История

Правление царя Алексея Михайловича


Царь Алексей Михайлович

Царь Михаил умер в 1645 г., не дожив до 50 лет. Через месяц в могилу сошла и его жена, царица Евдокия. На плечи их сына, 16-летнего Алексея Михайловича, провозглашенного царем на Земском соборе, т. e., в сущности, выбранного, как некогда Михаил, легла огромная тяжесть власти. Конечно, ему повезло больше, чем отцу в 1613 г. Ведь Алексей вступил на трон в мирное время и в мирной стране. Самым важным событием начала его царствования стало принятие в 1649 г. Соборного уложения – нового свода законов. Оно предусматривало более суровые, чем раньше, наказания за преступления против государства и церкви. У Соборного уложения оказалась долгая жизнь. Им пользовались судьи почти 200 лет, до начала XIX в. Уложением было установлено полное крепостное право – теперь срок розыска беглых крестьян не ограничивался каким-то периодом. Помещик мог вернуть своего беглого крестьянина, сколько бы лет ни прошло со дня его побега. История введения крепостного права не проста. До конца XVI в. крестьяне могли раз в году (осенний Юрьев день) покидать своего помещика. Однако длительные войны, репрессии Ивана Грозного, нашествия врагов, Смута разорили, ослабили служилых людей – владельцев вотчин и поместий. Продолжалось и повальное бегство обнищавших крестьян от помещиков. Чтобы остановить его, в 1597 г. приняли закон: беглые в течение целых 5 лет подлежали возвращению к своим господам. Одновременно провели перепись зависимого населения. Так были заложены основы крепостного права, которое окончательно оформилось в середине XVII в.

Алексей Михайлович, второй царь династии Романовых, вступил на престол при всеобщей поддержке подданных, которым он нравился. Молодой государь отличался умом, образованностью, был с юных лет деятельным, живым, подвижным. Веселый, остроумный, он страстно любил охоту, завел при дворе театр. Алексей Михайлович прославился редкостной богобоязненностью, благочестием и глубокой верой в Бога. Он оставался верен друзьям, почитал старших, был добрым, совестливым человеком. В 1652 г., посылая митрополита Никона в Отрочь монастырь за прахом убитого Малютой Скуратовым митрополита Филиппа Колычева, он передал Никону письмо, которое тот зачитал прямо перед гробницей мученика. Царь просил Филиппа простить «согрешение прадеда нашего царя и великого князя Иоанна, совершенное против тебя нерассудно завистью и неудержанием ярости».

Сохранившиеся до наших дней письма царя Алексея Михайловича дышат энергией, остроумием и необыкновенным жизнелюбием. В письме стольнику А. И. Матюшкину он описывает, как борется с разболтанностью стольников, опоздавших на смотр: «Да извещаю тебя, што тем утешаюся, што столников безпрестани купаю ежеутро в пруде – Иордань хороша сделана, человека по четыре, и по пяти, и по двадцати человек за то: кто не поспеет к моему смотру, так того и купаю, да после купанья жалую, зову их ежеден; у меня купалщики те едят вдоволь, а иные говоря: мы, де, нороком не поспеем, так-де и нас выкупают, да и за стол посадят, многие нороком не поспевают...» Из этого письма видно, что склонность Петра Великого к весьма смелым шуткам над своими подданными унаследована им от остроумного отца.

И хотя Алексей Михайлович не ломал «старины», как это сделал впоследствии его сын Петр, Россия развивалась, постепенно осваивая достижения и опыт передовых стран Европы. В частности, благодаря Алексею Михайловичу в России основали кораблестроение по голландскому образцу.

В начале царствования Алексея первым советником считался боярин Б. И. Морозов. Он даже породнился с царем – оба женились на сестрах Милославских. Но вскоре Морозов зарвался, его подручные прославились взятками и злоупотреблениями. Социальный взрыв произошел в 1648 г., когда Морозов ввел высокий налог на соль. Рост цен на этот необходимейший продукт привел к Соляному бунту. Народ разгромил дома вельмож, убил двух приближенных Морозова. Жизнь же самого боярина буквально вымолил у бушующей толпы сам царь Алексей Михайлович. Но от услуг Морозова царю пришлось отказаться.

Крупнейшим дипломатом и политиком того времени стал Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин. Сын бедного псковского помещика из Опочки, он сумел получить прекрасное образование, знал латинский и немецкий языки. О нем говорили, что он «знает немецкое дело и немецкие обычаи знает же». Ордин был умным, критически мыслящим человеком. Он много лет возглавлял Посольский приказ, оставаясь сторонником сближения с Западом, ратовал за развитие торговли, стал инициатором принятия в 1667 г. Новоторгового устава, вводившего льготы для русского купечества. Он отличался редким умением вести сложные переговоры с поляками, отношения с которыми были исключительно тяжелыми после вмешательства России в польско-украинскую распрю и присоединения Украины. Он слыл последовательным противником резких действий против Речи Посполитой, стремился достичь за столом переговоров согласия, выгодного и России, и Польше. Так, после долгих переговоров с польской делегацией Ордин сумел заключить столь нужное России Андрусовское соглашение о мире.

Человек гордый и упрямый, он имел в придворной среде много врагов. Не все его действия нравились царю, которому казалось, что Ордин делает слишком много уступок полякам. В 1671 г. Алексей Михайлович, как сказано в документах, Ордина «от всей мирской суеты освободил явно». Обиженный боярин уехал в Псков и в отдаленном, стоящем среди густого леса Крыпецком монастыре постригся в монахи под именем Антония. Но видно, что «мирская суета» не давала ему и там спокойно молиться Богу. При пострижении он захватил с собой посольский архив, и, как только в 1676 г. умер Алексей Михайлович, инок Антоний начал писать новому царю Федору основательные записки о русско-польских делах, явно рассчитывая на то, что новая власть не обойдется без его знаний и связей. Так и произошло. В 1679 г. Ордина вызвали в Москву. Он начал очередные переговоры с поляками, но его стремление к союзу с Польшей не понравилось в придворных кругах, и в октябре 1679 г. Ордина окончательно отстранили от дел. Ордин опять уехал в свой монастырь, где и умер в 1680 г.

Раскол в Церкви

За века существования на Руси церковная служба сильно «отошла» от своего образца – греческого богослужения. Благочестивый царь Алексей, мечтавший сделать Москву центром православия, поддержал старания своего друга, патриарха Никона, исправить по греческим образцам церковные книги и ритуал службы.

Никон был личностью необыкновенной. Выходец из народа, мордвин по национальности, он быстро стал известен среди паствы и даже в Кремле благодаря своему уму, красноречию, честолюбию и невероятной энергии. Никон сумел понравиться приехавшему в Россию иерусалимскому патриарху греку Паисию, с которым он вел долгие беседы. Возможно, что именно тогда, в беседах с ученым греком, укорявшим русского священника за отступления от греческого канона, и созрела идея церковной реформы. Никон познакомился с царем, вступил с ним в переписку, со временем стал необходимым Алексею Михайловичу. Добрый и искренний царь Алексей всей душой привязался к Никону, видя в нем «собинного» (особенного) друга, наставника и истинного духовного отца. Последующие события показали, что Никон в этой дружбе был не так бескорыстен, как царь.

Снедаемый гордыней, Никон мечтал стать вселенским патриархом, сравняться в могуществе с патриархом Филаретом при царе Михаиле. Давно задуманную реформу церкви Никон хотел использовать для усиления своей власти. Избранный Священным собором в патриархи, он тут же публично отказался от патриаршества. Тем самым Никон шантажировал царя, считавшего его другом, – вынудил Алексея Михайловича встать перед Никоном на колени и умолять все-таки принять отринутый патриарший посох. Никон согласился, но потребовал от царя послушания и одобрения на переустройство церкви. И началось...

Властный и горячий, патриарх Никон круто взялся за реформу, которая сводилась формально к «восстановлению» якобы забытых византийских принципов и ритуалов. Креститься теперь следовало не двумя перстами, а тремя; богослужебные книги следовало переписать заново. Пошел слух, будто Никон рубит иконы «старого письма». Новизна навязанных патриархом перемен поражала и страшила многих. Людям того времени, привыкшим к церковным обрядам своих предков, казалось, что вводится какая-то новая, «нерусская» вера, утрачивается святость «намоленных» старинных книг, икон. Никоновские реформы виделись им знаком грядущей катастрофы, преддверием появления Антихриста.

В качестве самого ярого противника Никона выступил протопоп Аввакум Петров. Поначалу он был близок к кругу Никона, но потом их пути резко разошлись. Аввакум, обладая ярким даром проповедника и писателя, страстно и убедительно громил нововведения «никонианской ереси». За это его обвинили «в расколе» церкви, многократно ссылали, «извергли» из чина священника. Но Аввакум, настоящий фанатик, стоял на своем. Не сломленный ни пытками, ни многолетним сидением в земляной яме, он тайно рассылал по всей стране послания – «грамотки», в которых обличал никониан, ругал «бедного безумного царишку», как называл он Алексея Михайловича.

Начиная церковную реформу, Никон даже не представлял себе, какое несчастье она принесет стране. Общество утратило покой.

Люди одной веры, одних духовных корней вдруг действительно раскололись на два непримиримых лагеря заклятых врагов. Никонианская церковь обрушила на сторонников старой веры всю мощь тогдашнего государства. Старообрядцев, гордившихся своей преданностью вере отцов и дедов, власти называли «раскольниками», преследовали, унижали, убивали. Старообрядцы уходили в леса, основывали там свои «скиты», в которых при угрозе ареста сжигали себя вместе с семьями. Всякое сопротивление официальной церкви расценивалось как государственное преступление и жестоко каралось. Бесчисленны примеры самоотверженности, верности, смирения, которые показывали в те страшные годы старообрядцы.

Шесть лет оборонялись от правительственных войск монахи Соловецкого монастыря, не принявшие новых книг и обрядов. Захватив обитель, царские воеводы казнили лютыми казнями более 500 защитников. Правительственная «охота» на старообрядцев продолжалась более 100 лет, пока Екатерина II не прекратила это самоистребление русского народа. Но было уже поздно. Раскол, поразивший некогда единую нацию, оказался крайне вредным для ее духовного благополучия и существования в будущем.

Начатая Никоном церковная реформа взбудоражила всех православных. Оказалось, что те, с кем дружил ранее Никон, в частности Иван Неронов, Аввакум Петров, стали его врагами. Никон без сожаления отправлял их в ссылку, подвергал жестоким преследованиям. Более того, в 1656 г. патриарх добился, чтобы Священный собор отлучил от церкви всех защитников старых обрядов. Это было страшное наказание для православного верующего человека. Но вскоре дала трещину, а потом и раскололась дружба Никона и царя. Гордыня Никона, его страстное желание повелевать царем стали нетерпимы для Алексея Михайловича.

Долго тянулась ссора двух бывших друзей. Но Алексей Михайлович, как ни тяжело ему было, решил пройти этот путь до конца. «Тишайший» царь умел быть и твердым, и жестоким. В 1666 г. Священный собор с участием антиохийского и александрийского патриархов низложил Никона и отправил его под конвоем в Ферапонтов монастырь.

Семья царя Алексея

Жизнь «Верха» – так называли царский дворец, стоявший на Кремлевском холме, – протекала при Алексее Михайловиче по принятым в старину обычаям и традициям. Царь вставал, молился, шел в баню, совещался с ближними боярами, заходил на половину царицы, играл с детьми, гладил любимого кота (его изображение дошло до наших дней). Летом царь с семьей жил «в прохладе» на лоне природы, в своих подмосковных дворцах: в Преображенском, Измайловском и в самом любимом – Коломенском. Деревянный, причудливой формы, ярко украшенный, Коломенский дворец возвышался на холме у красивой излучины Москвы-реки, откуда открывался вид на Москву. Семейная жизнь царя Алексея Михайловича сложилась на редкость удачно. Долгие годы он был счастлив с царицей Марией Ильиничной Милославской. Красивая, спокойная и добрая, она родила царю 13 детей – 5 мальчиков и 8 девочек. Царица была старше царя на 3 года, отличалась особым благочестием и богобоязненностью. Порой в малом возке, невзирая на снега или грязь, она отправлялась на богомолье по святым местам Подмосковья. Скончалась Мария 3 марта 1669 г., а в 1671 г. царь женился снова. Новой царицей стала 20-летняя дочь рязанского дворянина Наталья Нарышкина, которую он якобы встретил в доме своего приближенного боярина А. Матвеева и полюбил. В мае 1672 г. Наталья родила первенца – сына Петра, будущего реформатора России. Годы, проведенные Алексеем с Натальей, оказались самыми счастливыми для царя. Но счастье было недолгим – царь умер всего лишь 47 лет от роду.

 
Автор: историк Евгений Викторович Анисимов
Из книги: «История России»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст