История

Принцесса Анна – крестительница Древней Руси


Встреча византийской принцессы Анны
Встреча византийской принцессы Анны
(С. Н. Ерошкин)

Большой вклад в христианизацию Русского государства внесла византийская принцесса Анна Романовна, ставшая в 988 г. женой великого князя Владимира I Крестителя. В домонгольское время она почиталась больше супруга, поскольку русским людям были хорошо известны ее великие деяния в деле распространения Христовой веры.

Анна первой из русских княгинь была похоронена внутри храма, хотя даже в Византии императоры не удостаивались такой чести. Мраморный саркофаг с ее телом стоял на самом почетном месте в Десятинном соборе Киева – первой каменной церкви на территории Русского государства. Позднее в похожих саркофагах были захоронены наиболее видные великие князья – Владимир I и Ярослав Мудрый.

В настоящее время православная церковь забыла об этой замечательной женщине, поэтому попробуем восстановить справедливость и расскажем о ней.

После смерти княгини Ольги в 969 г. правление ее сына Святослава продолжалось совсем недолго. В 971 г. он был убит печенежским князем Курей. В Русском государстве стали править три сына Святослава: Ярополк – в Киеве, Олег – в Древлянской земле, Владимир – в Новгороде. Очень скоро между ними разгорелась междоусобица, в ходе которой сначала погиб Олег, а потом и Ярополк. В 980 г. власть над всей огромной державой оказалась в руках Владимира.

Князь довольно скоро понял, что держать в повиновении все свои земли он сможет только с помощью единой религии. Сначала он даже решил, что этой верой может быть язычество.

Но потом понял ошибку и вспомнил о христианской вере своей бабки – мудрой Ольги. От седовласых советников Владимир узнал, почему Ольге не удалось крестить Русь. Княгиня не хотела попасть в подчинение ни к византийскому императору, ни к римскому папе. Нужно было искать иной путь. И Владимир его нашел – он решил на равных войти в родственный круг византийских императоров. В Константинополе в это время правили два брата, Василий и Константин. Чтобы породниться с ними, необходимо было жениться на их сестре Анне. Несомненно, что византийская принцесса во многом превосходила потенциального жениха: и по происхождению (из древнего императорского рода), и по образованию, и по воспитанию, и по общему культурному уровню, поскольку она выросла в столице всего цивилизованного мира того времени.

Поэтому, когда Владимир посватался к Анне в первый раз, она ответила решительным отказом. Для нее замужество с варваром представлялось хуже смерти. Да и ехать в далекую малоизвестную страну ей не хотелось. Против этого брака были и братья принцессы, поскольку знали, что для всех европейских правителей она является очень завидной невестой. Отцом Анны был византийский император Роман II, матерью – красавица простолюдинка Феофано. По некоторым данным, она приходилась дочерью одному из константинопольских трактирщиков армянского происхождения. Сын императора Константина VII выбрал ее в жены за необычную красоту: фиалковые глаза и пепельные волосы.

Известно, что Анна родилась за два дня до смерти отца, который правил всего 4 года. Это произошло 13 марта 963 г. После этого Феофано удалось выйти замуж за полководца Никифора Фоку, который был провозглашен новым императором. Но ветреная красавица вскоре влюбилась в другого полководца – Иоанна Цимисхия и в 969 г. организовала против мужа заговор. Никифор был убит, а Иоанн взошел на престол в качестве жениха Феофано. Однако новый император не захотел выполнять своих обязательств и отправил Феофано с детьми в изгнание. Анне в то время было только шесть лет, но ей уже пришлось испытать всевозможные жизненные тяготы.

Семь лет продолжалось правление узурпатора, пока его не сменил старший брат принцессы Василий. Он вернул всех своих родственников в Константинополь и поселил в роскошных покоях императорского дворца. К Анне были приставлены опытные учителя, которые дали ей прекрасное по тем временам образование. Вскоре она превратилась в одну из наиболее завидных невест в Европе. Ее отличали не только знатность и богатое приданое в виде греческих территорий, но и необычайная красота, унаследованная от матери и отца. Огромные фиалковые глаза, пышные рыжеватые волосы, красивое телосложение и небольшой рост. Современники даже дали ей прозвище Руфа – рыжая.

При этом принцесса была глубоко верующей, благонравной и благовоспитанной девушкой, очень почитавшей своих братьев. Поэтому императоры Василий и Константин решили сделать сестру козырной картой в крупной политической игре на европейской международной арене и не спешили выдать ее замуж. Но внутренняя ситуация в Византии разрушила их планы.

Против законных императоров поднял восстание энергичный и удачливый полководец Варда Фока. Он выиграл несколько сражений в Малой Азии и повел свои войска прямо на Константинополь. В сентябре 987 г. мятежники подошли к Хрисополю, отделенному от столицы только Босфорским проливом. Тут только Василий и Константин вспомнили о русском князе Владимире, упорно сватавшемся к их сестре Анне. Его помощь была им жизненно необходима. Поэтому они тут же послали в Киев гонца и сообщили жениху о своем согласии отдать ему в жены принцессу. Взамен же просили его отогнать от Константинополя мятежников.

Владимир, естественно, тут же откликнулся на просьбу императоров и отправил им в помощь свой флот с дружинниками. Тем удалось около Хрисополя разбить Варду Фоку.

Весной следующего года князь отправился к Херсонесу, где должен был встретиться с невестой. Но его ожидание затянулось. Дело в том, что, хотя Анна и была послушной сестрой, она категорически отказывалась выходить замуж за язычника. Пришлось Василию и Константину использовать все свое красноречие, чтобы убедить сестру сесть на корабль и поплыть к жениху. Они уверяли ее в том, что только так она спасет свою страну от разорения варварами, что на Руси ей предстоит важнейшая миссия – просветить заблудших язычников и вывести их из тьмы идолопоклонства к светлой Христовой вере. По их утверждению, Анне предстояло стать орудием небесной благодати и привести к Христу целый народ огромной державы во главе с его правителем. Речи братьев настолько подействовали на благочестивую принцессу, что она тут же стала собираться в путь. С собой она взяла опытных представителей духовенства, священные книги, иконы, церковную утварь, а также переводчиков. Ведь с будущим супругом в первое время ей предстояло говорить на разных языках.

В это время князю Владимиру надоело томительное ожидание, поэтому он осадил Херсонес и вскоре захватил его. Для императоров Василия и Константина ситуация стала критической. Поэтому они поспешили отправить Анну к жениху. В Херсонесе начались приготовления к крещению Владимира и его свадьбе с принцессой.

Поэтому, когда в начале лета 988 г. Анна прибыла в город, там уже все было готово для двойного торжества. Около главного городского храма, построенного в честь Богородицы, были сооружены две палаты для Анны и Владимира. В них они должны были подготовиться к обрядам.

Первым было осуществлено крещение Владимира. Церемонией руководил херсонесский митрополит. Затем состоялось венчание русского князя с византийской царевной. После него на главной городской площади был устроен пир. На сколоченных из досок столах разместили огромные блюда с жареными мясом и рыбой, всевозможными овощами и фруктами, корчаги и амфоры с вином. Участвовать в пиршестве пригласили всех дружинников Владимира и горожан. Новобрачные сидели за отдельным богато убранным столом. Рядом разместились представители знати с русской и греческой сторон. Веселье продолжалось несколько дней.

Память об этом событии сохранялась очень долго, поэтому с различными подробностями оно потом было описано в русских летописях.

Хотя Владимир обещал императорам вернуть Херсонес, делать этого он не стал. Князь заявил, что город будет принадлежать Анне и получаемые с него налоги будут поступать в ее казну. При этом обязанностью херсонесского духовенства станет активное участие в крещении населения Русского государства. Местный митрополит будет считаться главой русской церкви. Если Анна родит сына, то после ее смерти Херсонес перейдет в его собственность, если у нее не будет детей, то город вернется в состав Византийской империи.

Так, с помощью женитьбы на византийской принцессе Владимиру удалось избежать зависимости от византийских императоров. Вместо них формальной главой русской церкви стала принцесса Анна, поскольку херсонесское духовенство во главе с митрополитом подчинялось теперь именно ей.

После свадебных торжеств Владимир и Анна отправились в Киев. С собой они везли военные трофеи и подарки. В их числе были четыре медные конные статуи, иконы, церковная утварь и мощи святых Климента и Фива. Статуи установили на княжеском дворе, а раку с мощами поместили в местный храм Ильи пророка. Рядом очень быстро возвели церковь в честь Святого Василия – небесного покровителя князя Владимира. Служить в нем назначили херсонесского священника Анастаса. Позднее он стал главой клира Десятинного собора.

Прибывшие с Анной и Владимиром представители духовенства Константинополя и Херсонеса занялись очень важным делом – крещением населения русских городов.

Поскольку храмов почти нигде не было, то церемонию осуществляли прямо в водах текущих поблизости рек. Киевляне были крещены в водах Днепра, новгородцы – Волхова и т. д.

Одновременно были сброшены с постаментов все языческие идолы. Местным мастерам-плотникам под руководством греческих архитекторов было велено строить в городах деревянные храмы. Средства на это брали из княжеской казны. Самый большой собор – в честь святой Софии, как в Константинополе, возвели в главном городе Руси того времени – Новгороде. У него было тринадцать небольших куполов. Главой новгородской церкви стал архиепископ из Херсонеса Иоаким, прозванный Корсунянином, поскольку на Руси Херсонес называли Корсунь.

В то время главная княжеская резиденция находилась на городище у Новгорода. Но Анне не понравилось в ней жить из-за местного климата, сырого и холодного. Более приятным ей показался Киев, где было существенно теплее. К тому же через него шел торговый путь в ее родной Константинополь. С помощью купцов принцесса могла вести переписку с родственниками и получать привычные для нее продукты питания: южные овощи и фрукты, оливковое масло, вино. В Киев проще было приглашать греческих мастеров для возведения храмов, доставлять богослужебные книги и церковную утварь.

Поэтому Анна заявила Владимиру, что хочет обустроить новую княжескую резиденцию в Киеве, где до этого был только обветшалый дворец княгини Ольги, в котором она принимала византийских послов. Князь не стал препятствовать желанию супруги, но заявил, что вокруг Киева следует возвести надежные укрепления, а на границах со степью построить города крепости, чтобы предотвратить внезапные нападения коварных печенегов.

Для осуществления этого плана князь отправился на южные границы страны. Там он заложил на реках Десне, Трубеже, Суле и Стугне несколько городов и переселил в них жителей из центральных областей страны. Их обязанностью стала охрана южных границ Руси от печенегов.

Анна же решила возвести в Киеве собор необычайной красоты, не хуже, чем у нее на родине, в Византии. Для этого она пригласила опытных греческих строителей и распорядилась о доставке всех необходимых материалов: мрамора, шифера, яшмы, всевозможных красок. Производство особого тонкого розового кирпича – плинфы и стекла для окон и мозаик было решено организовать прямо в окрестностях Киева.

В 989 г. начались подготовительные работы, а в 991 г. уже стали расти стены. В 996 г., когда Владимир вернулся из очередного похода против печенегов, на высоком берегу Днепра стоял дивный собор. Он был возведен в честь Успения Богородицы, как Фаросская церковь при Большом императорском дворце и Влахернский храм в Константинополе. Оба считались вторыми по значимости после главного Софийского собора. Именно эти постройки по просьбе Анны были взяты в качестве образцов для киевского собора.

Известно, что Влахернский храм был построен византийской императрицей Пульхерией, которая очень почитала Богородицу. По ее указанию в храм были привезены четыре наиболее почитаемые иконы Девы Марии: Оранта, Знамение, Одигитрия и Умиление. Они должны были в нем постоянно храниться.

Несомненно, что о деяниях Пульхерии было известно и принцессе Анне, поэтому она хотела ей подражать. Списки с этих образов она привезла на Русь. После постройки киевского собора, прозванного в народе Десятинным, поскольку его духовенство получало десятую часть доходов князя, были доставлены из Византии и списки икон Богоматери для его украшения.

Сначала у русских людей наиболее популярным был образ Оранты – стоящая в рост Богоматерь с поднятыми руками. Он был запечатлен на мозаиках киевского Софийского собора. Затем в княжеских семьях стал почитаться образ Умиление. На этих иконах Богоматерь была изображена с сидящим на ее руках младенцем Христом. Головы обоих были склонены друг к другу. Это наглядно видно на иконе Владимирской Богоматери.

Новгородцам особенно полюбился образ Знамение. На этих иконах изображалась Богоматерь с заключенным внутри ее в круге младенцем. Примером ее является Знаменская Богоматерь, хранящаяся в новгородском Софийском соборе.

Образ Одигитрии получил распространение несколько позднее, уже в Московской Руси. На этой иконе Богоматерь с Христом смотрят прямо перед собой. Так они изображены на иконах Иверской и Казанской Богоматери.

Десятинный собор, построенный принцессой Анной, не дошел до нас. Он рухнул во время нападения Батыя на Киев. Но археологи смогли восстановить его облик. Это было внушительное здание длиной около 30 м и шириной около 20 м. Внутри три пары мраморных колонн поддерживали своды. Его венчали пять больших куполов. С двух сторон располагались открытые галереи с покатыми свинцовыми кровлями.

Само здание было сложено из тонких розовых кирпичей с одним утопленным рядом, который был замазан белой штукатуркой. Это придавало постройке нарядный полосатый вид. Кроме того, храм украшали полуколонны, арки, зубчатые карнизы, белая окантовка углов и стен. Окна были квадратными и застекленными.

Внутреннее убранство Десятинного собора было просто роскошным, поэтому современники прозвали его мраморным. Из этого красивого камня были вырезаны колонны с резными капителями, парапеты у хоров, алтарная преграда, резные карнизы у больших окон.

В алтаре из разноцветных плиток мрамора, яшмы и смальты был сделан пол. В центральной части располагался круг – омфалий, выложенный из всевозможных ярких разноцветных плиточек. В этом месте полагалось стоять священнику во время службы.

Остальной пол храма был выложен в шахматном порядке из белых мраморных и красных шиферных плит. Нижняя часть стен также была декорирована мраморными, шиферными и кафельными плитками.

Нарядный вид храму придавали фрески и мозаики, покрывавшие всю верхнюю часть стен и центральный купол. По мнению исследователей, стекло для окон и мозаик варили в самом Киеве приглашенные из Византии мастера. Они также изготавливали на продажу стеклянные украшения, особенно полюбившиеся русским женщинам: цветные браслеты, перстни, бусы. Вполне вероятно, что это делалось по указанию принцессы, желавшей, чтобы ее новые подданные всегда выглядели нарядно.

Получалось, что именно принцесса Анна Романовна ввела на Руси долго существовавшую моду на украшения из разноцветного стекла. После нашествия Батыя производство стекла на Руси прекратилось и возобновилось только через несколько столетий.

Совершенно очевидно, что Десятинный собор считался русскими людьми настоящим «чудом света». Ведь в то время на всей территории Русского государства были только простые бревенчатые деревянные постройки. Даже доски и тес еще не умели производить.

Поэтому построенный Анной храм стал образцом для подражания при возведении церквей в других русских городах в XI–XII вв. Историки архитектуры отметили, что все они, как Десятинный собор, были трехнефными, шестистолпными, крестокупольными и пятиглавыми. Совершенно очевидно, что храм принцессы Анны в честь Успения Богоматери оказал большое влияние на развитие всей древнерусской архитектуры домонгольского периода. В крупнейших русских городах копировались не только его пропорции, но и повторялось название. Кроме того, иконы с изображением Богоматери стали наиболее почитаемыми у русских людей. Со временем, правда, забылось, что зачинателем этой традиции в Русской православной церкви являлась византийская принцесса Анна Романовна, жена Владимира Крестителя.

 
Автор: Людмила Морозова
Из книги: «Святые угодницы»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст