Поэзия

Елена Потехина

 
фото Елена Потехина

Елена Александровна Потехина (Забелина) - родилась 10 июля 1958 года в волжском городке  Кинешма, Ивановской области. В детстве очень любила читать и рисовать, уходить в поле, на речку, наблюдать за всем живым и быть в тишине. В пять лет уже писала стихи. Ее воспитанием в основном занималось радио и старшая сестра. Елена делала уроки и слушала радио, рисовала и слушала радио, занималась уборкой и...

Научилась подражать голосам птиц, домашних и диких животных. Кружил голову театр. В школе участвовала во всех театральных постановках, сама часто выступала в роли режиссёра-постановщика, была бессменным капитаном команды КВН.

Замужем. Имеет двоих детей. Проживает в д. Дьячево Кинешемского района, Ивановской области.

Автор книг: «Рассказы тетки Дарьи» (г. Кинешма 2007 г.); «Мама, расскажи сказку!» ( г. Кинешма 2007 г.); «Мамины сказки – лучшее лекарство» (Издательство «Чтение для русских детей», Приход храма Духа Святаго сошествия  2007 г.,  г. Москва); «Где в лесу растут иголки?» (г. Кинешма 2006 г.); «Люди добрые» (2000 г.); «У меня есть душа, голубая от слез…» (1998 г.) – сборник духовных песен; « Сквозь тучи – солнце» ( 1998 г., г. Иваново) – поэтический сборник; «Лирика» (г. Кинешма 1994 г.) - поэтический сборник с рисунками автора.

*  *  *
 
О, Господи, по что душа земная
Так тяготится жизнию земной?
Я здесь родилась, я не знала рая.
Приснился ли мне грешнице покой?
И сладостно мне горькое рыданье.
И сердце разрывает от любви.
Я провожу в молитве и молчаньи
Последние отпущенные дни.

  А дни летят, и вечность на пороге,
И годы растворяются в веках.
И все, кого я встречу на дороге,
Уже отпили чашу и в венках.
И всем, кто мне в любви протянет руку,
Готова я себя взамен отдать.
Готова с ними я идти на муку.
Готова с ними я себя распять.

*   *   *

Последней каплей крови заплачу
За нежность и за доброе участье.
Когда подрежут крылья — полечу,
Пусть камнем вниз, но все-таки от счастья.
Последнюю улыбку подарю
Тому, кто в темноте не видел света.
Но гнезд чужих вовек не разорю.
Никто не попрекнет меня за это.
Последней влагой напою цветок.
Воды не хватит — окроплю слезами.
Когда из сердца просится упрек,
Сомкну уста и все скажу глазами.
В последнее поверить не хочу.
Себя не понимаю, не жалею.
Последний раз от счастья закричу.
Последний раз от горя почернею.

*   *   *

Мы садовники в сердце.
Сами сеем обиды
И растим недоверье,
На тоску слезы льем.
Ну а нежность и жалость
Сорняками считаем,
Вырываем их с корнем
И бросаем, и мнем.
Что же мы пожинаем?
Что же выросло в сердце?
Нет ли фруктов заморских?
Нет ли дивных цветов?
В сердце черная зависть.
В сердце холодно, пусто.
В сердце ветер гуляет,
Пыль от грязных следов.
Мы садовники в сердце.
Сами почву готовим.
Назначаем культуры,
Выбираем уход.
Отчего же бывает,
Лишь трава вырастает,
Свет в Душе застилает
Даже в солнечный год.

*   *   *

Покойно нам, коль нас не задевая,
Идет чужою улицей беда.
И в траурных платках чужие жены
И на чужих могилах лебеда.
Пока не грянет, головы не вскинем
И не помянем: "Господи, прости!"
Тепло и сытно, только сердце стынет.
Оно остынет, если не в пути.
Не дайте сердцу нежиться в покое.
Заставьте сердце бешено стучать.
Оно, как солнце, вот оно какое.
Учите сердце для других сиять.
Несите свет, как хлеб, любовь, как воду.
Да не иссякнет чистый ваш родник.
А сколько можно напоить народу!
И сколько нищих можно накормить!

*   *   *

Коль зеркало неровное, кривое,
Испортит красоту,
Обманет, исказит
И все перевернет
И ложно отразит.

И только чистый сердцем и Душой
Не ведает греха,
А с верою живет.
Не заподозрит зла,
Во лжи не упрекнет.

Как зеркало не терпит искаженья,
Так светлая Душа,
Источник доброты,
Несет отображенье
Небесной чистоты.

*   *   *

Коль вы несчастливы с того,
Что горе у другого,
И если колет вам глаза
Беспомощность слепого,
И если больно вам, когда
Вокруг святыни рушат,
И над поверженной страной
Похмелья вихри кружат.
Коль вы не можете, как все,
Разбрасывать проклятья,
Не разучились сострадать,
Взирая на распятья,
Коль вы не по уши в дерьме,
Чужую кровь не пьете,
Не научились жить в тюрьме,
Лежачего не бьете.
И не хотите быть, как те,
Что ходят волчьей стаей.
Храните сердце в наготе,
На жестком пьедестале.

*   *   *

О, Боже, дай нам силы
Пройти и не упасть.
И на краю могилы
В безумие не впасть.
Не очерстветь от боли,
Избегнуть слепоты.
О, Боже, дай нам разум
Не сжечь свои мосты.
О, Боже, дай нам веру,
Дай мудрость королю.
Молю, спаси Россию!
Я так ее люблю!
О, Боже, дай надежду
Припасть к родным корням.
Не дай погибнуть рощам.
Не дай остаться пням.

*   *   *

Я уже не жду от жизни праздников.
Чаще избегаю суеты.
А ищу глазами добрых странников
Среди шума уличной толпы.
Я ищу земных печальных Ангелов
Под покровом гордой нищеты.
Эти встречи мне как знаки добрые.
Сколько в них тепла и красоты.
Я ищу слепых печальных Ангелов.
Только через них смогу прозреть.
Слишком мало нам осталось времени,
Чтоб спасти оставшихся успеть.
Не беда, что пальцы узловатые
И давно не в моде башмаки,
Что смешны движенья угловатые
И пусты худые кошельки.
Присмотритесь лучше и увидите
Голубые крылья за спиной.
Льют глаза лучистое сияние
И волшебный свет над головой.

*   *   *

Мой друг, не сотвори себе кумира.
Ты посмотри, как все вокруг живут.
Мы все грешны и грешен наш приют.
Мы странники отверженного мира.
Мой брат, не верь возвышенным словам.
Уму милей тернистая дорога.
Пойдем по ней, не сетуя на Бога.
И пусть парча достанется не нам.
И пусть нам намекают на юродство.
Мы стерпим, мы же сильные с тобой.
Я верую в вселенскую Любовь.
Придет она, а с ней ее господство.
Мой верный друг, себе не измени.
И чистоты в пути не растеряй.
Мечту по пустякам не разменяй.
И Душу для большого сохрани.

*   *   *

Мы люди грешные и над собой не властны.
И часто мы себя не сознаем.
И оттого бываем так несчастны,
Что на земле кумиров создаем.
Наш русский, мудрый, сильный и великий,
Такой родной непонятый народ,
Неузнаваемый, слепой и дикий,
И все в тебе давно наоборот.
Ты шел на смерть за жен и вдов солдатских,
Ты возрождал из пепла города,
Ты заживо зарыт в могилах братских.
И ты стрелял в невинных без суда.
Писал стихи и посылал на плаху,
Так жизнь любил, что смело шел на смерть.
В хмелю дарил последнюю рубаху,
Проспавшись, мог и нищего раздеть.
Да, в подвигах тебе не много равных.
И водку лучше всех умеешь пить.
Народ мой русский, славный и бесславный.
Когда же ты по-русски станешь жить?
 

*  *  *

Не идите широким путем.
Этот путь для послушного стада.
Оставляя добро на потом,
Не приблизить Небесного Града.

Надену крест и белую рубаху.
Узнаю вас в толпе и улыбнусь.
И молча положу главу на плаху.
Пока я в духе, смерти не боюсь.
Боюсь за вас, оставленные зверю,
Обманутые зверем простаки,
Как путники, замерзшие под дверью.
Стучите! Вам отворят! Чудаки!
Вы в стороне, но вас не осуждаю.
Век короток, придет и ваш черед.
Крута гора и "неприступна" с краю.
Не каждый смертный на нее пойдет.
Но вам, на зов пошедшие за мною,
Оставлю я записку на столе.
Я напишу уверенной рукою:
"Спасайтесь на родимой стороне."
Храни вас Бог от черного безверья.
Я знаю, одиночество — обман.
Придет весна, и закипят деревья.
Поверьте, и рассеется туман.
Поверьте,  и душа расправит крылья.
И воссияет сердце, как звезда.
И возродится новая Россия.
И старая проснется навсегда.

*   *   *

Нет, никогда не поздно возвращаться
С большой дороги на тернистый путь.
Попробуйте прощать, а не прощаться,
Смотрите не на внешнее, на суть.
И не судите с легкостью суровой
Беспомощного брата своего.
Пусть он идет дорогою знакомой,
А вы свой путь пройдете за него.

Как поздно к нам приходит пониманье
И глупости своей и пустоты.
Как были мы жестоки в ожидании
Своей пустой надуманной мечты.
И сколько боли близким приносили.
И слез чужих не слышали капель.
А "проповеди" мы не выносили.
О чем же нам заботиться теперь?
Как жаль нам зря растраченные силы.
И больно за разбитый свой сосуд.
Воспоминанья злы, невыносимы.
И наша совесть — нам жестокий суд.
Незнанье наше нам не оправданье.
Наследники слепых поводырей.
Как поздно к нам приходит пониманье,
Что вот уже расплата у дверей.
Так видно нужно пасть, чтобы подняться,
Испить до дна, чтоб горечь ощутить.
Изляпаться в грязи, чтоб оправдаться
И душу до прозрачности отмыть.
Простить врагов, себя возненавидеть.
И голову в смирении склонить.
И все вокруг по-новому увидеть.
Остаток дней по-новому прожить.

*   *   *

Когда гремит гроза шальная,
Когда вокруг одни враги,
Я плачу, к Ангелу взывая.
Приди, заступник, помоги.
Приди, мой Ангел, мой Хранитель,
Утешь меня и успокой.
И отведи все беды сразу
Своей рукой, своей рукой.
Когда проходит искушенье,
На сердце снова благодать
И чистота, и умиленье.
Дай Бог вам это испытать.
Спасибо, Ангел мой Хранитель,
За тишину и за покой.
За то, что ты отвел все беды
Своей рукой, своей рукой.
Как будто крылья за спиною.
Сейчас возьму и полечу.
И сердце теплится любовью.
Я больше плакать не хочу.
Со мною Ангел мой Хранитель.
Со мною радость и покой.
Он нас с тобой соединяет
Своей рукой, своей рукой.

*   *   *

И ожила таинственная нить...
Звезда любви, веди нас за собою.
И научи нас для других светить.
Звезда любви, гори своей любовью.

Когда зажгутся все созвездья,
И светлый праздник Рождества
Наполнит все дома весельем,
То не испортим торжества.
Простим все боли и обиды,
Забудем тягостные дни.
Сегодня в мир Христос родился!
Теперь мы с вами не одни.
И пусть сияют все созвездья.
И станет шире млечный путь.
Христос родился! Свет явился!
Звезда взошла. Скорее в путь!

*   *   *

Для чего мы пришли в этот мир?
Чтобы душу свою загубить?
Чтобы жить для веселых утех?
Чтобы есть, чтобы пить и блудить?
Чтоб закончить свой путь пустотой,
Не свершив по любви добрых дел,
Жизнь прожив за запретной чертой?
Кто нам скажет: "Да как же ты смел?"
Кто нам наши покажет грехи,
Кто откроет душевный наш ад?
Как найти в темноте маяки?
Дальше плыть, или полный назад?
Наша Совесть — вот строгий судья.
Обличает, но руку дает
И в бушующей жизни реке
Нам укажет единственный брод.
Наша Совесть — наш преданный друг,
Тот, кто с нами дойдет до конца,
Не обманет, в беде не предаст,
Кто заменит и мать и отца.
Нам подскажет, как "поле пройти",
Где в смиреньи колени склонить,
Где заветное что-то найти,
Где прощенье врагу подарить.
Мы пришли в этот мир для любви,
Чтобы здесь превратиться в людей,
Чтобы вырастить крылья свои,
Чтоб взлететь, а не тешить червей.

*   *   *

Какой же силы нужно покаянье,
Чтоб из души все зло исторгнуть прочь?
Какой молитвой и каким молчаньем
Душе своей сумеем мы помочь?
Нам жизнь свою годами не оплакать,
Грехи свои постами не отмыть.
Пока мы не научимся по вере
И ближних, и врагов своих любить.
Пока мы не научимся смиренью.
И если зло внутри у нас кипит,
То внешнее — притворство, лицемерье.
Прости врага и друг тебя простит.
Зови тогда Пречистую на помощь,
Когда с собой сражаться нету сил.
Она укроет нас Своим покровом,
Она поможет, только попроси.
Но если на душе покойно стало,
И в доме воцарилась тишина,
Перед иконой посиди в молчанье.
Она все видит, слышит нас Она.
Ей не нужны ни деньги, ни лампады,
Ни похвалы высокие слова.
Скажите просто: "Матушка, спасибо",—
Как наши дети, встав из-за стола.

*   *   *

От богатства идет нищета.
Лишь бездомный владеет всем миром.
Непонятна его красота.
Он при жизни не станет кумиром.
Он земное величье отверг,
Он богатство, как тлен презирает.
Но великое в сердце согрел.
Он в лохмотья любовь укрывает.
От назойливых суетных глаз
Он упрятал любовь за юродство.
Не выносят любовь напоказ.
Если нелюди, значит притворство.
Он украдкой творит чудеса,
Горько плачет за наше безумство.
Неземная его красота.
Несравнимо его превосходство.
 
1  2  >
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст