Подвижникик веры

Схиархимандрит Зосима (Сокур)
(1944—2002)


Зосима

Схиархимандрит Зосима, который называл себя «простым сельским священником», был духовником Донецкой епархии, основателем Свято-Успенского Николо-Васильевского монастыря, старцем, пламенным молитвенником и проповедником, борцом против раскола и автокефалии в Украине, призывавшим держаться Русской Православной Церкви и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Множество людей, как мирян, так и священников, приезжали в его обитель за духовным советом и наставлением. Будучи тяжело больным, в день он принимал по двадцать — тридцать человек.
После его кончины Высокопреосвященнейший Иларион, митрополит Донецкий и Мариупольский, сказал:
«Из уст в уста передавайте о его молитвах, поучениях, деяниях — из поколения в поколение, ибо среди нас жил воистину великий человек: духовник, монах, наставник, друг, брат и отец...»

 

О прощении грехов

Напрасно мы Бога рисуем жестоким, карающим, немилосердным. Ложь это всё! Бог милостив, читаем мы в шестом часе, долготерпелив и многомилостив. Вот какой Господь! Любые грехи Бог прощает!
Чего не прощает Бог? Уныния и отчаяния Бог не прощает.
Но самое страшное: прощает Бог грехи, но, какое семя сеешь, такой плод соберёшь. Страдание ваших детей, внуков ваших вижу, за ваши грехи, за ваше богоотступничество, за ваши аборты, за вашу измену кресту. Потоптали крест, изменяли друг другу, жили хуже скотов в жизни — какие будут дети, нормальные у таких людей? Каждый подумай об этом, каждый подумай о грехах, каждый подумай о своих детях: какую жизнь вы дали своим детям, кроме физической. Что вы доброго для них сделали в жизни своей, — вот об этом подумать крепко надо.

Молитесь!

Молитесь! Призываю всегда молиться, прежде всего подчёркиваю всегда: за Церковь молитесь. Мы слышим, у нас особенно в мятущемся состоянии на Украине Церковь находится, в тяжёлом состоянии. Молимся о единстве Церкви, в скорби и обстоянии сущей. Вздохни каждый о Церкви, чтоб нам сохранил Господь Единую Святую Русскую Православную Церковь. Не эту раскольническую, политическую, которую нам пытаются навеять, навести, в которую они захватывают храмы и увлекают насильно души человеческие — в ложь и обман. А дай нам, Господи, в законной, в Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Особенно надо о Церкви молиться и о заблудших скорбеть. И эти лживые вожди ихние, они уже не покаются, эти филареты и вся эта нечисть лживая, жалко народ обманутый. Вот о народе этом обманутом, увлечённом в секты, в расколы, — вот о чём мы должны скорбеть, молиться: «Обрати, Господи, наш простой трудовой русский народ заблудший к вере православной, чтобы люди поняли заблуждение, и пришли в единство веры Святой Соборной и Апостольской Церкви».
О живых всех молись всегда за литургией, никого не пропускай — ни добрых, ни злых. За всех помолись. Врагов ваших любите. А любить как? Это молиться прежде всего должны, с любовью сердечной, с теплотой. Думать: «Какой глупый человек! И чего враждовать, и чего не хватает, да вразуми его, Господи».
Всегда кто досаждает нам, кто творит нам зло, вот такая добрая, сердечная молитва. Всех помяни: и крестных, и крестников, и священников, и архиереев, которых ты знаешь, — за всех помолись, и монахов, и в монастырях побывай мысленно, где бывали и знаете и что-то видели.
Помолись о всех: и о воспитателях, и о учителях, и своих соучениках, и студенческую скамью вспомните, и профессоров, и докторов, которые нас лечили, и медсестёр, которые нас истязали уколами, и банками, и склянками, и всем прочим. О всех помолитесь с любовью, каждый в нас влагал частицу души своей.
Учителя знания давали, пусть они сами ошибались в лжезнании, но всё равно они стремились чему-то светлому, доброму научить. Врачи как могли нас лечили, также частицу души своей влагали. Всё доброе, светлое влагали в нас, в нашу жизнь. Обо всех помолитесь.
О упокоении всех помяните. И те безымянные могилы воинов убиенных, всех старайтесь поминать. Вот это и будет сердечная, светлая, добрая молитва храма Божья.
Действительно, после этой молитвы сердечной, которой ты должен всю литургию молиться, уйдёшь из храма, как в народе говорят, «намоленный». Светлым, спокойным, добрым пойдёшь вновь в запад свой, во тьму жития сего. Но свет Христов, лампадочка, которую укрепили, огонёчек её, в храме Божьем, будет освещать и горемычную дальнейшую нашу жизнь.
Вот к этому сердечному поведению в храме молитвенному стремитесь.

О синодике

Каждый должен иметь свой личный синодик, хоть целую книжку такую носи с собой, молись, поминай за каждой службой, начиная от босоногого детства своего, всех помяни, всех, с кем ты сталкивался в жизни, кто тебя рождал, кто тебя крестил, кто тебя наставлял, крестных, всех.
Воспитателей, в детском садике которые тебя воспитывали. Учителей, которые тебя учили, врачей, которые тебя лечили — избавляли от болезни, всех помяни. И недоброжелателей, и с кем ты учился, с кем ты общался, кто-то тебе доброе делал. Вот, это синодик жизни твоей.
Читаешь житие преподобного Серафима, — стой, а родители его, кто родители у преподобного Серафима, а? Как звать, а? Как? Ну, вот видите: Исидора и Агафьи, вот и записали родителей преподобного Серафима. Мы за них молимся, и они будут за нас молиться у Престола Божья.
И другое житие какое-то читаете, или о старце каком-то услышали, или о старице какой-то что-то рассказали, — дай буду молиться за них, и они ж за меня будут молиться.
И вот постоянный этот ваш синодик — книга жизни вашей, не прошедшей даром жизни, а именно духовной жизни — постоянно будет пополняться и постоянно вам не будет хватать времени её прочитать.
Она будет всё больше и больше становиться, и больше молитва будет разгораться, и легче на сердце будет, и вы будете действительно совершать молитву за всю свою прожитую жизнь и за весь мир.
А то, помяни, Господи, весь мир, да и всё.
Многие ли имеют такой синодик? Раз, два обчёлся, и так жизнь прошла попусту. А синодик у меня — ещё от юности, и всё время дописываю, дописываю, дописываю. И завещаю, Господи: помру, ребятки, положите мне и в гроб мой синодик. Пойду и к Богу, скажу: «Господи, недаром прожил жизнь, за всех старался молиться и поминать».

О церковных свечах

Всегда, когда и я бывал в монастырях или в храмах, никогда не лез, купил свечечки, тихонько передал их наперёд. Куда их поставят, к какой их иконе поставят, я Богу эту свечку передал в жертву. Когда она сгорит там? Может, её через месяц аж, на то она и свечка — сгореть. Может, её ещё десять раз нужно на нужды храма понести да продать, ибо эти свечки дороже нам обходятся, чем вы их покупаете. Это уже дело храма Божья. Положили свечи, на то она и свеча, ты жертву принесла Богу от чистого сердца. Придёт время, она сгорит или нет? Сгорит. Купил ты свечечку, она уже пошла к Престолу Божью прямо, как милостынька. Это должны все знать, и вот этой ложью не заниматься: самой только поставить трясущимися руками, самой стоять смотреть эту свечку, людей отвлекать от молитвы. Другую сваливают свечку, женщины поставили свечку, — свою лепит; это грех, не нужно этим грешить.
Тихонечко положил свечки Богу, как та вдовица две копеечки принесла от чистого сердца, положила и всё. Она не думала, кому деньги её пойдут, последние две копеечки. Она принесла их Богу.

О кресте и крестном знамении

Храните крест святой! Никогда крест не снимайте, всегда будьте со святым крестом! И днём, и ночью, и в дороге, и на отдыхе, и на водах, и на суше — кругом святой крест сопровождает нас. Выходя из дома, осени себя крестом; приходя в дом, осени себя крестом, садишься кушать — прочитай молитву «Отче наш», осени себя крестом и пищу перекрести, дабы пища сия была приятная, полезная и в радость нашему телу. Всё осенять святым крестом. Крест — самое страшное оружие против диавола.

О чистоте сердца

Бесконечно говорю вам: чтобы познать Бога, нужно иметь чистое сердце. Тогда тебе будет понятен Иисус Христос, Спаситель наш. Не баптистский этот сектантский Иисус: «Иисус сказал, Иисус пошёл, Иисус сделал...» Это всё ложь духовная. А когда и сердце чистое будешь иметь, — для тебя не будет «Иисуса» уже, а будет Иисус Христос, Спаситель наш, Искупитель наш, наш Путеводитель, ведущий нас всех в Царствие Небесное. Чтобы познать Иисуса Христа, сердце чистое нужно иметь, а лукавое, недоброе сердце никогда не познаёт Иисуса Христа, Спасителя нашего. Вот об этом всегда нужно задумываться и сердце чистое всегда просить у Бога. Почему и за литургией особенно прошу: «Господи, дай мне мирное сердце», — чтобы умиротворить, успокоить, как часто говорю вам слово Оптинских старцев, угомониться самому, взять себя в руки. И тогда уже умиротворение, спокойствие идёт, и действительно сердечная молитва тогда идёт.

Как собирать сокровища на небе

Милостыню творите. «Милостыня — царица всех добродетелей», — говорит святитель Иоанн Милостивый. Милосердие должно постоянно быть для всех. Дай бедному, несчастному, окажи помощь кому, по силе и возможности потрудись для милосердия, вот и будешь себе созидать кирпичик за кирпичиком дворец в вечности, обители райские, свои уже палаты, свои комнаты. Разные эти комнаты и палаты. Одни прекрасные дворцы имеют — от всего сердца всегда дающие, пусть и мало, то, что имеют, но от всего сердца. Они светлые, радостные палаты будут иметь. Другие — мрачные, а третьи какие-то землянки будут там иметь за свою скупость. А вообще, жестокосердные — только мне, мне, мало, мало — такие ничего не будут иметь на том свете, там будет для них только ад кромешный, и тьма кромешная, и скрежет зубов.
Подал с душой страждущему напиться, с любовью, — не так черпнул воды: «На, пей», — с любовью: «На доброе здоровье водицы напиться» — уже кирпичик ты положил в своём доме.
Накормил ты бедного пса или кошку бездомную, птичек покормил — уже ж ты кирпичик положил. Только от всего сердца, не так: «На, жри, отцепись от меня».
Накормил ты кого-то бедного, страждущего с любовью: «На доброе здоровье, Ангела за трапезой, покушай пищи нашей» — вот и положил кирпичик. И постоянно, пришёл в храм Божий молиться за всех — вот и кирпичик себе положил. И так всю жизнь, кирпичик за кирпичиком, и идёт наше домостроительство в вечность, домостроительство небесное.
Имеешь излишек — дай ближнему, собрал урожай — неси в храм Божий, вот и кирпичик тебе. Для бедных и несчастных от трудовых своих сделок милостыню добрую — вот и кирпичик тебе. Вот эти кирпичики постоянно можно класть в жизни.
Не имеешь ты чего-то, так хоть улыбнись доброй улыбкой, разведи беспомощно руками: «Рад бы, да пустые карманы». И уже человеку радостно, и уже ты не как зверь обратился: «Отстань от меня, отойди от меня», — а с радостью и с любовью; вот уже и кирпичик, даже и из ничего с любовью, с добротой сердечной можно делать этот кирпичик.

О телевизоре

Когда мы росли, не было этих дьявольских ящиков — телевизоров сатанинских. Сейчас ужаснейшие монстры какие-то жуткие растут, такие грехи дети знают, что я, сколько исповедей, грешный, уже я прошёл, посмотрел, переслушал всего, и то ужасаюсь и удивляюсь: какая мерзость этот телевизор! Это разврат, это мерзость ужаснейшая века сего. Этот блуд, эти противоестественные грехи содомские. «Откуда, детки, знаете?» — «Все в телевизоре смотрим».
Недаром только появились, помню, телевизоры в 50-х годах, мать моя сказала: «Проклятое это дело. Кто будет смотреть, тот под Божьим проклятием будет». А я ужаснулся: «Боже, да что ж там?» Один раз под любопытством пошёл — пляшут там эти артисты разные. Председатель колхоза купил. Они вышли, а я ж заглядываю с той стороны: где ж они там залазят в этот телевизор? Вот такое было детское сознание.
И теперь я глубоко понимаю пророческие слова покойной матери. «Проклят этот ящик, от него погибнет всё поколение человеческое». И эти все, кто смотрят, будут под Божьим проклятием.
А дети сейчас? Мультики... А какие мультики? Это озлобленность, это гордость. Возвышают это «геройство» в кавычках. Это уже разврат идёт в этих мультиках да во всякой нечисти. А остальное прочее и глаголати невозможно. Где ж будет Бог близок, когда. Отходи от этого блуда, от этого разврата, борись с грехом — нам же бесяра кричит совершенно иное...

Как мы относимся к Богу

Как-то недавно с кем-то беседовал я и говорил: «Придёт Христос на землю, пришёл Он — мы Его примем? Отвергнем Его. Вновь произойдёт трагедия суда, вновь произойдёт трагедия Голгофы, распятия... Не нужен Ты нам, Господи, ты нам мешаешь жить».
Бес нам говорит: «Хватай от жизни всё, бери скорей, жизнь коротка». Да, жизнь — одно мгновение, коротка. Но греховное Бог не велит от жизни брать. «Не греши, — Бог нам говорит, — не гордись». А бес нам говорит: «Гордись: я что-то значу всегда в жизни, я достиг, я фирму или ферму свою создал какую-то, я на иномарке, корыте этом, разъезжаю. Я, я... одеваюсь и прочее, я пью, я ем. Я, я бесконечно... Я красавец, я красавица и всё прочее...». Надменность, самолюбие. Где же будет в таком «я» этом Бог смиренный и кроткий?
Конечно, Бог мешает, Бог говорит: «Не блудите». Блуд — смертный, тяжкий грех. А мы что? С детства... Ещё старшее поколение, смотрю, менее даже развратное.
Бог говорит: «Не убивай». А мы стремимся, лезем: замуж, жениться охота. Потом забеременеет, детей Господь посылает — рождай! Нет, не надо. Убить, убить, уничтожить.
Где ж будет Бог хорош, когда Бог сказал: «Не прелюбодействуй». Если уж женился или замуж вышла, так воспитывай семью, детей рождай, как Божье благословение. Не убий! А сколько этих убийств на каждой душе. Как мы кровью все залиты, и мужики, и бабы... Страшно смотреть. Да нас вон из храма нужно изгнать за это нечестие! Мы не осознаём: ну что ж, такое время было... Мы ж не знали... Да, убить человека — нужно много знать. Это тяжкий грех. Опять же, Бог мешает.
Бог говорит: «Не жадничай». А нам мало всё: давай, давай богатство, дома, дома — всего давай, удобств каких-то давай. Раньше лежали на полу и здоровые были. Сейчас давай кровати отдельные. Пришёл вот: «Трудиться буду...» Давай ему уже отдельное питание, борщ его не устраивает. Боже мой, да разве Бог в таком сердце может быть? Это же сатане подвержено это сердце. Конечно, Бог мешать будет. И в любых делах, куда бы мы в греховной своей жизни ни кинулись, нам Бог мешает.
Вот почему вновь: «Распни! Уйди от нас, Боже!» Как эти гадаринские жители ради свиней этих, ради этих свинских, скотских удовольствий: «Уйди от нас, Господи!» Вот наша жизнь перекликается две тысячи лет назад с нынешним нашим временем. Подумай каждый о себе. Кому ты подобен?

С чего начинать лечение болезни

Любая болезнь — это наказание, вразумление за грех. И нужно подумать в корне сразу, на жизнь свою посмотреть: что я плохого сделал, что Бог меня так испытал, наказал, вразумляет меня? Покаяться в грехе. Начинать исцеление нужно с исцеления души своей и сердца своего. Вот когда ты покаешься, когда ты осознаёшь грехи, исправишься, здороветь душа будет, тогда, конечно, и тело будет здороветь. И врачи тогда помогут. А так абсолютно никакой помощи.

О колдунах и экстрасенсах

Помните: кто занимается колдовством, экстрасенсы эти все, магистры, кто заговаривает, шептуны и все прочие, кто на воске выливает, кто на ладонях гадает, — Господи, их же несть числа, нечисти этой, — они все под проклятием Божьим находятся эти люди, под анафему подпадают. И кто обращается к ним, — если не покаетесь, беда будет тяжкая. Кто обращался к колдунам, шесть лет под проклятием Божьим находится этот человек. Если не покаетесь, не будете прощены. Это помните, осознайте. Банки ставят у телевизоров диавольских, у колдовок этих. Они юбками трусят там, бесов пускают в эту воду — пейте отхожие дела бесовские, глотайте, своих мужей калечьте, детей калечьте, уничтожайте их живьём. Вот какое бесовское дело! Под проклятием Божьим такие люди находятся. Каждый подумай, сам отойди, покайся, предостереги и маловерных других.

Аборты

Редко кто здесь стоит, кто не сотворил этого греха страшного. Мало, мало этих людей. «Я не убивала». А дочь свою посылала? А советовала другим: «Что ты будешь с ним делать. Убей возьми»? И прочее, и прочее, соучастники этого убийства.
Как нам нужно осознавать этот грех? Каяться. Не так, как учит всех в Красногоровке этот Василь заблудший: давай 40 распашонок, 40 рубашонок, давай 40 крестиков, 40 бутылок вина... Боже сохрани, все 40 по 40, 40 по 40 давай. Бедные бабы поопустошали кошельки, а только никакого проку. Это ж католичество нам эти лжепопы населяют, индульгенцию дают. Откупись: дай, дай, дай всего, и всё будет тебе хорошо, можешь опять грешить, как католики учат. Так точно и в наш православный дух эти лжепопы вносят вот этот именно католицизм, это униатство. Чашей по голове стукают, ходят, ересями разными занимаются. И мы идём — отчитывают. А чего тебе отчитывать? Тебе нечего отчитывать, тебе врачебница — покаяние. Псалтирь нужно читать за свои грехи. Вот наша врачебница, наше исцеление, а не эти ложные откупления разные. И полная после этого опустошённость человеческого существа идёт.

О благодарении Богу

Мы без конца вопием к Богу: «Боже, дай нам то-то, дай то-то». Бесконечно: и в церкви, на литургии, и на вечерне, и на утрене. «Подай, Господи! Подай, Господи! Подай, Господи!» — певчие вопиют бесконечно гласом велим. А «Тебе, Господи!» — один раз всего в конце звучит. Вот этого «Тебе, Господи!» как нам не хватает в жизни.
Мы всего просим у Бога: и здоровья, и мира, и счастья, и радости — всего просим мы у Бога. Если Господь и даёт какую-то благодатную помощь, мы подобны бываем этому самарянину? Почти нет, никогда. Забываем сказать простое: «Слава Тебе, Господи! Тебе, Господи!»
Едет человек в дорогу, благополучно путешествие совершил, приехал домой. Он скажет: «Слава Тебе, Господи»? Многие из вас сказали? Забыли. Больной человек, на операцию ложится. Как просит, Господи, даже неверующий вздыхает: «Боже, да тяжкий нож предлежит мне. Как, поднимусь я, не поднимусь?» Выздоровел: «Тебе, Господи» — есть или нет?
Зуб тяжкий полечили, вырвали, тяжкая болезнь: «Антипа святой, выручай, во беда тяжкая со ртом». «Тебе, Господи» сказали?
Садишься за руль — «Господи, благослови» многие перекрестятся? А приехал — да перекреститься: «Слава Тебе, Господи, благополучно я приехал». А вдруг там аварию Господь может какую-то мне предотвратил, наглую смерть в пути. «Тебе, Господи» кто скажет или нет?
Кушать садимся — мало кто из нас «Отче наш» прочитает, к сожалению. А «Благодарим Тебя, Христе Боже»? Ой, на пальцах пересчитаешь, чтоб сознательно прочли эту молитву благодарственную о пище, о даре Божием. Какой грех тяжкий! Всегда нужно помолиться перед пищей, дар Божий вкушаем, плод земли-матери вкушаем, — освящённый солнышком, освящённый росою и дождём возращённый и ветрами благоумеренными. И мы за этот дар Божий даже не почитаем простую молитву: «Благодарим Тебя, Христе Боже наш, что насытил нас земными Твоими благами, не лиши нас и Небесного Твоего Царствия...» Какие чудные слова простые звучат этой святой молитвы! А мы, как свиньи, скорей за стол. Ой, не едим, а что делаем? Жрём самым настоящим образом. Та же свинья налопается, и та ж хрюкнет Богу: «Слава ж Тебе, Господи! Накормил Ты меня». А мы встали и пошли. Неблагодарные эти свиньи мы, даже хуже свиней! Прости нас, грешных, Господи, научи нас, Господи, благодарить.
А сколько благодеяний Господь даёт нам в жизни! Духовным оком смотри каждый и благодари. Самая высшая благодарность — благодарность Богу за то, что призвал Он нас всех к вере. Это самая высшая благодарность, что мы не те безумные, несчастные люди, которые совершенно не знают и не хотят знать Бога. Жуткие они, страшные, плоти только своей работают, а не Богу. И какая радость, что, невзирая на искушения, невзирая на грехопадения наши, на всё, всё-таки Господь от нас не отворачивается, не наказывает нас, убогих и грешных, а призвал к Себе: «Приидите ко Мне, все утруждающиеся и обременённые, и Я упокою вас». Именно к этому духовному покою мы и пришли — к Богу. За эту милость Божью всегда благодарите. Особенно когда ко храму приходите: «Слава Тебе, Господи, ещё один раз в жизни Господь сподобил меня переступить храма сего порог». Может быть, из нас кто-то уже последний раз сегодня в храме стоит, уже больше не сможет он прийти, уже отпоют его и в могилу закопают, некоторые здесь стоящие есть такие люди. Может, кто-то последний раз был у исповеди сегодня в своей жизни, может, кто-то последний раз причастится Святых Христовых Таин. И как нужно благодарить Господа за эту радость: ещё раз побыли, ещё помолились. Какая чудная служба, какое чудное пение, чтение и какая чудная общая молитва, тихая, мирная, спокойно.
За эту милость Божью веры истинной православной, ведущую в жизнь вечную и в Царствие Небесное, всегда с любовью благодарим Господа: «Господи, невзирая ни на что, мы верующими остаёмся, мы верны Тебе, Господи, и мы стремимся к Тебе, Господи, мы идём к Тебе, Господи, и за эту милость слава Тебе, Господи!» Вот эту благодарность всегда воспринимайте в сердце.
Но благодарить, праведный Иов Многострадальный говорит, не только нужно за хорошее, но и за испытания. Именно вот это и есть благодарность, и за испытания Божьи мы всегда должны благодарить Бога.
Украли что-то — конечно, жалко, по естественным человеческим понятиям: «Ой, Боже мой, обокрали». Пальто унесли, или гроши украли, или машину угробили или что там. Ну что ж, а потом: «Слава Тебе, Господи».
А может, это пальто заразное какое-то для нас было, может, за это пальто нас убили бы когда-нибудь, а так убрали, унесли, новое что-нибудь наденем. А может, на этой машине которую украли, мы бы разбились в смерть и семью погубили б. Увели — увели, пусть уводят на здоровье. Бог пошлёт ещё колёса. Может, ещё и другое, и другое, и другое.
Болезнью Бог смиряет гордыню, по себе знаю и опытно всем рассказываю. Когда болеешь, всё плотское отступает от тебя, уже только охаешь и думаешь: «Какой грешник я. А как за грехи свои нужно отвечать перед Богом». Тут сразу и про смерть, и про гроб вспомнишь. А как только болячки отходят — уже в окошко и на баб посмотришь и кругом посмотришь, а за гроб уже и не вспоминаешь. Спроси меня сейчас, где твой гроб находится, — скажу: не знаю, где тот гроб находится.
Вот как в болезни нам Господь даёт память смертную, умиление. И за болезни должны быть благодарны Господу всегда. Господь нас очищает через болезни.

Особо главное во время поста

Особо главное в пост — это псалмопение. Псалтирь помогай Господи читать, хоть понемножку читайте. И миряне в церкви чтоб следили, чтоб каждый день вычитали Псалтирь, потихонечку все. Хоть в кельях, хоть дома в квартире зажги свечечку и хоть одну «Славу» прочти, хоть одну страничку Псалтири прочти, и толк уже будет — совершено псалмопение. Мы читаем, что всё время спасались угоднички псалмопением, в житиях святых. Вот и нам, особенно во дни поста, даруй, Господи, псалмопение. Читайте на славянском языке, учитесь. На русском оно-то понятно, но нет той молитвенности, что на славянском языке. Ничего, что сразу не поймёшь, — потом со временем Бог откроет, всё поймёшь, во славу Божию. Что нужно — поймёшь, а что не нужно — значит, не нужно и понимать тебе.
Вот так, главное — мирно провести пост. Бес будет мстить, всех будет мучить, полчища бесов на нас будут восставать. И недовольство будет: и на кухне не такую сварили пищу, кругом, и в церкви не ту книжку дали, не те ноты дали. Всё это будет. Вот так бесяка будет колотить. «Стоп, бес, не искушай, отойди от меня, сатана!» — вот так побеждайте беса.

О единстве Святой Руси

Как хорошо: братия мирно, тихо стоят все вокруг престола, круг вечности образовали, молятся. Божественную литургию — литургию мира, литургию любви, литургию единства совершаем. Не разделяемся, хоть среди нас есть и русские,  и украинцы, и греки есть, и болгары есть, и цыгане есть. Ещё кто у нас тут есть? Мы все являемся братьями и сёстрами, мы все являемся единой семьёй духовной, святой нашей Русской Православной Церковью. И дай, Господи, чтобы эта семья единая духовная нашей обители святой служила добрым примером и для государства нашего, чтоб мы не разделялись, а объединялись в единую семью Руси Святой и спасались все вместе, как спасались наши деды-прадеды.
Молитвенно сегодня чтим память святителя Софрония Иркутского. Уроженец был Украины нынешней, тогда малоросс был он, воспитанник Киевской духовной семинарии, основал знаменитый нынешний Золотоношский монастырь в Черкасской губернии, где его особо чтят память как основателя. Из Киева его послали в Санкт-Петербург, в Александро-Невскую лавру, а затем — аж в Сибирь, епископом отправили в Иркутск. Сперва в Китай хотели — в Китай его не пустили. В Иркутске он определился, был вторым епископом Иркутским. Так и скончался и нетленными мощами почивает. Подобным святым апостолам, просветителем Сибири явился святитель Софроний. Вот какова была Русь наша — единая, могучая, неделимая. Вот такой она и должна быть и в последующих поколениях. Неразделимая земля Русская в лице святителя Софрония (почему и молюсь я ему всегда усердно) чтобы объединила нас всех, чтобы мы были единой духовной семьёй и, как я говорил, братиями и сёстрами во Христе, Господе нашем.

Как отличить законную каноническую Церковь от раскольнической, безблагодатной?

Где поминают Святейшего Патриарха Московского и всея Руси — Церковь законная, каноническая, благодатная, ходите молиться без всяких сомнений. А где, не дай Бог, услышите, как поминают папу Римского униаты или поминают этого Филарета Киевского, — и ноги там вашей чтоб не было. Выйти и прах от ног отрясти нужно от этой нечисти. Внимательным нужно быть, дни лукавые суть. Приходит время, не в каждый храм пойдёшь Богу помолиться, особенно в незнакомом городе, особенно в Западной Украине, когда бываешь: «А какой же там храм-то у вас, кто ж там служит у вас? Не эти самые ли раскольники?» Не нужно туда ходить, лучше дома открыть молитвослов да Псалтирь да помолиться, чем к еретикам и раскольникам идти оскверняться.

Завещание схиархимандрита Зосимы

Я, грешный схиархимандрит Зосима, основатель двух обителей:
Успенского Свято-Васильевского мужского и Успенского Свято-Николаевского женского монастырей, оставляю последнюю свою волю: и по смерти моей свято и вечно, до последнего издыхания, храните все завещания, те священные традиции, ту особенность служб, записанные братьями и сёстрами в монастырском уставе, сохраняя их до малейших подробностей и не допуская никаких отступлений.
Строго держитесь Русской Православной Церкви и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси.
В случае отхода Украины от Москвы, какая бы ни была автокефалия, — беззаконная или «законная», — автоматически прерывается связь с митрополитом Киевским. Из существующих монастырей тогда образовать Дом Милосердия, который будет выполнять святые законы милосердия — служение людям до их погребения, и эту заповедь обители должны выполнять вечно. Никакие угрозы и проклятия не признавать, так как они не каноничные и беззаконные. Твёрдо стоять за каноны Русской Православной Церкви. В случае отпадения от единства Русской Православной Церкви, — правящего архиерея не существует, монастыри переходят в ставропигиальное управление, под омофор Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Молю Бога и надеюсь, что Святейший Патриарх не откажет и примет под свой омофор. Если сие будет невозможно, то монастыри переходят под самостоятельное игуменское управление по подобию Валаамской обители начала нашего столетия, находясь под видом светлых будущих времён единства Украины и России, которые, глубоко верю, неминуемо наступят, с чем и ухожу в вечность.
... Отходя в жизнь вечную, последнее слово глаголю вам, братья, сёстры и все молящиеся в обители нашей: держитесь Русской Православной Церкви — в ней спасение.
Всем даю из гроба прощение, Бог за вас да простит и помилует по Его велицей и богатой милости. Кто приходил ко мне за духовным руководством, держитесь святой обители: братья и сёстры помогут вам и наставят на путь спасения... Подаю из гроба, бездыханный и безгласный, Мир, Любовь и Благословение Божье.

Просыпайтесь!

Просыпайтесь! Гефсиманские искушения творятся. Но, как мы знаем, должен победить свет тьму и в нашей жизни греховной. Неужели эта тьма поглотит нас, сна греховного, безразличия, бездушия?
Просыпайтесь! Уйдёт время светлое, будет тьма тяжкая, не сможете вы, у вас нет сил духовных, у вас нет подвижнической молитвы гефсиманской, у вас нет этого борения, которое необходимо, чтоб победить эту тьму.
Просыпайтесь! Гефсиманское моление продолжается, не отступайте от Христа, братия и сёстры! Должен победить свет тьму — об этом молимся, об этом просим и в Страстную седмицу, и в праздник Света Фаворского — в Преображение Господне, в Пасху и в последующие все великие дни просим. Гефсиманское борение и моление продолжаются у каждого до гробовой доски. Почувствуете это, когда уже будете на границе, что борьба кончилась, уже наступает вечность. Тогда вы величие этой борьбы всей почувствуете. А пока не унывайте, не охладевайте никогда, должен победить и у вас свет над тьмой! Не дай Бог, тьма одолеет, этого мертвенного безразличия, бездушия, безответственности в жизни духовной, — тогда погибель неминуемая.

 
Из книги: «Для чего мы живем»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст