Семья

Я - взрослый


фотоавтор фото: Анастасия Рогачева
источник: http://www.photo.orthodoxy.ru

(Переходный возраст)

Для создания семьи, на мой взгляд, у невесты и жениха должны присутствовать некие необходимые свойства. Сегодня мне хочется поговорить об общем свойстве для мужчин и женщин. Люди, вступающие в брак, должны быть взрослыми, или зрелыми. Всем понятно, что в 10 лет никто создать семью не может. Десятилетний человек еще ребенок. Даже если это будет очень хорошо воспитанный мальчик и в будущем хороший семьянин, в 10 лет он неспособен создать семью. Семью может создавать только взрослый человек.

Вы сейчас находитесь в переходном возрасте, то есть в возрасте, когда переходят из детского состояния во взрослое. И физиологическая зрелость здесь еще не является показателем. Например, благоверный князь Александр Невский уже в 15 лет правил в Новгороде, в этой огромной северной столице Руси, а в 19 лет он стал Невским, так как одержал победу в битве на Неве, которая принесла ему огромную славу. А современный 15–летний молодой человек, как правило, еще неспособен отвечать даже за себя, не то что за других людей. По моим наблюдениям, взросление сейчас наступает у современных парней в 22–25 лет, а у девушек — лет в 18–20. Это очень поздно, ведь в прошлые века девушке позволялось вступать в брак с 14 лет, а парням — с 16 лет. К этому возрасту молодые были уже вполне зрелыми людьми.

Сегодня я попытаюсь объяснить, что значит быть взрослым. В вопросе о семье, о вступлении в брак тема взрослости имеет огромную важность. Дело в том, что влюбляться может и ребенок, но любить — только взрослый. Дети могут играть во взрослые отношения, но строить эти отношения по–настоящему не могут. Поэтому, прежде чем создавать семью, молодой паре было бы неплохо убедиться, способны ли они к столь ответственному шагу.

Во взрослом человеке я бы выделил две очень важные черты:

— самостоятельность (свобода, независимость);

— ответственность за других людей.

Уверен, что для большинства из вас взрослость ассоциируется со свободой. Ребенок — это бедное создание, которое не имеет своей воли; за него все решают родители, он должен слушаться учителей и т.д. Взрослый — это совсем другое дело, он может делать то, что ему захочется. Это ребенка все воспитывают, а взрослого — попробуй, повоспитывай! Поэтому темой сегодняшней беседы будет человеческая свобода как признак взрослого человека.

Прошу вас, милые детки, переходящие во взрослое состояние, скажите, кто больше всего мешает вашей свободе. Я слушаю и записываю:

Родители

Учителя

Старшие браться и сёстры

Милиция

ГАИ и т.д.

Ну, я думаю вы можете еще долго продолжать этот список. Но мне кажется, что вы забыли еще нечто очень важное. Вы забыли Бога. Как верующий человек могу сказать, что больше всего мешает нашей свободе Бог! Действительно, представьте себе жизнь глубоко верующего христианина. Каждую среду и пятницу христиане постятся, то есть не едят мяса, молочных продуктов, яиц и т.д. Наступает среда, я хочу бутерброд с колбасой, а мне говорят: «Нельзя!» Какая же тут свобода?! Каждый воскресный день все христиане должны быть в храме. Представляете, как это ужасно: единственный выходной день, когда можно подольше поваляться в кровати, надо проводить в храме. А заповеди Божии? Того нельзя, этого не делай — одни запреты. От родителей можно сбежать или хотя бы запереться от них, от учителей можно скрыться, даже от милиции можно убежать, а вот от Бога никуда не денешься. Вот, оказывается, кто больше всего может мешать нашей свободе!

Это очень хорошо можно сказать одной фразой:

Если Бога нет, то всё можно!

Я хочу съесть «Сникерс» один и ни с кем не делиться. Пожалуйста, заперся в комнате и ем. Все! Мне никто не мешает, меня никто не видит. Это — если Бога нет. А если Он есть? Тогда куда мне бежать? Бог есть везде! Поэтому у меня только два выхода: либо перестать жадничать и делиться со всеми, либо доказать самому себе и поверить, что Бога нет. Именно этим, то есть доказательством того, что Бога нет, и занимались часто безбожники.

Давайте на минутку поменяемся местами. Теперь я не священник, а вы не мальчики и девочки, теперь вы — верующие, а я — закоренелый безбожник. И я вам сейчас докажу, что Бога нет, и поэтому я могу делать все, что хочу.

Итак, вы, верующие, выдумали какого–то себе Бога, а я вам быстренько докажу, что такого Бога, которого вы выдумали, просто не может быть. Вы учите, что Бог — это высшая Сила, что Бог всемогущ. Но такого Бога не может быть. Послушайте: а может ли ваш всемогущий Бог сотворить камень, который Сам не сможет поднять?

Давайте рассуждать вместе. Возможны два ответа: может или не может. Вариант первый: Бог не может сотворить такой камень. Что и требовалось доказать — Бог не всемогущ! Вариант второй: Бог может сотворить такой камень. Но тогда Бог не сможет поднять этот камень, значит, Он станет не всемогущим, что и требовалось доказать!

Такие доказательства несуществования Бога очень часто приводились безбожниками в XVIII и XIX веках.

Это первый взгляд на тему «Бог и свобода»: Бог наибольшая помеха на пути к полной свободе. Если же Бога нет, то все можно. Поэтому если я хочу делать все, что угодно, то Бога не должно быть.

Но есть и другой — православный — взгляд на взаимоотношения Бога и свободы. Поэтому вернемся в свое нормальное положение, теперь я вновь священник, а вы мальчики и девочки. Как священник я должен заявить, что Бог не помеха нашей свободе, напротив, Бог — единственный источник нашей свободы. Почему? Попытаюсь объяснить.

Вернусь к уловке безбожников о камне, который невозможно поднять. Для верующего человека Бог все же существует, и Он действительно всемогущ. Дело в том, что Бог все–таки сотворил такой камень, который Сам не может поднять, и в то же время Бог поднял этот камень. Никто не знает, что это за удивительный камень?.. Это человек!

Бог сотворил человека и дал ему свободу. Свобода человеческая — это одно из самых важных свойств человеческой природы. Это часть образа Божия, которым наделен человек. И что удивительно, Сам Бог не может отнять свободу у человека. Бог, например, не может заставить человека полюбить Себя. Бог не может заставить человека стать добрым. Чтобы заставить полюбить, надо прежде отнять свободу, а без свободы человек становится животным. Жизнь животного регулируется инстинктами и рефлексами, здесь нет свободы. А человек — это, действительно, тот самый камень, который Бог не может поднять.

Животное можно заставить полюбить. Бросай собаке каждый день кусок мяса, глядишь, она скоро и полюбит тебя за это. А человек не собака, его не заставишь полюбить.

Само творение человека Богом — это удивительное событие. До творения человека (и ангелов, которые тоже обладают свободой) в мире присутствовала только одна воля — воля Божия. Все подчинялось Богу. Появляется человек, и в мире возникает еще множество разных воль. Сейчас более 6 миллиардов людей своей волею влияют на мир. Бог, творя человека, отказывался от единовластия в мире, человек призван быть сотворцом Богу, но мог быть и разрушителем мира. Бог творит человека, зная, что человек, будучи свободным, может и возненавидеть своего Творца, и при этом Бог не сможет заставить человека исправиться.

Тут можно задать вопрос. Как это Бог не может заставить человека что–то сделать? Взял и заставил. Шел человек с пистолетом на убийство, нажимает курок, но Бог вмешивается — осечка, еще раз жмет на курок — еще осечка. Или другой пример из Ветхого Завета. Царь Ахав посылает пятьдесят воинов убить пророка Илию. Пророк молится, с неба сходит огонь, воины убиты. Царь еще посылает воинов, опять огонь с неба. И так три раза. Бог может Своею волею пресечь действие человеческой воли. Но посмотрите внимательно. Бог может пресечь действие, но не может заставить человека изменить свои желания, свою волю. Человек замышляет убийство, берет пистолет, жмет курок — осечка, тогда он берет нож, замахивается — но нож ломается, человек бросается на жертву — но вдруг поражается неожиданной болезнью и падает в изнеможении. Но даже когда он лежит, он может не переставать хотеть смерти другому человеку. Бог не может заставить злодея полюбить свою жертву!

Постараемся четко разделять два вида свободы. Свобода бывает внешняя, и свобода бывает внутренняя. Это совершенно разные вещи, совершенно независимые между собой. Например, в начале христианства было много мучеников, которые были рабами. Вот такой раб–христианин внешне не имел никакой свободы. Подходит его господин с плеткой, заставляет его таскать камни не каменоломне, и раб послушно выполняет его волю. Он не свободен. Но вот приходят гонители христиан и говорят: «Отрекись от Христа! Поклонись нашим идолам». А он отвечает: «Нет! Никто не может меня разлучить со Христом!» Гонители пытают христианина, но он остается непреклонным. Они даже могут насильно поставить его на колени перед идолом, но заставить его искренне поклониться идолу в своем сердце они не могут.

Внутреннюю свободу никто не может отнять! Ни родители, ни учителя, ни милиция, ни ГАИ, ни мучители, и что самое удивительное, даже Бог не может отнять эту свободу! Вот почему на земле существуют войны. «А почему ваш добрый Бог не может запретить все войны?» Запретить может, но что с того запрета. Началась война — все пушки сломались, люди возьмутся за пулеметы, пулеметы сломаются, люди возьмутся за автоматы, те сломаются, возьмутся за ножи, потом дойдет до рукопашного боя. Ненависть, зависть, вражду в человеческом сердце Бог насильно, без воли человека, не может уничтожить.

Про внешнюю свободу говорить даже неинтересно. Она зависит от тысячи случайностей. Я еду по дороге, машина ломается. Минуту назад я был свободен в своих действиях, а сейчас стою. Двадцать километров в одну сторону до ближайшего населенного пункта, двадцать — в другую. Ничего сделать невозможно. Была свобода, и вот ее нет. Я хочу посмотреть видеофильм, сажусь перед экраном, включаю, а в этот момент гаснет свет. Я опять не свободен в своем выборе, и приходится заниматься чем–то другим. Вот вам и вся внешняя свобода.

Приведу еще один пример, показывающий отличие свободы внешней от внутренней. Рисую на доске двух человечков. Известно, что один из них может идти, куда хочет, а другой не может идти, куда хочет. Вопрос: кто из них более свободен? Всем ясно, что первый — он идет, куда хочет, он свободен. Но немного уточним ситуацию. Оказывается, эти два человечка стоят на крыше высотного дома. У первого человека завязаны глаза, и он не знает, где он находится, а у второго они открыты, и он все прекрасно видит. Кто теперь кажется более свободным? Второй? Но смотрите: первый человек может идти, куда хочет, поскольку не видит, какая опасность стоит перед ним. Он может спокойно идти рядом с пропастью и не бояться, ведь он не видит ее. А второй? Посмотрите на его действия. Он движется медленно, боится оступиться. Он не приближается к краю крыши ближе, чем на три метра, он аккуратно обходит все скользкие места. Он очень ограничен в своих действиях. Сюда нельзя, здесь опасно, там ненадежно. Он очень даже не свободен в выборе путей перемещения.

Но тем не менее всем ясно — он более свободен. Почему? Первый человек с завязанными глазами может двигаться, куда хочет, но эта внешняя свобода через две минуты приводит к неловкому движению, человек поскальзывается и летит вниз. Даже если он выживет, он будет весь в гипсе, и от его свободы ничего не останется.

Запомним это. Внешняя свобода (по принципу «Что хочу, то и ворочу») очень скоро приводит к потере всякой свободы. «Я взрослый человек, — заявляет 15–летний молодой человек, — я уже могу пить и курить, никто не может мне запретить!» Но к 18–ти годам он спивается. Где его свобода? «Я свободный человек, хочу — и пью, а не хочу — и не пью». Все правильно, но только он теперь всегда хочет. Не хотеть он уже не может. Человек потерял свободу — он не может не хотеть! Неужели наркоман — свободный человек? Да нет, конечно. Только он связан не веревками, и руки у него не в наручниках, но душа его связана греховной страстью. Все желания направлены в одну сторону — уколоться. И эта неволя — хуже всякой тюрьмы.

«А что мне мешает иметь с моей девушкой интимную близость? Мы свободные люди!» А мешает то, что после этой близости вы уже не будете свободными. Ваши чувства, воля, разум изменятся, и направлены они будут вовсе не на внутренний мир друг друга, а на телесные утешения.

Кстати, я бы сказал, что Церковь вообще ничего не запрещает и не может запретить. Церковь только предупреждает. Ведь есть элементарные законы нашей жизни, которые не стоит нарушать. Не пейте яд — отравитесь, не выпрыгивайте из окна — разобьетесь. Так же и Церковь предупреждает: «Не кури — потом не сможешь бросить, не пей — сопьешься, не блуди — не сможешь потом создать настоящей семьи, не воруй — потеряешь доброту и милосердие, уважай отца и мать — иначе тебя не будут любить твои же дети» и т.д.

Истинная свобода заключается в свободе от страстей. Именно страсти лишают человека внутренней свободы. Страсти лишают человека того, что даже Бог не может отнять. Хочет человек любить свою жену, не раздражаться, не гневаться на нее, но страсть гнева одолевает его. Он бы и рад остановиться во время скандала, но не может, и огонь взаимной неприязни еще более разгорается. Хочет человек похудеть, не объедаться, меньше есть сладостей и вкусностей, но страсть к объедению одолевает его. И после каждого застолья человек вновь и вновь набирает вес.

Чтобы не потерять эту свободу, нужен постоянный труд. В Церкви существует немало постов. Постных дней, когда не разрешается вкушать определенные продукты, в среднем 180–200, то есть половина всех дней в году. Казалось бы, для современного неверующего человека это ужасно — половину всех дней в году поститься. Но для души человека — это крайне полезно. Человек не привязан к еде. Он может в любой момент с легкостью отказаться от чего–то. Человек приучается легко от чего–то отказываться. Как воин, если он привык к удобству в мирное время, будет ненадежен во время войны, так же и человек, привыкший к комфорту, легко теряет душевное равновесие при разного рода искушениях.

Кстати, надо отметить, что благодаря посту человек может не только пересилить свое желание, например желание поесть колбасы, но может даже управлять своими чувствами и не хотеть ее вообще. Пьяница не может не хотеть выпить. Он своими чувствами не владеет. Он раб своего желания. Пост же помогает управлять своими желаниями.

Например, пост предполагает не только воздержание от еды, но и воздержание в супружеской близости накануне постного дня. Для большинства людей это — дикость. «Вот еще! Церковь будет вмешиваться в мою интимную жизнь и указывать, когда мне спать с женой, а когда не спать». Но верующие люди в своей семейной жизни благодаря посту приучаются управлять своими чувствами. «Завтра постный день, и мы отложим свое желание в эту ночь». И действительно, супруги не будут иметь этого желания. Почему это важно в супружеской жизни? Супруга заболела или забеременела и не может иметь супружеской близости. В нормальной семье это не вызывает никакой трагедии. Супруг может в любой момент управлять своими чувствами и желаниями. Так приобретается истинная свобода.

Современная психотерапия, пропитанная фрейдистскими идеями, будет не раз утверждать со страниц газет и журналов, что воздержание опасно для психики. Неудовлетворенные желания, дескать, накапливаются в подсознании, и это чревато психическими расстройствами. Но жили же на Руси так испокон веков, и никаких расстройств не было. Просто к крепким, правильным семьям идеи Фрейда не относятся. Там супруги умеют управлять своими желаниями. Психическое расстройство появляется у человека, который смотрит развратные фильмы, читает порнографические или эротические издания, то есть всячески возбуждает в себе блудное желание, но не может удовлетворить его (заплатить проститутке нет денег, а бесплатно с ним в постель никто не хочет ложиться). Вот тут–то человек скоро будет на грани сумасшествия. Но виновато будет не вынужденное воздержание, а разнузданность чувств. А когда человек может управлять своими желаниями, то нет никаких неудовлетворенных влечений и никакой разрушительной психической энергии в подсознании не накапливается. Очень легко получить язву желудка, если во время поста ходить по магазинам и рассматривать всякого рода деликатесы и принюхиваться к запаху копченой колбаски. Очень скоро от таких действий потекут слюнки, начнется выделение желудочного сока. От неудовлетворенного желания начнут развиваться и психическое заболевание, и язва желудка. Но причиной болезни будет вовсе не пост, а неразумное поведение человека.

Научиться управлять своими чувствами в принципе не так–то трудно. Хитростей здесь почти никаких нет. Главный секрет заключается только в том, что надо бороться со своими чувствами, пока они еще небольшие и ты можешь с ними справиться. Не позволяй себе вольного общения с представителями другого пола — и будешь контролировать себя. Как только парень позволил себе прикоснуться к девушке, то способность управлять собой уже немного теряется. Кстати, прикасаться к чужому телу может только близкий человек, в том числе муж, но никак не любой знакомый парень. Когда вольностей в общении много, то недалеко и до беды. Второй принцип: избегай случаев, ведущих к обострению своих желаний. Хочешь сохранить чистые отношения с девушкой — береги свои чувства: не стоит оставаться с ней наедине в квартире в позднее время. Здесь как с постом. Хочешь поститься — очень легко, только не ходи в те места, где пахнет жареной курочкой, пельменями и шоколадными конфетами.

Православные супруги, умеющие поститься, всегда желанны друг другу. Перенасыщения в чувствах не наступает. После длительных постов радость взаимной близости будет новым медовым месяцем. Часто именно это пресыщение и толкает людей на измену ради получения новых ощущений с новым партнером. Даже однодневные посты вносят порядок в интимную жизнь. Взаимное ожидание близости сильно отличает благочестивую семью от пар, где близость происходит беспорядочно и часто все зависит от настроения и желания только одного из супругов.

Но вернемся к рисунку с двумя человечками. Глядя на него, можно дать еще одно определение истинной свободы. Если свобода внешняя — это жизнь по принципу «что хочу, то и ворочу», то свобода внутренняя это видение. Это определение я даже запишу на доске.

Действительно, человек, который видит, куда ступает своей ногой и к чему это может привести, намного свободнее человека слепого. Истинная свобода заключается в способности видеть последствия своих поступков. Верующий человек не будет смотреть развратные картины и заглядываться на полураздетых девиц, идущих по улице. «Ему нельзя смотреть, значит, он не свободен», — можно подумать про такого человека. Но, на самом деле, он тем самым защищает свою свободу. «Я хочу любить свою жену и только ее», — вот что думает про себя этот человек. И, действительно, он ее любит. Он боится потерять любовь, и не хочет изменять супруге даже в мыслях. В Евангелии Господь говорит, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своем (Мф. 5, 28). Измена настоящая всегда начинается с вольного поведения, с измены в мыслях, во взглядах. После же настоящей измены человек уже не может любить свою жену чисто, даже если захочет. Он потерял свою способность любить.

Если человек сломает ногу, он не может танцевать, он теряет эту способность. Если человек ломает руку, то он не может играть на скрипке. То же самое происходит в душе человека. После измены человек не может любить жену, как любил ее ранее, не может любить детей, как любил ранее. Человек, который совершил кражу, не может больше быть милосердным. В душе его что–то уже надломилось, сердце окаменело, и какая–то способность души потеряна.

Свободный человек — это тот, кто может сказать: «Я не хочу взирать на это зрелище, потому что я знаю о том, какой вред я получу от этого». Практически каждый знает притягательную силу телевидения. Ярко снятый видеоклип буквально не дает возможности оторвать от него свой взгляд. Человек заворожен и теряет свою свободу. Спокойно выключить телевизор в момент, когда там показывается яркое, но вредное зрелище — это настоящая свобода.

Но стоит остановиться и на таком важном вопросе: а как приобрести способность видеть последствия всех своих поступков? Приведу образ. Представим себе темную грязную комнату, в которой мусора настолько много, что в комнату не попадает ни одного луча солнца. Что видит хозяин комнаты, если электричества в этой комнате нет? Ничего! Грязи много, но ничего не видно. Человек ощущает эту грязь, но не видит ее. Чтобы избавиться от этой грязи, он начинает убираться в комнате. Первое, что ему надо сделать, — это почистить окно своей комнаты. Первый луч солнца попадает в комнату. Что видит в полумраке хозяин? Сначала он видит только большие предметы: шкаф, который стоит криво, стол, который перевернут, стулья, которые разбросаны. Хозяин ставит все это на место. В комнате стало уже немного почище и, следовательно, светлее. Теперь можно разглядеть более мелкие предметы: вот книги разбросаны, газеты раскиданы. Человек убирает и это. Вновь становится светлее… И так шаг за шагом, с каждым разом все светлее и чище. Когда уборка закончена, все блестит, все сверкает, любая пыль видна, ее хочется вытереть, любая вещь, находящаяся не на своем месте, заметна, и ее хочется убрать.

По православному церковному учению нечто подобное происходит с человеком во время исповеди. Человек впервые пришел на исповедь. Как правило, он не может назвать сразу все свои грехи, а только два–три греха, но такие, о которых совесть не дает ему забыть. В душе становится чище и, следовательно, светлее. Через некоторое время человек начинает видеть то, что никогда раньше не видел в себе. Он вновь исповедуется и пытается избавиться от этого греха, и в душе становится еще светлее… и т.д. Когда человек постоянно исповедуется, то душа его подобна чисто убранной комнате, где видна любая пылинка.

Если человек научился видеть самые мелкие грехи, то значит, он вряд ли дойдет до грехов тяжелых. На самом деле мелкие грехи вовсе не мелкие, это просто первые шаги к грехам тяжелым. Если их совершать, то легко дойдешь до более тяжелых. Тот же, кто не делает первого шага, никогда не приблизится к ним.

Но вернемся к тому, с чего мы начали беседы. Вы находитесь в переходном возрасте. К 15–16–ти годам он должен уже заканчиваться, но в настоящее время детство и выход из него могут затягиваться очень надолго. Еще недавно понятие «молодежь» распространялось на возраст от 14 до 28 лет. Сейчас рамки раздвинуты и молодежью называют людей до 30 лет. Можно сказать, что официально признан факт еще большей задержки людей в переходном возрасте — вплоть до 30 лет. Переходный период закончится для вас тогда, когда вы начнете заботиться не о внешней свободе (то есть: как бы избавиться от влияния взрослых?), а будете заботиться о свободе внутренней. Тогда вы будете способны создать крепкую семью.

Если молодой человек под свободой пока еще понимает только внешнюю свободу и только к ней стремится, то что для него семья? Это обуза! Это хомут! Вспоминаем, что семья — это пара лошадей, запряженная в телегу, которая тащится по бездорожью. Настоящая семья начинается там, где человек говорит: «Все! Теперь для меня на первом месте семья, а потом уже все мои личные желания». То есть начинает действовать принцип: «Не что я хочу, а что полезно моей семье, то я и ворочу». Какая же здесь свобода?

Любовь — это ответственность. Ответственность — значит, ты связан по рукам и ногам: ты должен заниматься с детьми спортом, ты должен делать с ними уроки, ты должен.., ты должен.., ты должен…

Но, потеряв внешнюю свободу, точнее, добровольно отказавшись от нее во имя свободы истинной, человек получает нечто необыкновенное — свободу любить, любить легко и чисто! И радость от этой свободы перекрывает все невзгоды и лишения, потому что человек приобретает счастье.

В заключение отмечу, что среди свойств взрослого человека вначале я еще отмечал способность нести ответственность еще и за других людей. Это тоже очень важная черта взрослого человека. Если самостоятельность и свобода касаются прежде всего самого человека, способности управлять своими чувствами, то ответственность — это уже продолжение этой способности, это — способность отвечать не только за себя, но и за других. Муж должен уметь отвечать за жену, а жена — за детей. Мы уже не раз говорили, что любовь — это ответственность. Но все начинается со способности управлять собой и своими чувствами, с приобретения истинной внутренней свободы — свободы от страстей

 
Шугаев Илья Викторович
из книги:  «Один раз на всю жизнь. Брак, семья, дети»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст