеселений и неприличных собраний; там у стыдливых похищается стыд (на многолюдстве теряется женская стыдливость и скромность), там взоры смешиваются со взорами, а потеря стыда - начало всех пороков. На щеках твоих не должно быть похотливых движений, ни гневных трепетаний. Это постыдно для всякого человека, особенно для женщины, и делает лицо безобразным. Уши твои укрась не жемчугом, но привычкой внимать добрым речам, а для худых речей замыкать их ключом ума. И отверстые, и замкнутые уши твои да будут целомудренными слушателями. Пусть девственная стыдливость в присутствии супруга разливает у тебя под веждами густой румянец. Покрывайся румянцем (стыдливости, скромности), когда смотрят на тебя другие, а сама старайся ни на кого не смотреть и к земле опускай брови. Если у тебя не обуздан язык, всегда будешь ненавистна мужу. Дерзкий язык причинял зло часто и невинным. Лучше молчать, когда и самое дело вызывает на слово, нежели говорить, когда и время не дает места нескромному слову. Твое слово да остается предметом желаний". Кроме указанных обязанностей общехристианских и обязанностей по отношению к мужу, жена должна быть, сосредоточением благоустроения семьи. Она должна поддерживать порядок в доме, сберегать приобретаемое мужем имущество и разумно его употреблять на нужды семейства. Апостол Павел в Послании к Титу указывает, что жены должны быть попечительными о доме, добрыми (благими) (Тит. 2, 5), т. е. благосклонными и доброжелательными (к ближним), так, чтобы домовитость  (бережливость)   не обращались у них  в скряжничество и ненасытную скупость". Назначение жены — быть для мужа помощницей ему. А первая помощь, какой вправе ожидать муж от жены - это помощь духовная. Жена должна не только даровать мужу утешение в жизни настоящей, но и • помогать ему в достижении жизни вечной. Не одна истинная, полная любовь требует этого, а любовь, предпочитающая вечное временному. Жена своей мудростью может изменить нрав нерадивого мужа, если он неисправен, прилагая к сему сколько есть сил и ума.

Апостол Петр, который сам был женат, наставлял: "Жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие (1 Пет. 3, 1-2). Примером такой преданной мужу супруги-христианки может служить блаженная Моника — мать блаженного Августина (V в.) . Воспитанная в христианском благочестии, она была выдана замуж за жестокого, своенравного, вспыльчивого, развратного язычника Патрикия. Но ее молитва, безупречный образ жизни, терпение, кротость и неисчерпаемая любовь победили. Перед смертью муж принял Святое Крещение. "Когда я вижу, что муж мой сердит, только в душе молюсь Богу, чтобы возвратилась тишина в его сердце. И его вспыльчивость проходит сама собой, и я всегда спокойна. Подражайте мне, любезные подруги, и будете также спокойны", - отвечала блаженная Моника на удивленные вопросы ее подруг о том, как она достигает мира в семье.

Другой замечательный пример супруги-христианки мы видим в лице святой Нонны, матери святого Григория Богослова, которая добрым нравом и терпением обратила своего мужа-язычника к христианству (впоследствии епископа Назианзского).

Действуя в духе святой Моники и святой Нонны, каждая жена может достигнуть многого. Она может разобщить своего мужа с дурными людьми, ослабить влияние врагов веры. Она может расположить его к молитве, к участию в богослужении и в святых Таинствах, возвратить его в недра Церкви Христовой, как бы далеко от нее он ни отошел. Такое благотворное влияние в религиозно-нравственном отношении жена может оказывать только тогда, когда сама будет вести себя безукоризненно в его глазах.

Одно из главнейших занятий, которое принадлежат от природы женщине, - быть матерью, воспитательницей детей и средоточием семьи - отнюдь не менее важно, чем занятия, навязываемые ей эмансипацией, которые по сути принадлежат мужчине. Воспитание детей настолько трудное и вместе с тем важное дело, что даже самая даровитая женщина должна смотреть на него, как на едва выполнимую задачу.

Жизнь показала, что осваивание женщиной мужских профессий неизбежно приводит к потере женщиной многих присущих ей хороших качеств, к ухудшению состояния семейств и разрушению их, к безнадзорности детей, отсутствию надлежащего их воспитания, к росту преступности среди молодежи. Все это пагубно отражается на состоянии государств и человечества. Если мать воспитывает детей в доброй нравственности, внушает им любовь к Церкви и Отечеству и навыки к честной трудовой деятельности, то она приготовляет полезных деятелей для общества и государства и оказывает им великую услугу - гораздо большую, чем если сделается государственным служащим или научно-техническим работником. Но только та мать, которая носит в своем сердце христианскую жизнь, может быть истинной воспитательницей детей в христианском смысле этого слова. "В том не малая, но весьма великая будет состоять для них (матерей) награда, - говорит свт. Иоанн Златоуст - что они воспитают (из своих детей) ратоборцев Христу". Чрезвычайно трогательны свидетельства истории о том, с каким непобедимым мужеством отвоевывали для своих детей Православную веру христианские матери во время гонений на Церковь. Они скорее готовы были отдать их на мучения, пытки, смерть, чем потерять их для христианской Веры...

 
из книги:  "Как создать христианскую семью"
издательство Почаевской Лавры
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст