Семья

Господь все устроит


Господь все устроит

Сейчас многие стремятся обвенчаться. Кто-то не мыслит брака без христианского Таинства, кто-то надеется получить что-то вроде «гарантии», чувствуя, что совместная жизнь и гражданская регистрация отношений еще ничего «не гарантируют», кто-то следует традиции или моде. Есть и те, кто приступает к Таинству после постигших семью тяжелых испытаний. В таких случаях решение венчаться обычно более обдуманное и сокровенное - хотя бы с одной стороны.
Однажды я случайно оказалась свидетельницей Венчания в Казанском соборе Санкт-Петербурга. Я зашла в храм приложиться к древней чудотворной Казанской иконе Божией Матери.
Шло Венчание. Мужчина и женщина лет сорока, оба в неяркой одежде, стояли перед священником, в стороне расположились родственники. Казалось бы, обстановка была самой скромной, но такая торжественная радость тихим сиянием праздника исходила от брачующихся, что когда луч солнца, упавший из окна алтаря, осенил их головы, этот образ запомнился мне на долгие годы.
Многие спрашивают со скепсисом: «Неужели достаточно венчаться, чтобы брак состоялся в своем самом высшем понимании?» Если оперировать математическими терминами - необходимо, но недостаточно. Само по себе Таинство Брака - это лишь наше моление пред Господом, упование и надежда. Если молодые продолжают рука об руку идти «тесным путем» духовного роста, то постепенно создается то, что называется «домашней церковью». И все необходимое дается им по заповеди Господней: Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18, 19-20).
Но ведь бывает и иначе: после Венчания люди начинают нарушать заповеди, жить распущенно совершенно мирской жизнью - и тогда Таинство не может «преодолеть» того, что они сами творят со своей жизнью. Более того, они оскверняют Таинство Брака, поэтому могут ли ожидать помощи Божией на этом пути? Ведь они отталкивают от себя Господа, хотя милость Его бесконечна, и Он может послать благодать и таким заблудшим душам, если они опомнятся и обратятся к Нему. Если же Венчание было только «для галочки» или «для страховки»...
Дочь моей знакомой долго не хотела выходить замуж, видя, как распадаются браки, одним из примеров был и развод ее собственных родителей. Наконец, она решилась на замужество и обвенчалась при заключении брака.
Первые пять лет ее семейная жизнь была счастливой, родилась дочь, отношения с мужем складывались прекрасные. В церковь, правда, они ходили редко, хотя девочку крестили - опять-таки для «страховки». Но вот встал вопрос о втором ребенке, и молодая женщина без особых колебаний сделала аборт - это было так «не вовремя»: семья еще не встала на ноги, намечалась престижная работа, жилье было тесным. Муж, человек неверующий, ее не останавливал.
Через некоторое время у него появилась другая женщина. После ряда мучительных лет он ушел к ней, хотя большого счастья и в новой семье у него нет. Дочь подруги осталась одна с ребенком и теперь не верит никаким бракам - ни венчанным, ни иным. История достаточно банальная, только при чем тут Венчание? Ведь совершение Таинства над брачующимися предполагает некоторые обязательства пред Господом и дает надежду, что Брак состоится при их исполнении. Многие же из венчающихся рассматривают только одно условие - невозможность развода при венчанном Браке и иногда таким образом стремятся «закрепить отношения».
В чем же состоит Таинство Брака? Это не просто когда нарядные жених и невеста с роскошными свечами стоят перед священником, а шаферы держат над их головами венцы и хор исполняет положенные песнопения. О содержании этого Таинства в большой степени рассказывает сам чин Венчания: молитвы, которые приносятся ко Господу, и священнодействия, которые совершаются в Церкви.
К Таинству принято готовиться в течение нескольких дней, перед Венчанием жених и невеста должны исповедоваться и причаститься святых Тайн. Как прекрасно, когда к Таинству приступают молодые люди, ничем не осквернившие себя, готовившиеся к нему с юности, сохранившие себя в чистоте! Однако, даже если это не получилось, Таинство очищает человека от прежних грехов.
Венчанию обычно предшествует обручение, которое может быть как соединено с ним, так и совершаться за несколько месяцев (лет) до него (в старину обычно так и было, чтобы молодые люди могли проверить свои чувства). Жених и невеста, священник и все присутствующие молятся о том, чтобы Господь послал тем, кто собирается венчаться, взаимную любовь, Свое благословение и помощь, а также единомыслие и твердую веру.
Митрополит Антоний Сурожский пишет: «Конечно, первое, что приходит на ум верующему, это: «Дай нам, Господи, крепкую веру в Тебя, и тогда все будет хорошо...» Это правда; но есть еще другая сторона в этом. Не может быть истинных, подлинных взаимных отношений, если нет между мужем и женой, между невестой и женихом взаимной веры, то есть, с одной стороны, настоящего доверия, с другой стороны - верности. Это очень важно, и это раскрывается очень ясно дальше в службе, когда читается молитва, где упоминается блудный сын. Он ушел из отчего дома, прожил блудную, некрасивую жизнь, раскаялся под давлением обстоятельств и вернулся домой... отец не спрашивает ни о чем; ему достаточно того, что сын вернулся домой. Он его не спрашивает, кается ли тот, жалеет ли, стыдится ли своего прошлого, не спрашивает его, готов ли он измениться; ему достаточно, что сын вернулся, для того, чтобы верить в него до конца.
И вот, мы просим Господа о такой вере, о таком доверии, просим, чтобы оно сохранилось на всю жизнь между мужем и женой. Чтобы, если будет что-нибудь между ними: ссора, непонимание, даже неверность, и один из них вернется и скажет: «Я пришла к тебе, я к тебе пришел», тот, который остался верен, раскрыл бы объятия и сказал: «Наконец! Я так тебя ждала, я так тебя ждал...» И если виновный скажет: «Можешь ты меня простить?» - чтобы тот его только обнял, поцеловал и даже не упомянул о прошлом. Тут нужна вера, такая вера, которая может родиться только из любви зрячей, любви созерцательной, любви проникновенной, которая способна видеть всю красоту человека даже в тот момент, когда эта красота затмилась или когда что-либо в этой красоте померкло».
Священник возглашает: «Благословен Бог наш...» Казалось бы, привычные многим из нас слова, с которых часто начинается служба в храме. Однако митрополит Антоний видит в этом особую глубину: «Как не благословить Бога за то, что в мире, где все является рознью, напряжением, взаимным отрицанием, часто враждой, непониманием, два человека друг друга полюбили, друг во друге увидели взаимно вечную красоту и решили превзойти, превозмочь все, что может их разделять, решили стать едиными, одной личностью в двух лицах?! Как не благодарить Бога за то, что на земле совершается такое чудо, которое таинственно говорит нам о том, что рознь уже пришла к концу и единство осуществлено?!»
В самом деле, многое людей в мире разъединяет: малейшее непонимание, несогласие, шероховатость - и этого бывает достаточно, чтобы люди отпрянули друг от друга, показались друг другу совершенно чужими, иногда даже начали ненавидеть друг друга. И только любовь преодолевает эту рознь людей, их враждебность и непонимание, только она стирает границы между людьми.
Затем Церковь возносит ряд молитв: о мире всего мира, о храме, где совершается богослужение, о спасении жениха и невесты и другие. Эти молитвы, многие из которых присутствуют в каждом богослужении, здесь приобретают дополнительный смысл: «Слово вера означает еще и верность: чтобы они остались верными друг другу в настоящей дружбе. Молится Церковь о том, чтобы им была дана в результате этого непорочная жизнь, честный Брак. И еще мы благодарим Бога, Который в мире, где все раздроблено, привел в единство, в союз неразрушимой любви этих двоих людей».
В одной из первых молитв чина обручения священник упоминает Исаака и Ревекку В Ветхом Завете (см. Быт. 24) описано, как Авраам послал слугу на свою давно покинутую родину, чтобы разыскать невесту для Исаака. Он знал, что является хранителем Завета с Господом и потому не желал женить сына ни на одной из тех девушек, с которыми ему было проще или выгоднее встретиться на чужбине, придавал этому Браку особое значение: невеста сына должна была быть угодна Богу, служить воплощением Его замысла, поэтому ее не страшно и нетрудно искать далеко, выделить среди множества прекрасных, достойных девушек, потому что она - одна. Разве не об этом мечтает каждая женщина, каждый молодой человек? А между тем случается подобное так редко... Вот о чем возносятся молитвы чина обручения.
По словам митрополита Антония, в этот момент мы молимся о том, чтобы в данном случае и жених, и невеста были друг для друга богоизбранными, чтобы помимо того, что они друг другу нравятся, что у них одинаковые вкусы, им нравится внешность друг друга, их роднит положение в мире, в обществе - чтобы что-то более глубокое было в основе их встречи. Бог как бы говорит: «Вот твоя невеста, вот твой жених. Я тебе даю этого человека во веки вечные как предмет твоей любви и тебя ему как предмет его любви...»
Священник вручает жениху и невесте кольца, и те обмениваются ими три раза. Такое троекратное действие подтверждает их уверенность в своих замыслах, обдуманную готовность.
Почему кольца? В древности не было иного способа конкретному человеку заявить свою волю, кроме как передать кому-то перстень с личной печатью. Тем самым человек подтверждал, что он полностью доверяет тому, кому отдает перстень. И в чине Венчания этот момент символизирует единство душ, тела, имущества, веры супругов. Перстень на руку надевает отец блудному сыну, подтверждая полное доверие и неизменную любовь к нему (см. Лк. 15,22).
Митрополит Антоний Сурожский так трактует это священнодействие: «Когда супруги обмениваются кольцами, они именно обещают друг другу, что если когда-нибудь что-либо случится между ними, если когда-нибудь будет ссора или даже неверность со стороны одного по отношению к другому, измена, обман, неправда, - и если он вновь вернется, то ему ничего не будет поставлено в упрек. Потому что он вернется и скажет: «Вот, я пришел (я пришла); можешь ли ты меня принять, или твое сердце охладело, или любовь ко мне умерла?» И ответ будет: «Конечно, приди, конечно, я тебя люблю, как любил раньше! Моя любовь когда-то была ликующей радостью; когда ты ушел (ты ушла), моя любовь стала жгучей болью, ожиданием, тоской, - а теперь моя любовь стала вновь ликующей радостью, более светлой, более глубокой, более торжествующей и более уверенной, чем она была до того, как ты ушел (ушла)...» Поэтому, обмениваясь кольцами, супруги дают друг другу обещание и верности, и взаимного доверия - доверия, которое идет гораздо дальше всякой измены и всякой ссоры; и это так прекрасно».
В самом начале Венчания упоминаются «любовь в союзе мира» и «целомудрие». Это и те необходимые «компоненты», на которых зиждется любовь в Браке, и то, что будущим супругам предстоит стяжать как главные христианские добродетели.
По слову апостола Павла, совершенная любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает (1 Кор. 13,4-8).
Разве не такого чувства ищут люди, вступающие в Брак? Мы не можем быть уверенными, что это великое чудо, эта духовная драгоценность будут им даны непременно, мы можем только надеяться. Это зависит от них самих и от Божией воли.
Молитвы чина Венчания возносятся к Богу и о других дарах, сопровождающих Брак:
«Сам ныне Владыко, ниспосли руку Твою от святаго жилища Твоего, и сочетай (то есть соедини) раба Твоего сего (имя), и рабу Твою сию (имя), сопрязи (соедини) я (их) в единомудрии, венчай я (их) в плоть едину, даруй има (им) плод чрева (то есть детей), благочадия восприятие».
Затем на головы молодых возлагают венцы - золоченые или серебряные «короны», в которых они выглядят как монархи некоего суверенного государства, каковым теперь и будет их семья. В этом есть глубокий смысл.
«В Древней Руси в день своего Венчания невеста и жених назывались князь и княгиня, - объясняет митрополит Антоний Сурожский, - почему? Потому, что в древнем обществе, пока человек не был женат или замужем, он являлся членом своей семьи и был во всем подвластен старшему в семье: отцу ли, деду ли. Только когда человек женился, он делался хозяином своей жизни. Древнее государство состояло как бы из союза суверенных, то есть независимых друг от друга семей. Они были свободны выбирать свою судьбу. Все вопросы решались в согласии, во взаимном понимании, но каждая семья имела свой голос и свои права. И вот в день, когда совершается Венчание, устанавливается, с точки зрения государственной, в понимании древних, новая единица, суверенная, свободная, полноправная - происходит в полном смысле Венчание на царство.
Но есть еще и другое значение в этих венцах. Как бы люди друг друга ни любили, они живут в семье, полной проблем, задач, трудностей, иногда опасностей, иногда горя. И вот есть слово в Священном Писании: Претерпевший же до конца спасется (Мф. 24, 13). Жизнь требует терпения, стойкости; осуществление любви, осуществление единства, осуществление своего свободного царственного стояния в обществе - все это требует мужества, а порой и подвига.
Мы молимся о том, чтобы пришло время, когда, выдержав испытание жизни во всей ее сложности, - а сложнее, чем осуществление совершенной любви, ничего нет, - жених и невеста венчались в вечности венцами мученичества. Мы понимаем мученичество как страдание, но слово мученичество в первую очередь означает не страдание, но свидетельство. Мученик - это тот, кто свидетельствует перед всем миром о какой-то ценности, в данном случае - о любви, о правде, об истине, о красоте, и кто ни перед чем не останавливается для того, чтобы довести это свидетельство до тех, которым оно нужно. И, конечно, это значит, что истинный свидетель готов и жизнь свою положить для того, чтобы его свидетельство дошло, чтобы оно воссияло, прогремело или тихим образом обдало теплотой, лаской, радостью и надеждой всех окружающих. И мы призываем всех новобрачных, всякого жениха и всякую невесту верить в любовь, верить друг во друга с такой силой, с такой глубиной, чтобы свидетельствовать, чего бы это ни стоило, о любви, о единстве, о том, что все может победить истинная любовь».
Увенчанные венцами брачующиеся и присутствующие на Венчании слышат далее отрывок из 5-й главы Послания святого апостола Павла к Ефесянам, который раскрывает истинный смысл совершающегося Таинства: благодаря всегда за все Бога и Отца, во имя Господа нашего Иисуса Христа, повинуясь друг другу в страхе Божием. Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потоми что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною, посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна. Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа (Еф. 5,20-33).
Этот отрывок многие даже православные люди толкуют совершенно неверно, считая, что он предписывает главенство мужу только в силу его пола, а жена обязана слепо повиноваться, да еще и слово боится вызывает многие нарекания и споры.
Вот что думает по этому поводу митрополит Антоний Сурожский:
«Муж является главой семьи не потому, что он мужчина, а потому, что он является образом Христа, и жена его и дети могут видеть в нем этот образ, то есть образ любви безграничной, любви преданной, любви самоотверженной, любви, которая готова на все, чтобы спасти, защитить, напитать, утешить, обрадовать, воспитать свою семью. Это каждый человек должен помнить. Слишком легко мужчине думать, что потому только, что он мужчина, он имеет права на свою жену, над своей женой и над своими детьми. Это неправда. Если он не образ Христа, то никто ему не обязан никаким Уважением, никаким страхом, никаким послушанием.
А жена является иконой, образом Церкви. Церковь имеет как бы два лика. Она - невеста, радующаяся о том, что она возлюблена Богом, и возлюблена такой любовью, которая явлена во Христе. Но вместе с тем (и это образ, который дает апостол Павел в одном из своих Посланий) она является невестой Агнца, то есть закланного Спасителя. Она - невеста, та, которая настолько - так глубоко, так совершенно - возлюбила своего жениха, что по незыблемой верности может все оставить, все забыть, от всего оторваться по любви к нему и последовать за ним, куда бы он ни пошел, если нужно - даже на страдания, если нужно - на крест.
Вы видите, что в этом Послании говорится не о владычестве мужа и подчиненности жены, а о такой взаимной любви, которая является жертвенной, героической любовью мужа и на которую жена может ответить такой же жертвенной любовью. Это мы должны всегда помнить, потому что слишком часто этот отрывок Священного Писания толкуют ложно: унижая жену и возвеличивая мужа, представляя его гордым властителем».
Затем читается отрывок из Евангелия, о браке в Кане Галилейской (Ин. 2, 1-11), где Христос превратил воду в вино для гостей. Этот эпизод показателен для нас: на бедной свадьбе, где у людей, так же, как и у всех нас, грешных, не хватило «добра» для настоящего празднества, Христос по просьбе Своей Матери совершил чудо - обыкновенная вода в кувшинах превратилась в прекрасное вино. Это ли не образ настоящего чуда любви, превращающего «воду» наших, порой мелких, преходящих, порой недобрых или эгоистичных чувств во что-то иное - по воле Божией? Митрополит Антоний Сурожский обращает внимание также на то, что это чудесное событие происходит по настоянию Богоматери. Пресвятая Дева, обратившись к Своему Сыну с просьбой помочь бедным людям, услышала сначала ответ: Что есть Мне и Тебе, жено (Ин. 2, 4)? - что Нам до этой свадьбы, до этого праздника, куда люди пришли, может быть, забыться, полакомиться за чужой счет, позавидовать, посплетничать, какое это имеет отношение к Нашим заботам? Но Богородица настойчиво просила Христа и велела слугам хозяина сделать то, что скажет Ее Божественный Сын - и по слову Его то, что было водой, стало вином вечного праздника... Этот эпизод напоминает нам о том, что мы можем сделать в своей жизни с «водой» человеческих отношений, если будем поступать по слову Христа и с верой молить Его, как Божия Матерь.
После чтения Евангелия возглашается короткая ектения, то есть ряд молитв, о даровании новобрачным и всем православным христианам всех благ земных и небесных.
Заканчивается ектения молитвой Господней «Отче наш», как напоминанием о том, к чему должна стремиться душа каждого христианина. Напоминанием о Царствии Божием является и обычай чина Венчания жениху и невесте выпивать вино из общей чаши - эта чаша напоминает о Чаше Причастия, об обычае жениха и невесты, а потом и верующих супругов причащаться вместе. Это чаша единой судьбы, в которой теперь ничего отдельного уже не будет.
«После чего священник их водит вокруг аналоя, - пишет митрополит Антоний, - на котором лежит Евангелие Христово. Три раза они обходят его вслед за священником. Число «три» в Ветхом Завете, как и в Новом, означает полноту времени. В постриге, как и в начале Венчания, три раза ставится вопрос: «Хочешь ли ты?..» Первый раз ты можешь быть взят врасплох, второй раз ты можешь ответить полууверенно, а в третий раз ты должен поступить с совершенной уверенностью. Так и тут - жених, и невеста три раза ведутся вокруг аналоя, на котором лежит Евангелие; а Евангелие - это, с одной стороны, слово Божие, то, что проповедано нам Христом, а с другой стороны, оно как бы икона, потому что Христос называется Божиим Словом: Он должен быть в центре того шествия, которое представляет собой человеческая жизнь.
Под руководством священника, несущего крест и обещающего победу, жених и невеста обошли аналой, на котором лежит святое Евангелие, образуя этим троекратным обхождением весь жизненный путь, в центре которого будет Бог и Его учение. Когда они стали на свои места, с них с краткой молитвой снимаются венцы. Жениху предписывается ходить в мире и совершать в правде заповеди Божий, невесте - радоваться о своем муже и жить достойно заповедям Господним».
Чин Венчания - прекрасная и исполненная глубокого смысла церковная служба; это Таинство, в котором возносятся ко Господу молитвы о самой сокровенной сущности любви, о ее совершенстве, обо всех ее возможных дарах. Нельзя сказать, что Таинство «гарантирует» человеку обретение в Браке - всех благ, о которых возносятся молитвы, - это зависит от самого человека и от воли Божией.
Как сложится жизнь супругов после Венчания, знает только Господь. Но представим себе древнего воина, который собирается на битву и запасается кольчугой, шлемом, копьем и мечом, выбирает самого лучшего коня. Конечно, такой человек может и погибнуть, а другой, хуже него снаряженный, победить в битве. Но все-таки надежды больше у первого - он лучше подготовлен к будущим испытаниям. Наверное, можно достичь любви в браке и без чина Венчания. Но очень разнообразны и могущественны в мире силы, разрушающие любовь, и Кто поможет, когда люди пытаются обойтись без Бога?
Никто не говорит, что обвенчавшиеся супруги непременно заживут благополучно, дружно, у них будет много детей и дом - полная чаша. Может быть, и им предстоят тяжелые испытания? Но венцы, которые поднял над их головами священник во время чина Венчания, будут напоминать о том, что они совершают свой путь во славу Божию, а не ради прихоти, выгоды или самообмана.

 
Автор: Екатерина Чепыжова
Из книги: «Муж и жена в христианском браке ХХ веков спустя»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст