Наши святыни

Уголки Святой России


Уголки Святой России1

Когда читаешь жизнеописания святых угодников Божиих, то невольно начинаешь ощущать незримое присутствие того, о ком повествует предание. И умолкает разум перед столь удивительным явлением благодати, лишь тихий голос сердца радостно и печально отзывается в крадущихся из глубины души слезах.

И невозможно не желать хоть чуточку приблизиться к тому неизреченному свету, который из глубины веков доныне освещает наш путь, побывать в тех местах, где когда-то чудесный промысел Божий был явлен нам в конкретных людях.

В мае 1999 года мы совершили пеший поход по Нижегородской области. Мы хотели посетить те уголки России, где все прошлое и настоящее так тесно связано с именем Преподобного Серафима Саровского. Конечным пунктом нашего путешествия должен был стать Серафимо-Дивеевский монастырь.

Вблизи Сарова есть множество знаменитых мест, где образ батюшки Серафима запечатлен в каждом предмете. Но маршрут мы специально проложили не через них, а включили в него небольшие деревни и хутора, чтобы увидеть жизнь русской глубинки. Узнать, что происходит сейчас в тех, далеких от больших центров местах, где когда-то по благословению о. Серафима строились храмы, создавались общины, где по наставлениям его жили великие подвижники и простые миряне.

Выксунский Иверский женский монастырь

В ночь с 30 апреля на 1 мая мы сели в поезд, и рано утром были в Москве. Далее нам предстояло добраться до Мурома. С Казанского вокзала на электричке мы уехали в Черусти, оттуда отправились в Вековку, затем прямиком в Муром. Из Мурома в Выксу, и от Выксы до Ризадеева ходят рейсовые автобусы.

Когда-то в Выксе был достаточно крупный монастырь, основателем которого считался отец Варнава, подвизавшийся в пещерах Гефсиманского скита.

Об этой обители упоминается даже в "Нижегородских губернских ведомостях" тех лет. Вот что там сказано: "Выксунский Иверский женский монастырь находится в десяти верстах от реки Оки и в одной версте от села Выкса Нижегородской губернии, Ардатовского уезда. Он основан в 1864 году иноком Варнавой и отчасти мнимым юродивым крестьянином Дмитрием".

Отец Варнава, впоследствии иеромонах и духовник в пещерах Гефсиманского скита близ Троице-Сергиевой Лавры в миру имел имя Василий. Он был из крестьян Тульской губернии. По благословению отшельника схимонаха Григория поступил в юности в Троице-Сергиеву Лавру. Потом по благословению отца наместника Антония перешел в Гефсиманский скит и жил здесь под руководством строгого подвижника Даниила.

Мнимо юродивый Дмитрий Пивоваров был из крестьян села Выксунского завода, по ремеслу слесарь. Какое-то время он проживал у Натальи Яковлевны Кокиной. Отец Василий благословил его поставить келью на старом кладбище, у Выксы.

Егор Васильевич и Наталья Яковлевна Кокины отличались странноприимством, презревали бедных, особенно благоприятствовали девицам и вдовам, склонным к монастырской жизни. Их беседы с Дмитрием породили мысль об обители. По совету Дмитрия они отправились к отцу Василию в Лавру за советом. Отец Василий, в свою очередь, по благословению своего духовника Даниила, поехал на Выксу выбрать место. Помолившись, о. Василий насадил дерево там, где надлежало быть престолу. Пригласили Оранской святой обители иероманаха Иова. По приезде в Выксу о. Иов увидел чудесный сон о месте будущего монастыря. Здесь он отслужил молебен.

Спустя месяц мать Неонила, Наталья Яковлевна и Екатерина Петрова отправляются в Троице-Сергиеву Лавру и просят духовного покровительства о. Варнавы, но он велит им ехать к Митрополиту Филарету, спросить его благословения, не упоминая о нем самом. Митрополит Филарет назначает о. Василия.

Со словесного разрешения Преосвященного Нектария в 1864 г. возникает Выксунская богадельня. Здесь поселяются 12 обитательниц. Мастеровой Кокин и купец Бородачев становятся ее попечителями.

В1874 году богадельня переименовывается в общину. А уже с 1868 года у сестер появляется своя церковь, освященная о. Кирилловским, местным благочинным. Правда до 1877 года она считается приписанной к Выксунскому Крестовоздвиженскому храму.

Иверской обитель названа не случайно. Вторая половина XIX века - это время борьбы с расколом. История иконы Иверской Божией Матери (Русской) связана с именем патриарха Никона.

Однажды мещанка Алипова Прасковья Петровна вместе со своим маленьким сыном пришла в Гефсиманский скит к о. Василию. Она просила совета о том, куда ей следует направить деньги, которые остались после двух девиц, живших в селе Ловцы, и проводивших строгую жизнь. Он ответил: "На Выксу, на икону Иверской Божией Матери". С Московской иконы была сделана копия, освященная на пещерах иеромонахом Тихоном. Наталья Яковлевна отвезла ее на Выксу.

В обители существовало две церкви. Первоначальная, малая домовая, деревянная на каменном фундаменте, была сломана. Вместо нее возведен каменный храм во имя взятия Божией Матери на небо. Главный престол освящен в честь Иверской Пресвятой Богородицы, правый престол - в честь святителя Василия Великого и Преподобной матери Ксении Римляныни, левый - святителя и чудотворца Николая Мирликийского и Преподобного Сергия Радонежского. Как значится в документах, храм этот сооружен в 1876 году по усердию мещанина Сергиевского Посада Московской губернии Василия Тимофеевича Рыбакова и петербургского купца Герасима Федоровича Шустова, города Богородска Московской губернии купца Ивана Степановича Кулаева, купца Григория Дмитриевича Куприянова и других.

Храм освящен в 1877 году через посредство о. Варнавы Высокопреосвященным Иоаникием, архиепископом Нижегородским и Арзамасским.

Сохранились свидетельства о чудесных исцелениях у иконы этого монастыря.

Сестры занимались шитьем одежды и обуви, рисованием, переписыванием книг и другим рукоделием. При обители не было никакой недвижимости.

В 1887 году община была переименована в монастырь, и вместо прежней духовной начальницы Марии Пивоваровой назначена монахиня Рыбинского общежительного монастыря Митрофания.

Из Выксы мы сразу уехали в Ризадеево. Был уже вечер, поэтому, отойдя от поселка, мы остановились в лесу на ночевку.

Часовня в селе Михайловка

С утра мы продолжили путь по широкой песчаной дороге, миновали мост и у небольшого пруда свернули вправо в лес. По тропам дошли до урочища Макаровка. Кладбища здесь нет. Оно находится в следующей деревне Михайловка, о которой хочется сказать отдельно. Здесь всего несколько домов, причем все они только сейчас строятся. Но у кладбища уже возведена деревянная часовня. Появилась она, по всей видимости, совсем недавно. Купол сделан из папье-маше. Внутри висит икона, нарисованная будто детской рукой, а рядом закреплен листочек с молитвой Оптинских старцев. И, кажется, строки эти родились не в известной всем Оптиной пустыни, а прямо здесь и для этого уголка. И невозможно уйти отсюда, не прочтя: Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день. Дай мне всецело предаться воле Твоей святой. На всякий час сего дня во всем наставь и поддержи меня. Какие бы я ни получил известия в течение дня, научи меня принять их со спокойной душою и твердым убеждением, что на все святая воля Твоя. Во всех словах и делах моих руководи моими мыслями и чувствами. Во всех непредвиденных случаях не дай мне забыть, что все ниспослано Тобой. Научи меня прямо и разумно действовать с каждым членом семьи моей, никого не смущая и не огорчая.

Господи, дай мне перенести утомление наступающего дня и все события в течение дня. Руководи моею волею и научи меня молиться, верить, надеяться, терпеть, прощать и любить. Аминь.

Небольшая эта церковь чем-то напоминает игрушечные домики. Нет ничего особенного в архитектуре ее, все просто и безыскусно. И, вместе с тем, прекрасно. Неуязвимая тишина, неколебимый покой, незримый голос вечного безмолвия любви. И именно здесь, в этой маленькой убогой часовенке, хочется кротко произнести слова еще одной замечательной молитвы, обращенной к Господу Иисусу Христу, которая принадлежит святителю Филарету Дроздову, митрополиту Московскому:

Господи! Не знаю, чего мне просить у Тебя! Ты один ведаешь, что мне потребно. Ты любишь меня паче, нежели я умею любить себя. Отче! даждь рабу Твоему - чего сам я и просить не умею. Не дерзаю просить ни креста, ни утешения. Только предстою пред Тобою, сердце мое отверсто. Ты зришь нужды, которых я не зрю. Зри! - и сотвори со мною по милости Твоей! Порази и исцели, низложи и подыми меня. Благоговею и безмолвствую пред Твоею святою волею и непостижимыми для меня Твоими судьбами. Приношу себя в жертву Тебе. Предаюсь Тебе. Нет у меня желания, кроме желания - исполнить волю Твою. Научи меня молиться. Сам во мне молись! Аминь.

От хутора вдоль поля идет хорошая лесная дорога. И, следуя по ней, к вечеру мы очутились на изумительной поляне. В это время года здесь цветет черемуха. Ее упоительный аромат сразу очаровал нас. И, казалось, это место специально предназначено Богом для отдыха усталых путников.

Уголки Святой России2

Полдеревка

На следующий день мы вышли в Полдеревку. У деревни раскинулись большие пруды. В поселке есть монумент воинам, погибшим во время ВОВ. Рядом магазин, где можно пополнить запасы продовольствия.

Сохранился храм. Но он наполовину разрушен. Частично уцелел собор с колокольней (памятник деревянного зодчества), остатки кирпичной стены и ворота. На колокольню лазать очень опасно - доски сгнили. Кое-где еще видны фрески - Мария Магдалина, Спас Вседержитель.

Нам посчастливилось познакомиться с местной жительницей. "Раба Божия Надежда", - так она нам представилась. Вся ее семья была связана с церковью. Кто-то пел на клиросе, кто-то прислуживал в храме. Она рассказала нам о том, что деревня их была купеческая. В 1840-1850гг. здесь построен храм с колокольней. Центральный предел освящен в честь Богородицы, левый - Преображения Господня, правый - Николы Угодника. Вокруг была возведена ограда из кирпича и чугуна.

Храм славился своими колоколами. Звон был слышен аж в Муроме. Сердца людей замирали, когда мелодичное их пение разносилось по округе, собирая верующих на общую молитву.

Как хочется проникнуть в атмосферу тех не слишком давних, но таких далеких для нас лет. Деревенская церковь, народ стекается на богослужение...

Вот отрывок из дневника сельского священника прошлого века "Уроки, мысли, наблюдения":

"Совершая службу, священник должен стоять прямо на ногах, не переминаться и их не отставлять, головой не раскачивать, ходить нужно неспеша и плавно...". Все делается спокойно, продуманно, с благоговением; каждая мелочь имеет значение.

Какой же была жизнь церковной общины того времени, по каким законам она существовала и что вообще представляла из себя? Чтобы понять это, заглянем в "Нижегородский церковный общественный вестник". Там сказано, что "согласно переработанному вновь проекту, под именем церковного прихода разумеется православная община, сосредоточенная около своего храма". Членами прихода могут быть только настоящие православные люди, то есть не отлученные от церкви, не впавшие в сектантство и исполняющие необходимые церковные требы, то есть не удаленные от общения с церковью".

Делами прихода ведало приходское собрание, в котором участвовали все полноправные прихожане. В качестве исполнительного органа приходского собрания был приходской совет. Приходское собрание само назначало содержание членам причта, выделяло средства на открытие приходов, школ, читален, библиотек и т.п. учреждений. Ведал же этими учреждениями приходской совет.

Капиталы, сосредоточенные в приходе разделялись на чисто церковные, предназначенные для нужд церкви, причтовые, проценты с которых идут исключительно членам причта, например, по завещанию на помин души и т.п., и церковно-приходские, которыми распоряжался приходской совет и собрание. Последние шли на просветительно-благотворительные нужды, а также на ремонт и поддержку храма.

Недвижимое имущество являлось достоянием епархиального ведомства, а не отдельного прихода. Прихожане могли распоряжаться этим имуществом, извлекать из него доходы, но не отчуждать.

В случае недоразумений между членами причта и приходским советом или собранием таковые предавались на разрешение епархиальной власти.

Избирать священника и других членов причта приход не имел права, но ему давалось право ходатайствовать перед епархиальным архиереем о назначении кандидата. Однако такие ходатайства только принимали к сведению. Они не являлись решающим фактором.

На Руси существовало и такое понятие, как православные церковные братства. Предметом их деятельности считалось служение нуждам церкви, в частности противодействие посягательству на права церкви со стороны иноверцев и раскольников, созидание и украшением церквей, христианская благотворительность и духовное просвещение.

Ничто не ускользало от внимательного взгляда верующих людей. Жители села Михайловка, да, впрочем, как и многих других уголков России, любили свой храм, заботились о доме Божием, как о чем-то родном, близком. На их плечи ложились духовные и материальные проблемы, и они, как добрые, кроткие слуги и, вместе с тем, рассудительные хозяева, с любовью и вниманием решали их. И потому во время революции и после нее они как могли препятствовали осквернению своей святыни. Но ничто не помогло. Ни перед чем не остановилась рука разорителя. Здание было изуродовано. Колокольню громили целых три дня. И умолкли знаменитые звоны; но по-прежнему замирают сердца людей, когда тихо поскрипывает на ветру полуразрушенная церковь, призывая верующих на молитву.

После Полдеревки мы пришли в Чупалейку. Это очень маленькая деревня. Она примечательна своими резными ставнями. Все дома украшены по-разному, ни один не похож на другой.

Назавтра весь день шли просто по лесу, потом по узкоколейке, которая давно развалилась, и местами вообще без рельс. Через день добрались до деревни Благодатовка. К ней ведет очень грязная дорога, хотя это большой поселок (150 дворов). В центре обелиск погибшим во время Великой Отечественной войны. Есть магазин, почтовый отдел, амбулатория. Также имеется пригородное автобусное сообщение - 2 раза в день. Недалеко от Благодатовки находится Знаменка. В деревне всего четыре дома. Путь к ней пролегает через изумительную березовую рощу и еловый лес. Дорога до узкоколейки, ведущей в деревню Куриха, разрушена.

Уголки Святой России3

В Курихе сохранилась необычная церковь. Ее содержимое перенесено из женского монастыря, который находился в поселке Луктос. Когда монастырь громили, местные жители кое-что сумели спасти и сберечь здесь, у себя в поселке.

Если взглянуть в "Историко-географические сборники", можно заметить, что многие крупные деревни и заводы в связи с событиями начала двадцатого века либо вообще исчезают, либо превращаются в маленькие хутора, а возникают совершенно новые населенные пункты, упоминания о которых в минувшем столетии нет.

Так, воспоминания о Благодатовке в дореволюционных справочниках отсутствуют: видимо, она стала крупной уже в нашем веке. Зато Знаменка и Куриха имеют удивительное прошлое.

Местные жители рассказали нам об их истории. Оказывается, почти сто лет в селе Ризадеево Ардатовского уезда существовала неофициальная женская общинка. Ризадеевские сестры занимались земледелием, сельским хозяйством, рукоделием, чтением псалтири над усопшими, заботились о чистоте сельского храма, неотложно исполняли правила, данные им саровскими монахами. Общежительницы пользовались советами о. Серафима, Илариона, Макария, Агафодора, иеромонахов саровских.

В то время, согласно распоряжению епархиального начальства, все общины существовали по определенным правилам. Начальница избиралась с согласия самих общежительниц, православною верою и добрыми делами украшенная и духовным рассуждением от Бога одаренная. Она утверждалась в своем звании Епархиальным Архиереем. Общежительницы именовались сестрами, так как не имели иноческого пострига. Принимались только лица с отпускными актами на свободное проживание. Питались по монастырскому церковному уставу. Одежду носили черную, холщовую или шерстяную. Из ограды разрешалось выходить только по крайней необходимости и с разрешения старшей сестры. В келью мужчин, даже близких родственников, не допускали.

Ризадеевская община, хотя и считалась неофициальной, однако жила согласно всем вышеупомянутым установлениям, пока не разделилась на две. Двадцать человек со старшей сестрой Агафьей Максимовной, забрав документы на купленную землю, лошадей с упряжью и коров, переселились в Ардатовский женский монастырь. Оставшиеся семь перешли на Куриху, под главенство старицы Варвары Ивановны Губановой.

Мелания Вонифатьева с Прасковьей Гордеевой отправились на "сбор", чтобы хоть как-то поддержать общину. Они зашли к управляющему имениями господ Поликарповой и Блудовой, Михаилу Ивановичу Брызгунову, посоветовавшему обратиться за помощью к его доверительнице госпоже Поликарповой, которая и отдала в аренду Параскеве Иоакимовне Гордеевой две десятины земли с лесом на 12 лет.

В 1888 году в Петров пост Ризадеевские сестры перебрались на отведенное им место. До осени они построили себе жилища. Крестьяне близлежащих сел Кудлей, Гарей, Кавлей и других охотно помогали им, как говорили тогда, "ради Настасьюшки".

Дело в том, что в этом самом месте подвизалась любимая многими пустынница Анастасия. Об этом стоит сказать отдельно.

По данным метрических книг, которые велись в Николаевской церкви села Кудлей Ардатовского уезда Нижегородской епархии, в 1809 году, 16 декабря у крестьянина Семена Васильевича и жены его Мавры Логачевых родилась дочь, нареченная в Святом Крещении Анастасией.

До 8 лет девочка отличалась тихостью. Позже стала наблюдаться склонность к уединенной молитве. Отец ее был отдан в военную службу, и потребовал к себе жену, которая с младшей дочерью уехала к нему, оставив свою Анастасию на попечение свекра, свекрови и братьев мужа. Отправляясь в путь мать убеждала ее молиться Богородице, а не плакать в разлуке.

Позже девочка часто убегала на пчельник к деду Василию Логинову Логачеву. Там она привыкала к посту, уединению и пыталась косырем вырыть в горе пещерку для будущего обитания. Около 17 лет она пошла к о. Серафиму за благословением на пустынножительство. Робкая и кроткая Анастасия стояла позади толпы, но отец Серафим сам вызвал ее и сказал: О чем ты думаешь, чего желаешь, благословит тебя Царица Небесная, но не пришло еще время".

Позже девушка снова вернулась к старцу. Тогда он посоветовал сходить на поклонение к святым угодникам Божиим в Киев, и просить там у них помощи в столь трудном деле.

Около 23 лет Анастасия еще раз приходит к о. Серафиму и он, наконец, благословляет ее на пустынное житие в том месте, где она ощутит запах курящегося ладана.

Анастасию не испугали трудности отшельнического бытия, не смутили ее и дикие звери, которые, как упоминается в исторических и географических заметках о Нижегородской области, здесь водились в изобилии.

Трудно представить юную девушку в глухом лесу в землянке в так любимом ею одиночестве, на молитве. Зной и жара, потом дожди, ветра; затем холод и сумрак - и новое пробуждение природы с приходом весны. Радость оттепели, рождение трав, все вновь устремляется к небу, к солнцу... И опять сокращается день, тихо засыпают деревья, кругом разносится их утомленный стон. Мир задремлет, укроется пеленой снегов, чтобы, очнувшись вновь в одно прекрасное солнечное утро, как и прежде увидеть смиренную улыбку Анастасии и улыбнуться ей в ответ.

Иногда у отшельницы бывали люди. Девица Параскева Иванова Котова, посещавшая Анастасию, вспоминала потом: "Она никогда не говорила праздных слов, походка у нее была скромная, лицо чисто ангельское, кушала один раз в день к вечеру, и то весьма мало, пища ее была самая суровая, правило ее келейное было самое продолжительное с акафистами, молитвою Иисусовою, Пресвятой Богородице, как исполняли в саровской пустыни.

"Ляжем спать, но проснусь я, а она стоит или молится или читает святое Евангелие, которое она читала каждодневно, прочитывая по Евангелисту. Если оставались на ночлег посторонние, то она удалялась в малую землянку и там совершала свое правило".

Жители села Куриха посоветовали нам посетить место подвигов Анастасии. Это рядом с поселком Луктос. Мы отправились туда.

Уголки Святой России4

На небольшой поляне мы увидели деревянную церквушку, построенную в 1996 году. У входа висит табличка, где перечислены все, кто принимал участие в ее сооружении. Это простые люди из близлежащих деревень. Службы здесь не идут, но каждый, кто хочет, может войти вовнутрь и помолтиться сам. И мы встретили немало мужчин и женщин, пожилых и юных, приходящих сюда, чтобы поставить свечку, поклониться иконе. Все добираются сюда пешком - иной возможности просто нет.

Неподалеку сохранился камень, на котором святая в течение 40 дней простояла в посте и молитве. Говорят уже в наше время приезжали сюда за камнем, хотели забрать его куда-то, но он "не пошел с места своего", не смогли его ничем от сюда сдвинуть, - так и остался лежать.

Есть здесь и источник, у которого, рассказывают, происходили чудеса исцеления.

История его такова. Однажды Анастасия и Мария Гавриловна, монахиня Ардатовского монастыря, которая проживала у нее по долгу, решили устроить колодец вблизи землянки. Анастасия ушла в келью. А Мария Гавриловна увидела монахиню, которая спросила ее:

- Что вы тут хотите делать?

- Ищем родниковой воды, - был ответ.

- Здесь будет вода, дай мне заступ, - тихо произнесла гостья.

Мария Гавриловна подада тяпку.

Монахиня начертила крест три раза, а потом три раза капнула и заструилась вода.

Девушка засмотрелась на воду, а посетительница скрылась.

В молитве Анастасие было открыто, что это Богоматерь в образе монахини явилась им, чтобы подарить сей источник.

Место это по смерти Анастасии 15 лет было в забвении, потом племянником ее Павлом Логачевым, Василием Андреевым, крестьянами села Кудлей колодец сей был возобнавлен.

До нас, конечно, не дошел его прежний вид, но местные жители устроили над ним сень в виде часовни, как было в те годы, когда здесь находилась женская община под началом монахини Людмилы.

Люди сами ухаживают за источником, чистят, убирают. И все это делается просто так, за ради Христа, во славу Божию, и "ради Настасьюшки", которую помнят и любят и сейчас. Народное предание живо, хотя упоминаний об этом месте в общедоступной литературе практически нет. Единственное реальное воспоминание об отшельнице я смогла найти в тонкой книжечке, изданной в самом начале нашего века в бумажном переплете. Но память людская глубже и шире. Внимательна она и к настоящему, и к прошлому.

Около 1855 года Анастасия была вынуждена покинуть полюбившееся ей местечко. Так случилось, что примерно в это время, по совету живших рядом подвижников (сведения о них не сохранились) она подала прошение к начальству Удельного ведомства об отведе земли для устройства общины. Прошение вернули в волостное управление или в "приказ" с придписанием учинить по сему делу дознание. Волостной старшина, крестьянин деревни Таторшева Алексей Емельянов, прибывший в Кудлей, на сходе созванном в селе, убедил жителей в том, что если построят на Курихе монастырь, то лес отойдет к общине, а вместе с ним и все угодья, луга, пчельники и прочее.Согласно его мнению, крестьяне дали следующий отзыв: Анастасия создать общины не может, так как она бывает невменяема. И в 1855 году ее выгнали с Курихи. С тех пор она была причислена к Ардатовскому монастырю, с которым имела сношение и ранее.

В книгах сего монастыря она первый раз записана в 1859 году за номером 140 как "крестьянская дочь Анастасия Семеновна Логачева", с пометкой "на испытании с 1855 года".

С Курихи Анастасия переселяется в Кудлей, где проживает в построенной около храма келье. Здесь она совершает еще один непостижимый для ума простого грешного человека подвиг. Дело в том, что у Анастасии был брат, который в пьяном виде удавился. Душа подвижницы нестерпимо скорбела о его судьбе, и она отправилась к знаменитой в Нижегородской губернии юродивой Пелагее Ивановне в Дивеевский монастырь. Та посоветовала ей затвориться в своей келье и проводить все время в непрестанном посте и молитве. На сороковой день святая увидела брата в глубине пропасти окровавленного, с камнем на шее, в цепях, а рядом с ним еще одного человека.

Она сообщила об этом блаженной Пелагее, та велела ей повторить подвиг, и в этот раз Анастасия вновь была охвачена видением, но теперь брат ее походил и упал.

Пелагея Ивановна, узнав об этом, еще раз просит Анастасию сделать то же, и, наконец, Настасьюшка видит, что брат ее встал и пошел, а второй пленник остался.

И услышала она голос: "Хорошо тебе, у тебя на земле есть сильные молитвенники".

После сего блаженная Пелагея сказала: "Твой брат освободился от мучений, но не получил блаженства".

О судьбе второго несчастного, упомянутого в этой истории, предание умалчивает. Помогла ли ему всепоглощающая любовь святой подвижницы, мы увы не знаем. Но как велика надежда, данная человеку в этом рассказе. И какой свет проливает она на нас, какой шанс дает каждому. Если самоубийцу смогла вымолить Анастасия, то какова же сила, данная Богом своим Угодникам. И как важно нам, простым людям, не забывать в молитве своих близких. Ибо Господь не может не услышать даже слабый голосок, если он исходит от имени Любви.

В Ардатовском женском монастыре Анастасия приняла постриг и была наречена Афанасией. В последние годы своей жизни она пряла шерсть, одевалась очень скромно и являла собой простоту и незлобие, на все говорила: "Ну, и слава Тебе, Господи". Афанасия писала к родным, в село Кудлей. Однажды она просила: "Не забывайте меня и родничок мой в своих молитвах, как и я молилась о вашем спасении и об упокоении ваших родителей".

На ответное письмо было послано известие, что монахиня Афанасия скончалась в 1875 году около 66 лет.

Весь ее путь был лишь следование по узенькой тропинке, ведущей к Богу. Как вспоминала монахиня Алевтина, однажды когда Анастасия еще жила на Курихе, она с настоятельницей Ардатовского женского монастыря матушкой Серафимой и о. Иоанном пришли к подвижнице. И видят, что идет она к ним навстречу с ягодами. Батюшка принес с собой Святые Христовы Тайны, чтобы ее приобщить.

- Ты, должно быть, не готова к великому тайнству? - спросил он Анастасию.

- Нет, батюшка, я приготовилась и готовлюсь, - кротко отвечала Анастасия, - а для вас, гостей нарвала ягод".

Ожидать всегда момента Причастия и превыше всего ценить духовные дары учат нас жития святых. Батюшка Серафим так говорил об этом: "Хоть бы на коленочках пришлось мне ползти для исполнения послушания, но все-таки не оставлю приобщаться животворящих Тайн Тела и Крови Христовых".

Люди, думающие и чувствующие так, не могут быть застигнуты врасплох в минуты завершения их земного бытия.

И невольно вспоминаешь слова духовного завещания старца Порфирия из Аттики: "Прошу вас, тех, кто меня знал, молитесь за меня, ибо и я очень смиренно молился за вас. Но теперь, когда я пойду на небо, я чувствую, что Бог мне скажет: "Чего ты здесь хочешь?" Я одно только могу ему сказать: "Я недостоин этого места, но чего желает любовь Твоя, то и да сотворит со мною". Отсюда и далее я не знаю, что будет. Но очень желаю, чтобы осуществилась любовь Божия".

Так же тихо, как жила, так и умерла эта удивительная подвижница. И, предвидя свой уход, она завещала простым людям просить за нее Бога. Так глубоко было ее смирение.

Когда-то отец Серафим предсказал, что на месте подвигов отшельницы будет монастырь. Святая любила уголок своего уединенного жития, и потому в глубине души надеялась, что не будет забыта земля, приютившая ее.

Когда Настасьюшка жила на Курихе, пришли к ней несколько сестер Ризадеевских и рассказали о том, что старшина Алексей Емельянов гонит их из прежнего места. Анастасия же ответила: "Приходите ко мне жить". Сестры дивились, куда к ней можно прийти, ведь келейка-то у нее такая маленькая.

Слова святой сбылись через несколько лет, когда Cам Господь привел общежительниц туда, где когда-то подвизалась сама Анастасия.

И теперь люди из тех же сел, что прогнали когда-то святую, во имя ее всем чем могли помогали сестрам. Сами крестьяне отправили избранных с Параскевой в Санкт-Петербург, чтобы обратиться с просьбой об отведении участка земли в лесу для устройства женской иноческой обители. Им покровительствовала схимонахиня Мария Гавриловна. По ее просьбе Наталья Васильевна Карамзина просила графиню Блудову ходатайствовать о сем перед государем императором. Александр III дал разрешение сестрам на "всегдашнее владение землей" при условии, что здесь в течении 3 лет будет возведен храм Божий.

Сестры построили пятиглавый храм на каменном фундаменте, крытый железом с деревянной колокольней. Иконостас был собран их разных мест, разного размера икон, живописных и иконописных. Основой его послужил дарственный иконостас из села Дубровки Ардатовского уезда, куда в свою очередь был продан за неугодностью из Арзамасского Высокогорского мужского монастыря. 2 октября 1894 года сей храм был освящен, целую неделю здесь оставался служить заштатный священник Павел Иванович Виноградов (с.Кудлей).

С 15 ноября отец Павел был определен епархиальным начальством к новоосвященному храму в честь Знамения Пресвятой Богородицы для исправления священных обязанностей, которые семидесятилетний старец нес без всякого вознаграждения. Служил он в холодной церкви, утешал сестер в их скорбях и нуждах.

Колодец Анастасии общежительницы сохранили в должном виде.

События нашего века стерли монастырь с лица земли. Но осталась память и вера, а они, как известно, сильнее деяний и времени. И возрождается святыня. Нет и, возможно, уже никогда не будет на месте этом монастыря, но благодать маленькой пустыньки останется навек. И нет таких слов, чтобы выразить движения души приходящего сюда человека. Сильнейшим впечатлением ложится на сердце безмолвно струящаяся от холодного камня молитва, зажженная когда-то Анастасией. И по-прежнему исцеляет верующих вода родниковая.

И, словно незримая тайна, звучит в тебе голос: "Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Аз упокою вы...".

Следующим пунктом нашего путешествия был Илев. Здесь есть храм, правда он сильно поврежден и сейчас не действует. Сохранилась табличка у входа, где написано, что строительство колокольни было начато в 1889 году, а закончено в 1891. Работы продолжались в течение девяти месяцев. Настоятелем сего храма был отец Александр Тимофеевич Добронравов, а ктитором Герасим Васильевич Родионов.

В храме можно увидеть фрески: Самарянка у колодца, Христос исцеляет слепорожденного - и другие сюжеты из Священного Писания. Время разрушило прекрасные картины, образы различаются не очень хорошо, но удивительно - фигура Христа на всех изображениях сохранилась лучше всего.

Узнать что-либо более подробное об Илеве нам не удалось.

Сердце обливается кровью, когда смотришь на развалины храма, который, как сообщили нам, восстанавливать пока никто не собирается. И невольно задумываешься о том, сколько на земле русской таких вот разгромленных, оскверненных святынь. Не пересчитать. В одном только Нижнем Новгороде уже в конце XVII столетия, согласно Нижегородским писцовым книгам за 1631-1622 гг.. было 27 церквей, в том числе два собора.

До 1913 г. Илев был крупным городом. Здесь располагался сталелитейный завод. Сейчас это небольшой поселок. В нем есть почта, магазин, автобус, больница.

За деревней разлился огромный пруд. Мы перешли его по шоссе, затем обогнули кладбище и оказались на лесной дороге. Карта в этих местах не точна. По пути мы встретили лесника, и он предложил нам зайти в местное лесничество, чтобы снять копии с его схем и картогафических материалов. Ориентироваться по тем книгам и картам, которые есть в продаже, очень сложно.

Дальше, придерживаясь троп и лесных дорог, мы достигли деревни Путь Ленина. Это бывшая комунна, сейчас здесь обыкновеное село. С утра мы миновали несколько маленьких деревень и, ориентируясь на ЛЭП, вышли к Дивееево. Все время была хорошая тропа. Левее углубляться в лес не следует, тут находится полигон. Перед тем, как выйти в поселок, стоит подняться на высоту 191м. Отсюда открывается прекрасный вид на обитель.

Наконец, мы пришли в Серафимо-Дивеевский монастырь. Как уже было упомянуто, его строительство проходило при непосредственном участии батюшки Серафима. План будущей обители с большим Троицким собором принадлежит Преподобному. Сама Богородица указала отцу Серафиму на место, где должна была расположиться обитель. Этот монастырь -"четвертый жребий Божией Матери на земле", так назвала Дивеево Царица Небесная, явившись ему 25 ноября 1825 года на берегу реки Саровки.

Весной 1830 года участок, отведенный под монастырь, опахали трижды по одной борозде. Со временем канаву должны были углубить, чтобы образовался вал.

"Когда так сделаете, - говорил Преподобный, - никто через канавку эту не перескочит. Канавка эта - стопочки Божией Матери! Тут прошла сама Царица Небесная! Землю эту взяла в удел сама Пречистая Богородица!"

Михаил Мантуров, исцеленный Серафимом Саровским, помогал общине своими средствами. Сестры сами участвовали в строительстве Троицкого собора: копали глину, возили песок, делали кирпичи, рыли канавы.

Место сие с момента возникновения и поныне почитается на Руси особенно. Священник Александр Приклонский в 1902 году писал: "Идущие или едущие в Саров на поклонение отцу Серафиму почитают своим долгом посетить Дивеевский и Понентаевский монастыри, как самые близкие его духовным чадам, им порожденные, подражающие ему своим житием, находящиеся под особым его молитвенным покровом. Быть в Сарове, но не побывать в Дивеевском или Понетаевском монастыре - значит, не исполнить своего паломничества, не закончить своего обещания".

Батюшка Серафим всегда особенно заботился о Дивеевском монастыре. Деньги, которые он получал от боголюбивых благодетелей, отдавал Дивеевским сестрам на устройство обители, даже овощи со своего огорода посылал им. В общину поступали девы, желающие посвятить себя непорочной жизни и бесприютные девушки-сироты, у которых не было ни крова, ни защитника. В житии Преподобного Серафима Саровского можно прочитать: "Преподобный Серафим Саровский спасал сирот Дивеевских от всяких опасностей и одевал их в брачную одежду чистоты и целомудрия, и через то обручал их Небесному Жениху, Сладчайшему Иисусу Христу. Неся крест по его наставлению, они шли спасительным путем к вечности и, охраняя девственную чистоту, боролись со страстями, зажигая в сердцах своих светильники любви божественной ко Христу".

Уголки Святой России5

Батюшка Серафим говорил: "И камешка я, убогий Серафим, самовольно у них не поставил!" Все было выстроено по указанию Царицы Небесной.

За свое отеческое попечение о сиротах Дивеевских, которое батюшка Серафим творил для славы Бога и Его Пречистой Матери, перенес он много клеветы и оскорблений. Но любовь в душе старца была сильнее окружающей злобы". Нам следует слушать Апостола Иакова, - говорил он послушнику Иоанну, - а он говорит: "Ведущему добро творити и не творящему грех ему есть". Если мы делаем все ради Бога, то нечего нам смущаться".

Сестры Дивеевские горячо любили своего наставника. И отец Серафим всем сердцем переживал за них. И, конечно, не случайно, когда Преподобный спободился последнего в его жизни посещения Богоматери, рядом с ним была одна из сестер Дивеевской общины. Это случилось за год и десять месяцев до блаженной кончины старца, 25 марта 1831 г. Царица Небесная сказала Преподобному: "Скоро, любимче Мой, будешь с нами". Этими словами Она как бы предрекала скорый уход святого и его бесконечную неземную славу. Богородица заповедала батюшке Серафиму: "Не оставь сестер Моих Дивеевских". И обещала: "Как было прежде, так и ныне. Только прежние мученицы страдали явно, а нынешние - тайно, сердечными скорбями, а мзда им будет та же...".

Об истории и архитектуре монастыря написано много, и литература эта легко доступна, поэтому долго рассказывать здесь о нем я не буду. Впрочем, даже если бы решилась, не смогла описать всего, ведь это материал на отдельную книгу. Хочется только сказать, что к началу нашего века в обители уже было выстроено несколько храмов, колокольня, другие каменные здания; здесь подвизалось более тысячи сестер. После революции имущество монастыря было конфисковано, а впоследствии закрыт и сам монастырь. Сейчас потихоньку начинается возрождение обители, монахам возвращается имущество. Но, как сказали нам Дивеевские сестры, власти здесь к монашествующим относятся не очень хорошо, каждое здание отдают с трудом. Еще недавно на территории не далеко от трапезной, располагалась дискотека. И стоило огромных усилий добиться того, чтобы убрать "танцевальное заведение" в другое место.

Но, несмотря на все трудности, огромное количество паломников со всех концов Земли приезжают сюда, чтобы помолиться батюшке Серафиму, ведь сам он говорил: "Когда меня не станет, вы ко мне на гробик ходите. Как вам время, вы и идите, и чем чаще, тем лучше. Все, что есть у вас на душе, что бы ни случилосмь с вами, придите ко мне, да все горе с собой и принесите на гробик! Припав к земле, как к живому, все и расскажите, и я услышу вас, и вся скорбь ваша отляжет и пройдет, как вы с живым всегда говорили, так и тут! Для вас я живой есть и буду во веки!"

Уже через сто лет после смерти батюшки Серафима протоиерей Сергей Булгаков писал: "Преподобный явил исполнение первой заповеди, о любви к Богу всем сердцем, всею крепостию, всем разумением, но он исполнил и вторую заповедь, которая подобна ей, о любви к ближнему, показал воистину их внутреннее "подобие", их торжество и неразрывность. Преподобный явил в величии своего образа обе: и уход от людей, и возвращение к ним, жертвенную любовь к Богу вместе с жертвенной же любовью и к ближнему. Совершив полноту отшельнического подвига, преподобный возвращается к служению близким, им он становится "другим", - другом их: старцем, молитвенником, целителем, утешителем, - пророком, ибо с вершины Синая сошел он к людям, и свет виденной славы Божией, озарял его лик. Он обрел дар любви к людям... И в этой любви для него стало ведомо откровение о человеке, как возлюбил и почтил его Бог, вложивший в него образ Свой и высшую радость премудрости Своей, пребывающей в сынах человеческих. Прозревая образ Божий в каждом человеке, с радостью духовной о нем, встречал его дивный старец с небесным приветом: радость моя, - радуясь о нем. Эти светлые, умильные, райские слова, - они таят в себе целое учение о человеке, они открывают любовь Божию и радость Божию о творении".

Сердце Преподобного было отверсто для всех. Как прежде, так и доныне батюшка Серафим прикасается к душе каждого человека, приходящего к нему. И остается в людях неизгладимый след. И что-то непрестанно зовет к Свету. Поэтому в завершение рассказа хочется привести слова старца Епифания из Афин, которые как нельзя лучше подходят для этого: "Любовь никогда не иссякает. Обращенная ко многим, она не уменьшается. Настоящая любовь похожа на пламень свечи. Сколько бы ты не зажег от нее других свечей, первое пламя остается целым. Оно не уменьшается нисколько. И любая новая свеча имеет столько же пламени, сколько и другие".

 
Наталья Павлова
Из книги:  «Уголки Святой России»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст