Поэзия

Витраж. Кира Бородулина


Кира Бородулина
Кира Бородулина

Витраж

Истории из камня и стекла,
И я не говорил с тобой о них,
Но память чьих-то снов еще жива,
И теплится народная молва
В покрытии растрескавшихся плит.

Я видел шитый золотом узор
На хрупком небосклоне витража,
Пронзительный, болезненный тот взор,
Что вызывал в душе немой укор,
Наверное, не забыть мне никогда.

В немыслимые певчие голоса
Вплетался лютый холод их сердец,
А я стоял, смотрел в Его глаза,
В отверстые родные небеса,
Душою был не здесь, почти летел.

Истории из камня и стекла...
Я ничего не расскажу о них -
Пусть стены скажут сами за себя,
Под сводами та песнь еще жива,
Что, может быть, в душе моей звучит.

 

***

Я - звенящая медь,
Я - пустые слова,
Оправдания плеть,
Что бичует сердца,
Я - безликость судьбы,
Я - мороз у крыльца,
Я - распластанный вечер
У двери Творца.
Я - забытая рифма
Или сбившийся ритм,
Собери меня вновь,
В целое воплоти,
Чтоб стать лучше, чем есть
Без оглядок назад,
Хоть грехов и не счесть -
Погаси во мне ад.

 

Бабушке

Как холодно и пусто без тебя,
Как больно сознавать, что не придешь.
Есть силы неизбежное принять,
Есть вера, что все будет хорошо,
Но как стемнеет, и ночные тени
Вновь тянут руки к сердцу моему,
Все страхи обострятся от потери,
И слезы горьким градом душу рвут.
Дай Бог тебе и света, и покоя,
Дай Бог поверить в то, что говорим,
Ведь небо свои двери не закроет
Пред той, кто так страдал и так любил...

29.02.08.

 

Молитва

На всемирной выставке сердец
И душ – где обрящуся аз?
Возымею ли наглость просить,
Уповать, покаянием стирать
Хлопья сажи с лица,
Заполняя душевную брешь –
Порожденье греха и порока -
Черной кровью, своими слезами?

Мой талант – только вера в Тебя,
Твой мне дар – в белых ризах душа,
Сердце чисто созижди во мне,
Чтоб его принести на алтарь.

На всемирной выставке грехов
И добра – где обрящу свое?
Отучи озираться на тех,
С кем ровнять себя вовсе не стоит,
Чтоб не жалили душу сторонние сны,
Не привились чужие язвы –
Своих не изжить!

Страшный суд – где-то сквозь пелену,
Память смертная вовсе стерлась,
Когда снова запел в сердце свет
Ведь для крыльев всегда есть небо.
Я поверю, что все смогу,
Я решусь на войну с собою,
Когда грязи моей коснешься лучом –
Своей любовью.

21.12.11.

 

***

Яркий стремительный май,
Отгорающий белым соцветием,
Струны дергает песнь соловья
Сочной зеленью, синим небом.
Ароматом раскрывшихся трав,
Перезвонами двухголосья
Загудели опять ветра,
Изменения в жизнь подбросив.
Непроторенная тропа
Сквозь зеленые трав сплетенья
Уводила из мира в рай,
С шоссе адова лестницей в небо.
Может, скоро сплетет антифон
Голос мой по Твоим молитвам,
Не хотел, чтоб была чужой
В тайной вечери Твоего мира.

13.05.12.

 

В начале Великого поста

Неровные следы по пройденной дороге,
Ошибки повторяются точь-в-точь,
Учиться ничему здесь невозможно,
Мучительная ясность сердце рвет.
Где ранняя весна? Где солнечное солнце?
Заплаканные тени прошлых лет
Остались позади, в давно забытых строках,
И новые поешь, но не взамен.
Шагай. Идеология уныния,
Предательство откуда и не ждешь,
Что каменным казалось и незыблемым,
На деле – карточный червивый дом.
Все люди, всем бывает горько,
И больно, и обидно и всерьез,
Но так ли уж тебе досталось, солнце?
С гордыней нам носиться невдомек.
Пройдет весна – и думать позабудешь,
Пройдут года – причин не назовешь,
Но будешь воскрешать туман иллюзий,
Как сладкий яд, творений вещество,
Материю освободивших мыслей,
Субстанцию, связующую мысль,
В которой раньше видел правду жизни
И жизнь окрашивал в ее цветы.
И так существовал в придуманном дурмане,
Словами вдохновенье изливал
И сжился с атмосферой погребальной,
Так, что с ней расставаться не желал.
А объяснить? Все скучно и обычно,
И привело, как и всегда к нулю.
Следы уже соделанных ошибок,
И частота падений – ни к чему.
Ты выполз в мир, и там все как обычно,
Но только в мире, что считал святым
Нашли приют все те же истины,
И рухнул он. Ты без стены, один.
Холодный ветер, выцветшее солнце,
И друга уж некрепкая рука,
А под ногами лед за снегом гнется
И каждый шаг – проверка и судьба.
Где зубы грешников? Все разом сокрушил бы,
И пусть они живыми снидут в ад!
И жены их останутся вдовыми,
А дети сирыми... такое пожелать?
До нравственности распятого Бога,
До той любви, что сокрушает смерть
Была еще неведома дорога,
И мир еще лежал в греховном зле.
Но ветхий человек не шевелился,
В глазах темно, и горло не поет –
Наверно потому опять забился
В свой угол равнодушия и снов.
Шагай. Тебе давно никто не снился,
От завтра у тебя – лишь два часа,
А с истинами новыми сроднишься,
Излечишься, пробудешь голоса.

18.03.13.

 

Ушедшим в вечность и рожденным для вечности

Они уходят, ты остаешься,
Февральской вьюгой их голос стынет,
Метелью белой следы укроет,
А ты поешь по всем панихиды.
Живые в ряд – с ними как делиться,
Коль обращения не помнишь радость?
С тобой все – боль и надрыв, и тяжесть,
И свое сердце не открываешь.
Душа закрытая весть не скажет,
Где в сердце боль – полноты не сыщешь,
И сам себе так не доверяешь,
И не избавишься от привычки.
Живые в ряд и благой им вести
Тебе не жаль – так уста отверзи,
Но ты молчишь. В тишине молитва,
И пусть Господь Сам укажет двери.
Метель с тобой в унисон завоет
И снегом белым следы стирает,
Ты остаешься, они уходят,
А ты по всем панихиды правишь.

25.03.13.

 

***

Наверно, из людей вроде тебя
Молитвенники могут получиться:
В молчании ты жизнь готов прожить
Ни с кем благою вестью не делиться.
Ты помнишь, как ты сам до веры шел,
Как долго ждал и часто спотыкался,
Как мучился и с пустотой сражался,
В предсмертной схватке к Богу обратясь.
Учительствовать не тебе пытаться.
Не в знаниях тут дело, но в душе,
Что не привыкла сразу раскрываться
И к первому ж глаголать о Христе.
Так просто им с тобою не сродниться -
Ты делаешь шаги навстречу им,
Ты искренне пытаешься учиться
От полноты сердечной говорить,
Но не выходит. Слов здесь не хватает.
Не в знаниях тут дело, но в любви,
Которой и не выразить словами,
Иль столько слов, что миру не вместить.
Им надо все в одном лишь предложении,
Простую суть как формулу любви,
Которая различна в каждой вере,
В иных же ее вовсе не найти,
Но то неважно. Слушать здесь не любят,
От наставлений разум их кипит
И смотрят на тебя с улыбкой хмурой –
Всю жизнь чудак, нам с ним не по пути.
И никому. Твой путь – путь одиночки,
Дорога к Богу, а потом – за Ним,
Куда бы Он ни шел, куда захочет
Тебя забросить или донести
В руках своих, как малого ребенка,
Подталкивая мягко и шутя –
Ты примешь все, лишь с Ним не одинокий,
Утешенное, милое дитя.
Закроешь дверь и затеплишь лампаду,
Настроишься на звуки тишины.
Он говорит с тобой через Писание,
А ты молитвой с Ним поговоришь.
Расскажешь обо всех, о ком болеешь,
Слезами за них душу изорвешь.
Лишь Он один во всем тебя утешит
И по любви ни в чем не упрекнет.

25.03.13.

 

Андрею

Тяжело умирать летним днем,
Когда в воздухе пахнет липой,
Когда птицы плетут антифон,
Но изрядно устал от жизни.
Звонит колокол не по тебе,
Красота вокруг славит Бога
Столь неведомого судьбе
До последнего вялого вздоха.
Суждено это всем пережить -
Это каждому с детства ясно,
Но по-разному тело вскрыть
И по-разному душу истяжут.
Здесь жара и удушливый зной,
В храме зелено после праздника,
Постороннего люда полно -
Попрощаться с тобой пытаются,
Не прислушиваясь к словам,
Не внимая чужим молитвам,
Изнывая, с трудом терпя,
Телефонов своих не выключив.
Где ты там и что чувствуешь так –
Оторвавшись от плоти постылой
Когда Истину видят глаза,
Что всю жизнь без Нее обходились?

2.07.13.

 

***

Прогнав взашей свое уныние
И сбросив со щеки хрусталь,
Опять становимся мы сильными,
Смеемся в лица палачам.
То пыль осядет придорожная,
То упадут стеной дожди
И как ни бейся – не отложишь час,
Когда умрут твои следы.
Работа ЖИТЬ пока посильная,
До Царства Божия ползти
И путы ослаблять незримые,
И волны от себя грести.
Ведь ты достиг крупицы вечности,
Когда из ряда вышел вон
И вопреки своим сомнениям,
Сравнялся с собственным крестом.
И не заметил, как тяжел он стал,
Как обагрился кровью пот,
Когда взвалил его на плечи сам,
Длань сатаны отторгнув прочь.
И ты ушел, но тяжким был твой путь,
Неровными – твои следы,
Вдруг захотелось все назад вернуть,
Былое рвение забыть!
Но поздно, маловерный, плакаться,
Ведь волю Божию приняв,
Ты сам идти и не отважился –
Он тебя вынес на руках.

 

***

Что может быть страшней слов «я не верю»,
Что может быть опасней нелюбви?
Как безнадежны запертые двери
Души твоей, когда Господь стучит!

Что может быть постыдней суеверий,
Что может быть глупей, чем отрицать,
Что Личность не вместится во вселенной,
Хоть разум и не в силах воспринять?

Когда я шел – шатались все ступени,
Когда я пел – так часто голос хрип,
Нашлось, кому считать мои паденья
И в чем меня за это обвинить.

Но ничего – вставал и плелся дальше,
Побитый и измученный в пути,
Жалея лишь о том, что сделал раньше,
Жалея, что настолько худшим был.

Не заперты окованные двери,
Не гаснет свет намоленой свечи,
Молитва близких так же сердце греет,
Христос в Свои объятья заключит.

17.03.11.

     
    Автор: Кира Бородулина, г. Тула, Россия
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст