История

Потомки Дмитрия Донского


Дмитрий Донской
Дмитрий Донской

При потомках Дмитрия Донского Русское государство, преодолев тяготы феодальной войны середины XV в., превращается в могущественное централизованное государство. В 1480 г., при Иване III, было сброшено ордынское иго, брак Ивана III с наследницей византийских императоров придал Московской Руси в глазах современников как бы статус преемницы империи. Потеряли остатки былой самостоятельности Тверь и Новгород.

 

Биографии князей Рюриковичей, живших в XV в.:

 

Василий Дмитриевич (1371-1425)

Василий Дмитриевич старший сын Дмитрия Донского. В 1383 г. он был послан им в Орду домогаться у нового хана Тохтамыша подтверждения отцовских прав на великое княжение; соперником Дмитрия выступил тверской князь, Михаил Александрович. Дмитрий ярлык получил, но Василия хан оставил у себя до уплаты Москвой огромного долга, достигавшего 8000 руб. серебром. Лишь в 1386 г. Василию удалось бежать из Орды через Молдавию и Литву.

По завещанию отца Василий наследовал ему на великом княжении. После недолгого размирия Василий восстановил тесные отношения с верным союзником отца, своим дядей Владимиром Андреевичем Серпуховским. В 1391 г. Василий женился на Софье, дочери Витовта, ставшего в 1385 г. великим князем литовским. В 1392 г. Василий вновь посетил Орду, добившись права на наследственное владение Нижегородским княжеством.

В 1395 г. Русь едва не подверглась новому тяжкому испытанию: к ее границам двинулись орды Тимура (Тамерлана). Тимур разгромил хана Тохтамыша, вторгся в пределы Рязанской земли, захватил Елец. Василий, оставив Владимира Серпуховского оборонять Москву, выступил навстречу Тимуру и занял переправы на Оке. Однако полки Тимура неожиданно повернули назад, и Василий возвратился в столицу. Это событие оставило глубокий след в душе современников; неожиданное избавление от Тимура объясняли заступничеством иконы Владимирской Божьей Матери.

Княжение Василия протекало в сложной обстановке. Ухудшились его отношения с тестем — великим князем литовским Витовтом. В 1404 г. Витовт отторг от Руси Смоленск. Не прекращались размолвки с новгородцами, которые всячески противились стремлению великого князя лишить их традиционных прав и вольностей. В 1408 г. на Русь напал татарский полководец эмир Едигей. Он разбил свой лагерь в Коломенском, в непосредственной близости от Москвы. Татарские отряды разорили Переяславль, Юрьев, Ростов, Серпухов, Нижний Новгород. Василий с женой и детьми вынужден был уехать в Кострому, а оборонять Москву остался Владимир Андреевич Серпуховской. Едигей неожиданно предложил мир. Причиной его поспешного ухода были начавшиеся в Орте раздоры, но не знавшие об этом москвичи уже успели ублаготворить эмира щедрым выкупом. В 1412 г. Василий ездил в Орду и отстоял, несмотря на противоборство нижегородских князей, свои права на Нижегородское княжество. В последние годы правления Василий стремился к мирным отношениям с Литвой, он даже поручил опеке тестя своего малолетнего сына и наследника Василия.

От брака с Софьей Витовтовной Василий имел пятерых сыновей и четырех дочерей, однако три его сына не пережили отца, и наследовал Василию десятилетний Василий, известный в историографии как Василий Темный.

Василий II Васильевич Темный (1415-1462)

Василий II — одна из самых трагических фигур русской истории. Василий Дмитриевич словно бы предчувствовал беды, ожидающие его сына, поручая наследника опеке матери и тестя. И действительно: у княжича не замедлили объявиться серьезные соперники — его дяди Юрий и Константин, а также наследники Владимира Андреевича Серпуховского. Тревожные симптомы проявились сразу же после смерти Василия Дмитриевича: его брат Юрий не приехал в Москву на похороны, а стал собирать войско в своем Галиче. Бояре великого князя поспешили принять ответные меры и двинули полки к Костроме. Юрий бежал в Нижний Новгород, откуда впоследствии вернулся в Галич и предложил великому князю мир. В Галич отправился на переговоры митрополит Фотий, и Юрий пообещал не домогаться великокняжеского стола силой, а положиться на решение хана.

И вот в 1432 г. Василий вместе с боярином своим Иваном Дмитриевичем Всеволожским едет в Орду. Туда же прибыл и Юрий. Ему покровительствовал один из ордынских князей Тегиня. Василию помогло дипломатическое искусство Всеволожского, сумевшего восстановить других ордынских князей против Тегини и его фаворита Юрия. Льстивая речь Всеволожского, возлагавшего от имени своего князя все надежды на решение хана, растрогала Улуг-Мухаммеда, и он не только передал ярлык Василию, но даже приказал Юрию в знак покорности повести коня, на котором сидел великий князь. Однако семнадцатилетний Василий не захотел бесчестить своего почти что шестидесятилетнего дядю и отказался от этого унизительного ритуала. В феврале 1433 г. на свадьбе Василия Васильевича с Марией Ярославной, внучкой Владимира Андреевича Серпуховского, произошел эпизод, обостривший вражду между дядей и племянником.

На свадебном пиру мать Василия Софья Витовтовна сорвала драгоценный пояс с княжича Василия — сына Юрия Дмитриевича (впоследствии он станет известен под прозванием Косой). Пояс этот принадлежал некогда Дмитрию Донскому — он получил его в приданое за Евдокией — потом был украден и подменен и оказался в семье Юрия. Оскорбленный Василий Юрьевич и брат его Дмитрий Шемяка поспешно покинули Москву.

Разумеется, эта ссора не была единственной причиной, подогревшей старую вражду: быстрота, с какой собрал войско Юрий Дмитриевич и двинул его на Москву, говорит о том, что к войне он готовился. В апреле на берегах Клязьмы произошла битва. Дружина Василия была невелика. Василий потерпел поражение, обратился в бегство, но был схвачен в Костроме. Юрий отправил его в Коломну, которую пожаловал в удел свергнутому великому князю, а сам вступил в Москву. Но многие московские служилые князья, бояре и дворяне потянулись из Москвы в Коломну, к Василию. Почувствовав шаткость своего положения, Юрий вынужден был примириться с племянником и покинуть Москву.

Но на следующий год Юрий вновь разгромил Василия, великий князь бежал в Новгород, а войска галицкого князя вступили в Москву. На этот раз в плену оказались мать и жена Василия. Положение великого князя, перебравшегося в Нижний Новгород, стало критическим. Однако внезапно Юрий умирает. Василий возвратился в Москву и примирился с сыновьями Юрия Дмитриевича. Один из них — Василий — вскоре нарушил клятву, выступил против великого князя и был разбит, попал в плен, его отослали в Москву, где Василий был ослеплен, получив с той поры прозвище Косой.

В 1445 г. Василий Васильевич отправляется на помощь Нижнему Новгороду, который осадили татарские царевичи Махмутек и Якуб. Прибыв в Суздаль, великий князь стал пировать в лагере. На утро следующего дня, когда Василий рассчитывал еще немного «опочинуть» (поспать), ему сообщили о приближении татар. Войско великого князя было невелико, ибо Шемяка обещанных полков не прислал, но тем не менее сначала перевес был на стороне русских. Затем ход битвы переменился, и татары победили. Великий князь попал в плен. Татарские воеводы отослали в Москву снятый с Василия нательный крест, чтобы убедить в пленении князя его мать и жену. Это случилось 7 июля. А 14 июля в страшном пожаре «выгоре» вся Москва, так что, по словам летописца, в городе не только не осталось деревянных построек, «но и церкви каменные распадошася, и стены градныа каменныа падоша в мнозех местах». Город оказался беззащитным перед возможным нападением татар. Началась паника. Великие княгини поспешили уехать в Ростов.

Дмитрий Шемяка, узнав о пленении великого князя, послал дьяка Федора Дубенского, наказав ему убедить татар ни в коем случае не выпускать Василия из плена. Но великому князю удалось получить свободу ценой обещанного огромного выкупа — 200 тысяч рублей серебром. Он прибыл в Переяславль, а оттуда с женой, матерью и боярами вернулся в Москву.

Шемяка все же не оставлял надежд расправиться с Василием. И вскоре ему представился удобный случай. Великий князь с небольшой свитой поехал на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. Шемяка поспешил захватить Москву и пленить обеих великих княгинь. К Василию со страшной вестью примчался некий Бунко. Однако Василий не поверил ему и велел прогнать прочь. Все же князь решил принять меры предосторожности и выслал дозор к Радонежу. Однако князь Иван Можайский (сын Андрея Дмитриевича, двоюродный брат Василия) перехватил воинов великого князя. Он спрятал своих ратников в возах с сеном; они незамеченными доехали до дозорных, а поравнявшись с ними, выскочили из саней и захватили стражей Василия в плен. Когда великому князю донесли о приближении врагов, он бросился на конный двор, но готового коня не оказалось. Князь укрылся в одном из монастырских храмов. Услышав возгласы Ивана Можайского: «Где есть князь великий?», Василий с образом в руках сам вышел на порог церкви, взывая к справедливости и напоминая о крестном целовании (т. е. соглашении, скрепленном целованием креста) с Шемякой. Иван Можайский пообещал князю: «Аще ти възхощем коего лиха, буди то над нами лихо» — и отошел в сторону. Тогда один из приближенных можайского князя — Никита, положив на плечо Василию руку, произнес: «Поиман еси великим князем Дмитрием Юрьевичем». На голых санях Василий был отвезен в Москву и там ослеплен. Отсюда и его прозвание — Василий Темный.

Великий князь был выслан в Углич, а Софья Витовтовна — в Чухлому. Сыновей Василия Шемяка обманом вызвал из Мурома и также отправил в Углич. И все же Шемяка, считаясь, как бы сказали теперь, с общественным мнением, вынужден был уступить: Василия освободили и отправили в Вологду, переданную ему в удел. Но опальный князь пробыл там недолго: он побывал в Белоозере, заручился моральной, а главное — финансовой поддержкой в тамошних монастырях и оттуда направился в Тверь, где закрепил союз с тверским князем Борисом Александровичем браком своего сына Ивана с дочерью Бориса — Марией. После этого объединенные силы Василия и его сторонников двинулись к Москве. В феврале 1447 г. великий князь вернул себе столицу и положение.

Дальнейшее княжение Василия протекало без новых потрясений. Напротив, он стремился к всемерному упрочению своей власти. В 1456 г. был арестован князь серпуховско-боровский Василий Ярославич, а его удел ликвидирован. Михаил Андреевич Верейский (сын Андрея Дмитриевича, внук Дмитрия Донского) полностью зависел от великого князя. После его смерти (в 1486 г.) верейский удел перешел в собственность великого князя (в то время уже Ивана III). В 1456 г., после победоносного похода Василия на Новгород, были существенно урезаны права Новгородской земли.

Василий Темный был женат на Марии Ярославне, внучке Владимира Серпуховского, и имел от нее семь сыновей и дочь.

Иван III Васильевич (1440-1505)

Старший (после умершего Юрия) сын Василия Темного. Стал великим князем после смерти отца в 1462 г. Детские годы его были омрачены драматическими событиями феодальной войны. Он вместе с братом Юрием находился в Троицком монастыре в роковые дни, когда его отец был схвачен князем Иваном Можайским и увезен в Москву. Мальчиков (Ивану было шесть лет) увезли в Муром, но Шемяке удалось выманить княжичей оттуда и отправить к отцу в заключение. Вместе с опальным отцом Иван побывал в Вологде и Твери, где был обручен с Марией Борисовной, дочерью тверского князя (свадьба состоялась в 1452 г.). Отроком Иван участвовал в походах против татар.

По завещанию отца Иван получил самый большой по территории и значимости удел, в который помимо части Москвы входили Коломна, Владимир, Переяславль, Кострома, Устюг, Суздаль, Нижний Новгород, Муром и др. города. Его братья Андрей Большой, Андрей Меньшой и Борис получили в уделы Углич, Вологду и Волоколамск.

Иван продолжил политику отца по консолидации Русского государства. Первым шагом на этом пути было подчинение Новгорода, где существовала сильная антимосковская партия, возглавлявщаяся вдовой посадника Марфой Борецкой и ее сыновьями. Она ориентировалась на политическую поддержку Великого княжества литовского, что дало основание подозревать ее приверженцев в симпатиях к католичеству. Поэтому Иван III смотрел на новгородцев, как скажет московский летописец, «не яко на христиан, но яко на язычник и на отступник православья». Направленное им войско в 1471 г. двинулось по Новгородчине, «пленующе и жгуще и люди в плен ведуще». Решающая битва произошла на р. Шелони (к западу от озера Ильмень); профессиональная московская рать без труда разгромила новгородские полки, состоявшие в значительной части из ремесленников, многие из которых отродясь не сидели на боевом коне. По условиям перемирия, заключенного в селении Коростыни, самостоятельность Новгорода была существенно ограничена, а в 1478 г. Новгород был окончательно присоединен к Московской Руси.

В 1467 г. Иван овдовел и в 1473 г. женился на Софье (Зое) Палеолог, дочери деспота Мореи, племяннице последнего византийского императора.

Безусловно, крупнейшим событием правления Ивана III было крушение ордынского ига. Могущественный государь могучей страны, Иван нарушил традицию: он, как подчеркивает Ю. Г. Алексеев, «был первым из русских великих князей, который никогда — ни до, ни после вокняжения — не приезжал к хану. Он был также первым, кто сел на великое княжение без прямой санкции ханской власти». Отказался Иван ехать к ордынскому хану Ахмату по его вызову и в 1476 г. Желая добиться прежней покорности, Ахмат летом 1480 г. во главе огромного войска двинулся на Русь; Иван III вышел ему навстречу и преградил татарам путь у Коломны. Ахмат, не решившись пробиваться к столице кратчайшим путем, совершил обходный маневр и к сентябрю сосредоточил свои полки на южном берегу Угры. Княжич Иван Иванович и брат великого князя Андрей Васильевич Меньшой сорвали попытки ордынцев форсировать Угру, и оба войска надолго замерли на ее берегах. Переговоры с Ахматом зашли в тупик. Иван отказался выполнить ханские требования. После долгого «стояния» ордынцы ни с чем возвратились восвояси. В те дни русские люди ликовали, радуясь избавлению от очередного вражеского нашествия. Но произошло неизмеримо большее: в этот год Русь навсегда освободилась от ордынского ига.

В 1485 г. утратила независимость Тверь, и Иван III стал именоваться «великим князем всея Руси».

Последние годы жизни великого князя были омрачены тяжелыми внутрисемейными конфликтами. В 1490 г. умер сын Ивана от первого брака — Иван Молодой. При дворе образовались две противоборствующие группировки: одна поддерживала вдову Ивана Елену Стефановну и их малолетнего сына Дмитрия, другая — Софью Фоминичну и ее старшего сына Василия. В декабре 1497 г. Иван разгневался на Софью и Василия, княжич был посажен «за приставы на его же дворе», а в феврале 1498 г. был торжественно коронован Дмитрий Иванович. Но помимо титула он не получил никаких прав, а год спустя Иван III помирился с женой и Василием. В 1502 г. Дмитрий-внук оказался в опале, мать его Елена Стефановна была заключена в темницу, где и умерла.

А 27 октября 1505 г. на 67-м году жизни скончался и сам великий князь. Он был одним из выдающихся государственных деятелей феодальной России. Обладая незаурядным умом и широтою политических представлений, он сумел понять насущную необходимость объединения русских земель в единую державу... На смену Великому княжеству Московскому пришло государство всея Руси.

 
Автор: Творогов Олег Викторович
Из книги: «Князья Рюриковичи»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст