Новомученики

Священник Вячеслав Леонтьев


Священник Вячеслав Леонтьев

Все утопая в зелени, широко и живописно раскинулось село Майданы — больше тысячи дворов, домами и огородами то спускаясь вниз, то поднимаясь в гору. Не выбрали те, кто селились здесь первыми, место широкое, просторное, ровное, каких здесь много; а выбрали холмистое и овражистое, но зато живописное и красотой притягательное. На самом возвышенном месте возвели Божий храм, ибо, как без головы тело, так и русское село без храма, как бы мертво и незряче.

Не обойдено было это село благодатью, были в нем подвижники и блаженные, иные из которых до сего дня почивают под высокими православными крестами на местном кладбище.

Главная святыня нижегородских Майдан — чудотворная Тихвинская икона Божией Матери. Редкий для этих мест образ, выполненный скульптурно из дерева, где Богоматерь и Младенец — натуральной величины.

Около двухсот лет назад при въезде в село повозка с образом сама остановилась, и никакими силами не могли ее сдвинуть с места, икону внесли в село на руках, а на месте остановки забил источник с целебной водой. От поставленной в храме иконы рекой потекли чудеса.

Многие недужные и особенно одержимые злыми духами приходили сюда, прося Богоматерь об исцелении. Так что, в конце концов, служивший в этом храме о. Вячеслав стал отчитывать(2) бесноватых.

Священник Вячеслав Леонтьев родился в 1900 году и рано остался без отца. Мать его, Лидия, воспитывала детей в духе православного благочестия; два ее сына, Вячеслав и Леонид, стали священниками.

Вячеслав от юности готовил себя к священническому поприщу. Воспитанный в любви к Богу, он не смущался безбожными бурями, которые повсюду завершались разрушением церквей и убийством священников.

Первым местом его служения было село Вершинино, где до самой кончины служил его тесть, о. Рафаил.

Несколько раз о. Вячеслава арестовывали. Отбыв заключение, он возвращался служить.

В 1927 году прихожане села Майданы пригласили о. Вячеслава в свой храм, так как о. Григорий, которому было тогда далеко за семьдесят лет, становился немощным. Крестьяне помогли купить дом и обзавестись хозяйством. В том же году власти пришли отбирать дом.

Земному земное, не унывай, душа, ты уйдешь отсюда, ничего не взяв. Храни не вещи, а чистоту души. Господь дал, Господь же и взял, Ему лучше известно, что полезней для нас. Без тени неудовольствия, с радостью помогал о. Вячеслав грузить на подводу вещи.

— Что же ты, батюшка, им, разбойникам, помогаешь? — спрашивали крестьяне, скорбя о разорении и несправедливости.— И как же ты терпишь, батюшка?

— А как же? — кротко отвечал он. — Надо терпеть.

Лишившись пристанища, о. Вячеслав и матушка Зоя скитались, переходя из дома в дом.

Через полгода они получили приют в сторожке, где в одной комнате помещались сторожа, а в другой — священник и матушка. Здесь же он и крестил.

В дни праздников нескончаемо шли люди к чудотворному образу. После литургии о. Вячеслав служил молебен над одержимыми злыми духами. И многие получали исцеление.

Одна из исцеленных — Наталия Горбатая из села Княжиха. С шестнадцати лет она страдала беснованием, после молебна выздоровела и дожила в здравии до преклонных лет. Священник никому не отказывал в просьбе помолиться или отслужить молебен, посещал дома прихожан, в каждом доме говоря проповедь.

Власти, видя его ревность, которую не умеряли никакие притеснения, стали прямо запрещать проповедовать, но он не обращал внимания на запреты. Тогда они наложили на священника контрибуцию — привезти к определенному сроку лен. Но он льна не сеял. Выручили крестьяне — привезли и сдали.

Тогда власти приказали священнику привезти бочку меда. Он пчел не держал. Снова выручили крестьяне - отдали свой мед.

Тогда приказали власти сдать льняное семя. Крестьяне привезли; все понимали: за неуплату контрибуции священнику грозит заключение. В распутицу приказали батюшке привезти еще кадушку меда на дальний сдаточный пункт. Священник приехал, а его отослали обратно за штрафом, не вовремя, мол, привез. Едва живой от усталости вернулся о. Вячеслав домой.

К концу двадцатых годов с о. Вячеславом решили покончить. Замысел властей не укрылся от православных. Когда убийцы приблизились, крестьяне окружили о. Вячеслава плотным кольцом, а женщины повисли на руках убийц, не дав им воспользоваться оружием.

Власти не отказались от намерения застрелить священника, убийцы часами выжидали момента, когда он останется один. Но теперь он один не выходил.

Впоследствии гонитель о. Вячеслава милиционер Александр Пятницын умер в тяжелых мучениях, а другого гонителя, Гришивина, раздавило машиной.

Видя, что не удается ни убить, ни запугать исповедника, власти в 1933 году арестовали его и приговорили к трем годам заключения.

Эти три года в храме служил престарелый о. Григорий. Вызвали его в сельсовет.

— Признаешь ли ты нашу власть?

— Меня позвали? Позвали. Я пришел? Пришел. А по вашим стопам я не пойду.

Священник был стар и немощен, и только это спасло его от ареста. Выйдя из сельсовета, о. Григорий сообщил прихожанам о том, что безбожники намерены в любом случае закрыть храм. «А на моей могиле еще будут плясать»,- сказал он. Вскоре после его смерти на месте кладбища построили клуб.

Через три года о. Вячеслав вернулся домой.

Он прослужил год. Наступила осень 1937-го, когда о. Вячеслав снова был арестован.

Матушка Зоя лежала с тяжелым сердечным приступом, и Анастасия Бабанова, жившая вместе с ними, позвала фельдшера.

Вскоре в дверь постучали.

— Это ты, Петр?..

— Я, я.

— А что это вас двое? - спросила Анастасия.

— Да это я с женой.

Анастасия открыла дверь, и вместе с фельдшером вошли чекисты. С любовью о. Вячеслав встретил их: — Сыночки вы мои дорогие, никуда я из ваших рук не уйду, дайте мне видеть исход болезни, приходите утром, иначе, если сейчас возьмете, она умрет.

Чекисты отложили арест до утра.

К утру матушка почувствовала себя лучше, и о. Вячеслав был арестован.

Узнав об этом, у сельсовета собрались прихожане в последний раз спросить своего пастыря, как им жить, и получить благословение.

—  По Богу живите,— ответил священник.— Теперь всё. Храмы закроют. А вы сидите за трубой и молитесь. Я от вас ухожу навсегда, а вас всех благословляю.

Отец Вячеслав был отвезен в город Сергач, куда свозили тогда арестованных православных. Власти требовали отречения. Отречешься — и можешь отправляться домой. Но не много было таких.

Как-то о. Вячеслав пилил дрова в тюремном дворе, и сквозь щель в заборе его увидела прихожанка Елизавета Опарина.

— Батюшка,— окликнула она тихонько. Он оставил пилу и подошел к забору.

— Батюшка, мы все молимся, чтобы вас отпустили,— сказала она.

— Не молитесь об этом,— серьезно произнес исповедник.— Молитесь о том, чтобы Господь дал мне терпения. Вчера один получил свободу за то, что отрекся от Бога. По-другому отсюда не выходят. Мы через дощатую перегородку все слышали.

Вскоре о. Вячеслав был казнен.

Священник Леонид Леонтьев, брат о. Вячеслава, служил в селе Богородском Сергачского района. Он был арестован осенью 1937 года. Вместе с ним были арестованы диакон Иван Павлович Лабутов, староста храма Андрей Лексанов и православный чуваш Симеон. Все они приняли смерть в заключении.

После ареста о. Вячеслава храм был закрыт, колокола сброшены и уничтожены, сам храм осквернен. Но не остался в руках безбожников образ Тихвинской Божией Матери.

В селе в то время жил благочестивый юноша Петр Варакин. Родился он в 1913 году, в раннем возрасте лишился отца, и его взял к себе на воспитание дядя Михаил Ковалев. Это был благочестивый человек; рано овдовев, он дал обет всю оставшуюся жизнь посвятить служению Богу. Он научил Петра читать и петь по-славянски. Еще не доставая по малолетству до аналоя, Петр подставлял скамеечку и читал в храме часы и Псалтирь, сначала у о. Григория, затем у о. Вячеслава.

Детство его и юность прошли перед чудотворным образом Божией Матери, все свободное время мальчик проводил в храме.

Когда храм закрыли, Петр каждый день приходил сюда тайно и возжигал лампаду перед чудотворным образом. Безбожники вскоре заметили, что кто-то проникает в церковь, стали следить и выследили Петра.

Опасаясь, что святыня подвергнется поруганию, Петр увез икону в село Саранка и поместил ее на хранение у благочестивых людей.

Однажды в этом доме ночевала скрывавшаяся от преследования девица Варвара Шулаева И был ей голос: «Зачем вы Меня здесь держите?» Варвара поняла, что в доме находится чудотворный образ и Сама Пречистая не хочет, чтобы Ее хранили тайно. Решено было образ перевезти в один из служащих храмов. Икона была закутана и поставлена на подводу, и православные потихоньку вывезли ее из села В то время на всех дорогах милиция установила посты и обыскивала подводы в поисках хлеба и мяса Подвода была остановлена, милиционеры сняли полотно и обнаружили образ. Злобе безбожников не было границ. Они бросились отбирать икону, но православные не давали. И икона распалась. Образ Богомладенца остался у православных, а Богородицы — у безбожников.

Торжествующими захватчиками въезжали безбожники во двор милиции села Пильны. Образ Богоматери был подвергнут поруганию, а затем порублен в щепу и сожжен.

Как величайшую драгоценность хранил Петр оставшуюся часть образа, скрывая его от посторонних, он и сам почти не выходил из дома

За окном была мерзость запустения, разоренные храмы, стон и слезы крестьян, над которыми власти чинили насилия, злоба людей, уничтожавших православную Русь от края и до края. Как рай земной вспоминалось теперь молитвенное пение в храме, покой и мир в крестьянской душе.

Подойдя к окну, Петр выглянул и был замечен женщиной, которая донесла о нем, желая выслужиться перед властями.

Петр был арестован. Шел 1942 год.

Как чистая голубица родилась в сердце мысль пострадать за Христа На душе было спокойно и радостно.

Лето, окошко в полуподвальной милицейской камере открыто; оно выходит решеткой на улицу, по которой идут и идут мимо люди...

— Разрешите в последний раз спеть,— попросил исповедник.

Ему разрешили. И он запел ирмосы канона Великой субботы «Волною морскою...» Дивное пение полилось из тюремной камеры на улицу. Прохожие невольно замедляли шаги, и некоторые из оказавшихся тут православных в певце узнавали Петра Слушали и милиционеры, завороженные красотой его пения.

Недолго пробыл здесь Петр. Вскоре в составе штрафного батальона его отправили на передовую, и сразу же он был убит.

Святыня, которую он так любовно хранил, образ Богомладенца и по сей день цел, сохранен и находится в селе Майданы.

__________________________________________________________________

Составлено по воспоминаниям Анастасии Бабановой, Елизаветы Опариной, Анастасии и Евдокии.

(2) У Даля «отчитывать» означает исцелять чтением заклинательных молитв.

 
Иеромонах Дамаскин (Орловский)
Из книги: Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской
Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 1.
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст