Поэзия

Татьяна Крживокольская (Притыченко)

 
фото

Татьяна Крживокольская (Притыченко), родилась в 1971 г., в городе Брянске. Окончила Воронежский университет, факультеты Физический и Прикладной Математики и Механики. В настоящее время занимается воспитанием своих детей-двойняшек. Стихи пишет с детства. Что-то интересное стало получаться только после прихода к православной вере.

Татьяна воспитывает детей и считает, что это главное в ее жизни. Ее стихи пронизывают душу, заставляют задуматься, переосмыслить свою жизнь. Раскрывают созерцание на свой внутренний мир: зажечь искорку Божественного огня, возлюбить ближнего, припасть в Божии объятия, и утолить жажду из животворящего источника, вдохнуть вечную жизнь, побороть внутренние грехи...

 
   

Молитва

   
Прими, Господь,
               мои страданья,
Как жертву
               за грехи родных,
Роптать не буду
               я в стояньи,
Лишь только
               даруй покаянье,
Взыщи погибших
               средь живых!
  Помилуй тех,
               кто под могильным
Уже покоятся
               крестом
Или холмом...
               О! Боже Сильный!
Прости всю немощь
                и бессилье,
Очисти падших
                от грехов!
  Прости за дерзость
                и поэта,
И в грех сих строк
                Ты не вмени,
Не шли мне
                грозного ответа,
Не прерывай
                нежданно лета
И в Царстве Света
                помяни.
 
 

*   *   *

Нет! Трудно умереть для мира!
И, взяв свой Крест на рамена,
Не сотворив себе кумира,
Не пить сикера и вина.

Вина тщеславия, гордыни,
Того, что так волнует кровь,
И, возвышая над другими,
Пьянит и манит вновь и вновь.

Сикера страсти плоти тленной,
Что нас безумными творит.
Живит порывы персти бренной,
А дух низводит и мертвит.

Как часто с лёгкостью о Боге
Толкуем, сидя за столом,
Но кто из нас к своей Голгофе
Идти вослед Христу готов?

Мы часто спорим о свободе,
Ища какой-то третий путь,
И платим дань плачевной моде,
Пытаясь совесть обмануть.

Лишь два пути -  два господина
Зовут работать нас себе:
Один - Небесного Царь Мира,
Другой - князь мира на земле.

И в том свобода - выбор сделав,
Не оборачиваться вспять,
И благодарным приношеньем
Всем существом для Бога стать.

Исполнить волю и смириться,
И бремя лёгкое поднять,
Просить терпенья и молиться,
Чтоб укрепила благодать.

Но страх объемлет поневоле,
И кажется, что Крест не твой,
Что ты достоин лучшей доли,
Что не подвижник ты святой.

Никак понять того не хочешь:
Не телом ты, а духом слаб,
А сатана уже хохочет,
Что ты его, не Божий, раб.

И вот, прельщает понемногу,
Всё ниже твой поклон ему,
А он толкает на дорогу -
Широкий путь в огонь и тьму.

Остановиться - мало веры,
Не слышат уши Божий глас,-
Привыкли слушать лишь напевы,
Что возвеличивают нас.

Нет! Трудно умереть для мира,
И стать безумьем для него...

 

Становление

Я сжигаю мосты
В мир сует и тревог,
На орале рука,
И - распутье дорог...

Раздуваю пожар,
Пусть бушует огонь.
Да не будет мне жаль
То, что кануло в нём.

Пламя стало стеной,
Вот, назад нет пути,
Подсоби, Ангел мой!
Божья Мать! Помоги!

Мне бы сделать лишь шаг,
Дай мне помощь, Господь!
Сзади скалится враг,
Пламя лижет уж плоть.

Как геенна в аду...
Коль назад - в никуда...
Я вот-вот упаду,
Я стою, не дыша.

Вот, остался лишь миг,
Но раздрал мою грудь
Примиряющий крик:
"Боже! Милостив будь!"

На востоке - заря,
Позади - дым и прах,
Кто-то держит меня,
И я делаю шаг...

Позади - тлен и тьма,
Впереди - Жизнь и Свет,
Кто-то манит меня,
Я хочу идти вслед...

Я сжигаю мосты
И обломки надежд,
Я сжигаю мечты
И цепляюсь за Крест.

Уплывает он ввысь,
В лучезарность Небес.
Божий раб! Помолись!
Да не выпущу Крест!

 

Сергею Есенину

Мне осталась одна забава -
Зубы сжать, да волочь свой крест.
Не нужна мне ни честь, ни слава,
Лишь бы Бог утешил с Небес.

Как же в детстве много хотелось,
Как же в жизни мало сбылось,
Сколько песен мною не спелось,
Сколько бед пережить пришлось...

Что сбылось, значит - слава Богу,
Что не сбылось - так суждено,
Знать кривую эту дорогу
Богом мне протопать дано.

Я не буду играть словами,
Лишь скажу, что мне пожелать:
В покаяньи, не для забавы,
Под иконами умирать.

 

На заповеди блаженства

Благослови, Господь, просить,
Как нищий, у Тебя спасенья,
Слезами ложе оросить
В святой надежде утешенья.
   Благослови, Господь, искать,
   Алкать и жаждать Правды вечной,
   И ум горе свой устремлять
   От суетности бесконечной.
Благослови, Господь, узреть
Тебя там, где живёт дыханье
И с детской чистотой воспеть
Творца, как тварное созданье.
   Благослови благодарить
   Тебя за жизнь под этим небом,
   И милость недругам творить,
   Делясь Тобою данным хлебом.
Благослови, Господь, терпеть
Изгнанье и уничиженье
И в час сей горький не скорбеть,
А лишь просить для всех прощенья.
   Благослови, Господь, любить
   И тех, кто ненавистью дышит,
   И с верой крепкою молить
   О тех, кто голос Твой не слышит.
Благослови, Господь, страдать
Без ропота, без сожаленья,
И сердце грешное отдать
Тебе, как жертву всесожженья.
   Благослови сказать Тебе,
   Сказать, душою не лукавя,
   Да будет, Господи, Твоя
   Святая воля всеблагая.

 

*  *  *

Прошу у Господа терпенья,
Надежду, веру мне пошли,
Молю о кротости, смиреньи
И умоляю о любви...

Она живёт ещё средь мира,
Его законам вопреки,
Средь омерзительного пира
Бездушных душ и духов тьмы.

В сердцах очищенных сияет
И блекнет в сонмище страстей.
Над каждым грешником рыдает,
А он кощунствует над ней.

Прими, Господь, благодаренье -
Мой дух, он в прахе, у Креста,
Увидеть дай в Любви спасенье,
Увидеть в людях дай Христа.

 

Свенскому монастырю

Зима... А то... Разуть бы ноги,
Коснуться босой сей земли,
Припасть бы к камню на дороге,
Где кровь и пот ручьём текли...

Семивековая обитель!
Как много минуло с тех пор,
Как князь Роман, прозрев, увидел,
Молясь, Пречистой лик и трон.

И отдал князь, держась обета,
Под монастырь большой надел.
И чаща ожила в то лето,
И лес под пилами гудел.

И вырос Свенский... А икона
Точила Божью благодать.
И Феодосий и Антоний
На ней молили Божью Мать

И я молю: «За отреченье
В слепой гордыне - не суди.
И вымоли для нас прощенье,
И наши очи исцели!

И я молюсь, став на колени:
"О! Дай прозреть, Благая Мать!
Чтоб я смогла в своём прозреньи
Не земли, душу бы отдать..."

Мир душат страсти и невзгоды,
И суеты круговорот...
А здесь - опять идут работы,
И хор на клиросе поёт!

 

Счастье

Как счастлив тот, кто может попросить
Прощенья или утешенья...
Кто может сам понять или простить,
Кого не гложет сожаленье.

Кто может быть таким, каков он есть,
И не  иметь в душе притворства,
Кто может быть доволен тем, что есть,
В ком нет с собой противоборства.

Кто любит, зная, что и он любим,
И кто не одинок под небом,
Кто понят до конца, и кто родным
Быть может назван человеком.

Кто верит в Бога, зная, что Добро
Уже победу одержало,
Что ненадолго правит миром зло,
Что вырвано у смерти жало.

Кто смог постичь, пройдя через года,
Что то лишь счастье в совершенстве,
Какое после Страшного Суда
Навечно перейдёт в блаженство.

 

     Разговор со схимницей

Веет смрад уныния
            над моей главой,
Обнимает холодом,
            стелет пеленой,
Разум - в расслаблении,
            сердце -как гранит,
От ожесточения
            аж в ушах звенит.
Хоть ори... Об стенку хоть
            бейся своим лбом...
Ноющее марево
            застит всё кругом.
В рамке фотографию
            вдруг поймал мой взгляд,
А глаза так пристально
            на меня глядят.
Строго ли? Жалеючи?
            Сразу не поймёшь...
Но других таких же вот
            в мире не найдёшь.
На коленях - кошечка,
            чётки на руке,
На скамейке - старица
            в пуховом платке.
А глаза, как свёрлышки,
            душу бередят,
В памяти разбуженной
            вновь слова звучат:
"Счастье обетовано,
            и тебе ль роптать?
О тебе, красивая,
            молит Божья Мать".
Матушка, ты, схимница,
            как тебя понять?
В чём же это счастие?
            Где его искать?
В мире - всё страдания,
            боль да маята,
И порой уж нету сил
            понести креста.
Отвечает матушка
            житием своим:
"Стань частицей каждого
            болен кто, гоним".
Отвечает матушка:
            "Чтоб счастливой быть
Всех без исключения
            научись любить!"

 

*  *  *

Чем больше любовь,
Тем больше страданье,
Чем глубже любовь,
Тем глубже познанье.

Пылает любовь -
Пылает молитва.
Постигнем любовь -
Окончится битва.

 

Звонарь

Святитель Тихон! Господи!
А звон, как из груди,
Давай, звони, хороший мой!
Сильней давай звони!
И радостней, и благостней
На душеньках у нас!
Давай, звони, пожалуйста!
Ещё хотя бы раз!
Я знаю - уж не можется
Сжимать два молотка,
Душа на волю просится,
Как птица из силка,
Разбей же клеть постылую,
Стучи в сердец гранит.
Стучи, звонарь - помилует
Нас Бог и сохранит!

Стихотворение "пришло" в Задонске, в то время, когда очень юный звонарь стучал в било двумя молотками, поскольку звонница ещё не была восстановленна.

 
< 1  2  >
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст