Наши святыни

Вознесенская церковь села Кара-Елги - одна из тысяч, - пример для многих?


фото Вознисенская церковь

В одном из районов Республики Татарстан, километрах в 220 от Казани, на берегу одноименной речушки, ныне превратившейся в ручей, впадающей в реку Зай расположилось село с тюркским названием Кара-Елга и исключительно русским православным населением. В истории села, получившего вторую жизнь в 40-х годах XVIII столетия, когда на остатках разоренной башкирскими бунтами 1735-1737 годов мордовской деревеньки поселились отставные солдаты русской армии, было немало тревожных и трагических событий. Однако особый статус переселенцев, предоставленный им указами правящих Императоров и Сената позволил трудолюбивым поселянам достичь достойного уровня жизни. Село выросло и превратилось в один из крупнейших населенных пунктов Мензелинского уезда Уфимской губернии, к которой оно относилось до 1920 года. Один из первых солдат-поселенцев, по кличке «Чугунный», и стал основателем фамилии, которую, вот уже на протяжении без малого 300 лет носят его потомки, к которым относиться и автор настоящих строк.

Проживая более чем в 100 километрах от родового села, впервые в жизни посетил я его уже в зрелом возрасте, в конце 1990-х годов, желая хоть чуть-чуть прикоснуться к истокам. Хотел увидеть село, а так же храм – каменную церковь Вознесения Господня, в возведении которой в 60-х годах XIX века, по сохранившимся в семье преданиям, активное участие принимал мой прапрадед Евлампий Чугунов, бывший одним из самых состоятельных жителей села,  а так же его сын (мой прадед) Роман, который в 11-летнем возрасте в середине 1860-х годов объезжал на лошади все село собирая куриные яйца добавлявшиеся в замес при строительстве церкви.

Храм на момент моего первого посещения представлял собой жалкое зрелище: разрушенная кровля, выбитые окна и двери, проломы в стенах… Печальная участь тысяч русских православных храмов постигла и Вознесенскую церковь села Кара-Елги.

К сожалению формат настоящей статьи не позволяет подробно рассказать об истории храма и его служителей. Об этом повествует книга, которую я написал, к сожалению пока не изданная. Однако поскольку история и судьба Вознесенской церкви, о которой идет речь, типична для многих и многих сельских приходских храмов, отличаясь от тех из них, которые и по сей день стоят разоренными и полуразрушенными, тем, что нашлись люди, возродившие ее к жизни. Я посчитал возможным поделиться с читателями некоторыми вехами ее трагической истории.

Особенно же хочется назвать имена ее служителей в XIX – начале XX веков – настоящих подвижников, а впоследствии и мучеников, несших свой крест православного служения в неимоверно трудных условиях до конца своих дней. Советская власть уничтожила не только храмы, но и самую память о лицах духовного звания, исполнявших в них свой пастырский долг. Имена их пришлось устанавливать путем тщательного штудирования «Епархиальных ведомостей», многодневными исследованиями приходских метрических книг, хранящихся в республиканском архиве. Лишь некоторые из них сохранились в памяти старожилов села, коих остались единицы. И, слава Богу, что мы с уверенностью можем их сегодня назвать, вспомнить и помолиться за них!

Каменная Вознесенская церковь села Кара-Елги строилась на протяжении 5 лет с 1862 по 1867 год, вместо обветшалой деревянной церкви. По окончании строительства, 3 июля 1867 года она была освящена Епископом Уфимским и Мензелинским Филаретом. Первыми служителями храма в эти года были: настоятель, священник Арсений Васильевич Желвицкий; помощник настоятеля, священник Николай Евлампиев; пономарь Платон Павлович Сильванов и дьячок Василий Еварестов.

Батюшка, А.В. Желвицкий, служил в храме более 25 лет и лишь в конце 1880-х годов по навету местного помещика Греве был переведен в другой приход. В качестве священников в разные годы в Вознесенской церкви служили так же: Афанасий Афанасьевич Ермолаев, Виктор Степанович Константиновский, Василий Федорович Петров (Служивший с 1895 по 1916 год).

Нелегкую службу причетников – псаломщиков, дьяконов, несли: Василий Еварестов, Александр Васильевич Малиновский, Иван Сацердотов, Иван Веселицкий, Капитон и Николай Уваровы (отец и сын), Федор Алексеевич Котлов.

Последний из перечисленных Ф.А. Котлов, прослужив с 1902 года в качестве причетника, в 1920 году был рукоположен в сан священника. В 1933 году он был арестован и обвинен по ст.ст. 58-10 ч.1, 58-11 и 58-13 УК как «член братства святого Гурия». Доподлинно не известно, получил ли Федор Алексеевич реальный срок, который отбыл и вышел на свободу. Известно, например, что житель Кара-Елги, Бутяев Дмитрий Петрович, арестованный по этому же делу как «участник религиозно-монархической контрреволюционной группы истинно православных церковников», 16 июля 1933 года был приговорен к 5 годам ссылки и отправлен в Севкрай. По крайней мере, приговоры начала 30-х годов были далеко не так суровы, как в 1936-39 годах, что вполне позволяет предположить, что после отбытия срока (если таковой имел место быть) Федор Алексеевич продолжал служить в церкви. Известно так же, что по состоянию на 1 января 1937 года священник Федор Котлов еще числился в «Списке Приходов – церквей Казанской Епархии и состоящего в них штатного и заштатного духовенства», как священник Караелжской церкви.  Прекратилось же его 35-летнее беззаветное служение приходу Вознесенской церкви, 10 июля 1938 года, когда он вновь арестовывается  и будучи обвиненным в «антиколхозной агитации», 20 ноября 1939 года 62-х летний батюшка приговаривается военным трибуналом Приволжского Военного Округа к 8 годам лишения свободы с поражением в правах сроком на 4 года. Скончался Ф. А. Котлов 18.10.1940 года в Исправительно-трудовой колонии № 5, расположенной на острове Свияжск.

Что же происходит после ареста батюшки? Участь большинства сельских православных храмов постигла и Вознесенскую церковь. Предполагаю, что разорение ее пришлось на лето-начало осени 1938 года, после ареста последнего священника – Ф. А. Котлова. Поныне живы очевидцы, старожилы села, - свидетели происходившего. Известны имена двух людей - организатора и исполнителя, которые сбрасывали колокола Вознесенской церкви со звонницы. Руководил всем – председатель сельского совета Мирон Афиногенович Фролов, одним из непосредственных исполнителей был Филипп  Икомасов. 

Очевидцы-селяне отметили следующее, - никто, из участвующих в разорении церкви, не прожил после этого и пяти лет. «Кто на войне, кто в лесу, кто где, - никого не осталось», - рассказывает старожил села Василий Андреевич Ноякшин. Филипп Икомасов и вовсе, через неделю после происшедшего события ослеп, а Мирон Фролов был на протяжении нескольких, предшествующих смерти, лет полностью парализован.

После разорения полуразрушенная Вознесенская церковь, так же как и многие, использовалась и в качестве зернохранилища (вследствие чего погибли рисованные на стенах иконы) и в качестве мастерской по ремонту сельскохозяйственной техники, когда была разрушена кровля, дырами зияли проемы окон и дверей. Внутри горами были навалены кучи мусора и ржавого металлолома.

Возможно, и по сей день, здание церкви высилось бы на окраине села в виде неприглядных развалин грустным напоминанием о былой красоте и величии, о временах беззаконных и страшных,  как и поныне стоят церкви в окрестных  и близлежащих селах, - Онбии, Александровской Слободе, Поручикове, как замечательный храм Апостолов Петра и Павла  в Батрасе, построенный в конце XIX  века на средства помещика П.И. Кукаркина в греческом стиле со множеством орнаментов, колонн и т.д. Прихожане большинства больших и богатых сел, которые превратились в постепенно умирающие деревеньки – пожилые люди, пенсионеры, которые сами едва сводят концы с концами. Церкви же испокон веков строились силами и на пожертвования прихожан. Поэтому, можно лишь с грустью констатировать, что перспектива восстановления большинства сельских приходских храмов и ныне весьма и весьма туманна, и скорее позволяет предположить, что просто нереальна.

Тем ценней и значимей представляется то, что волей Божьей, реализуемой через конкретных людей, именно Вознесенской церкви дано было возродиться. Последние годы перед передачей церкви прихожанам в 1999 году, храм пустовал. Василий Николаевич Казаков, в то время – социальный работник Отдела социальной защиты по уходу за престарелыми людьми г. Заинска, а ныне – настоятель Вознесенской церкви отец Василий, говорит, - «Я не могу сказать, что был инициатором восстановления. Могу только сказать, что  в этих делах мы оказываемся только участниками воли Божьей. Если есть на то воля Божья и Господь благословляет, значит, храм сей будет восстанавливаться. А если нет, - человек, как бы ревностно ни относился к этому – все будет напрасно. Мне нужен был этот храм, он меня, почему-то, заинтересовал. Появилась такая тяга приобщиться».

С Божьей помощью, Василий Николаевич в 2001 году приступил к восстановлению церкви. Приезжал из Заинска, где проживал, в свободное от работы время. Пришлось самому стать и столяром, и плотником, и сварщиком, и маляром, и каменщиком и сантехником.

Активным помощником Василия Николаевича был старожил села, проживающий поблизости от церкви – Василий Андреевич Ноякшин, которому уже тогда шел 72-й год. По мере сил помогали и другие сельчане. Начались работы с очистки помещения церкви от мусора, стали вставлять окна и двери, соорудили временный иконостас.

Конечно, как на первоначальном этапе, так и по сегодняшний день, невозможно было бы всерьез говорить о каких-то восстановительных работах, и вообще о существовании и служении храма, если бы не помощь добровольных жертвователей – говоря официальным языком - «физических и юридических лиц». Подавляющее большинство пожертвований поступало от частных лиц, как родом из села, так и просто неравнодушных. За 11 лет, прошедших с начала восстановительных работ сделано многое: покрыли крышу, была сделана внутренняя отделка, приобретен иконостас, заменена входная дверь, на колокольне от лестницы не оставалось и следа, но и она с Божьей помощью и стараниями добровольных помощников была сделана. Было проведено, газовое отопление, построен церковный общежительский дом, в котором есть кухня и трапезная, кельи для богомольцев, комнаты для летнего детского лагеря. Благодаря стараниям и пожертвованиям частного лица, пожелавшего остаться неизвестным, были заказаны и приобретены колокола.

15 апреля 2011 года колокола освятили, повесили и село, спустя 74 года вновь услышало радостный и прекрасный колокольный перезвон, который собирал на службы в храм наших дедов и прадедов!

Значимое событие случилось 7 мая 2011 года, спустя почти 144 года после освящения новой Вознесенской церкви, архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий совершил освящение престола Вознесенского храма.

В заключение этой, небольшой, статьи, я хотел отметить, что в книге, посвященной храму родового села, я постарался привести не только фактологические данные, которые мне удалось установить по истории Вознесенской церкви. Мне показалось интересным прочувствовать, понять ту атмосферу, то состояние, ту повседневную жизнь сельских священно-церковно-служителей, духовное воздействие которой мы ощущаем до сих пор. Если мне позволят редакторы журнала, я готов поделиться некоторыми выдержками из книги, которые и дадут понять – какое колоссальное  значение имел сельский пастырь, и в каких условиях им приходилось жить и работать.

Изложение именно этих моментов вызвало, например таки отклики читателей, ознакомившихся с рукописью:

- «…Стало очень жаль, что мы совсем, совсем не знаем истории своей страны и жизни  различных  слоев населения. Прошибло  документальностью, ведь не выдумано все, ЭТО БЫЛО ТАК.  Перевернуты все мои устои и отношение к церковникам…..».

-  «…довольно четко воссоздается перед глазами читателей образ сельского пастыря - доброго наставника крестьян, честного труженика, который часто, по слову Спасителя не имеет где главу преклонить (Лк.9:58). Да и сегодня служение большинства священников в глубинке многотрудное и неблагодарное по земным меркам, особенно если сравнить их положение с духовенством больших городов. На таких примерах из обыденной жизни и становится ясно, что значит нести Крест Христов…».

- «…До прочтения Вашей книги, мне почему-то казалось, хотя моя информированность в этих вопросах минимальная, что условия жизни духовенства, и в частности сельского, в период до 1917 года была намного лучше (видимо сказывался заложенный еще в школе стереотип одностороннего и выгодного с точки зрения политики трактовки истории). Другой информации взять было просто негде, да и целью особой в этом направлении я, как и любой обычный человек, не задавался…» и т.д.

Хотелось бы донести, особенно до представителей подрастающего поколения, что соблюдение духовных заповедей, - это не обязанность, а ВОЗМОЖНОСТЬ жить в согласии с собою и окружающим миром. Заложена же она в нас генетически – нашими предками!

Храни вас Господь, и, если Бог даст, до новых встреч! С удовольствием отвечу на Ваши письма, поступившие на адрес:  vik1969_10@mail.ru

  подпись Белова
автор: Виктор Белов
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст