История

Ни войны, ни мира


Ни войны, ни мира

После смерти Петра начинают неожиданно резко и быстро восстанавливаться замороженные на полтора десятка лет отношения с англичанами. Что уже само по себе настораживает. К тому же сразу пришлось столкнуться с их проказами, интригами и кознями. К примеру, Великобритания добилась от России права торговли с Персией по Волге и Каспийскому морю. В 1732 году во главе этого предприятия встал бывший на русской службе английский капитан Элтон. По прибытию в Персию он тут же поступил еще и на службу к шаху, начал создавать персидский флот на Каспии и препятствовать русской торговле с Персией. Конкуренцию англичане не терпели и давили ее в зародыше. Жалобы русского правительства английскому королю на действия Элтона не возымели действия, и в 1746 году императрицей Елизаветой Петровной английская торговля с Персией через Россию была пресечена. Правда, на короткий срок. Вице-канцлер Михаил Илларионович Воронцов был ярым англофилом, ратовал даже за поставку русских войск под английские знамена для европейских войн. Благодаря ему Англии вскоре были возвращены ее преимущества в торговле с Россией.

В это же время канцлер А. П. Бестужев-Рюмин затевает новую интригу. В январе 1744 года заключается договор между Россией и Саксонией, втягивающий ее в Англо-Австрийскую коалицию. В декабре этого года Россия присоединяется к варшавскому договору между Австрией, Саксонией, Англией и Голландией. Насколько бескорыстен был Бестужев-Рюмин можно судить хотя бы по гонорару в 6 тысяч дукатов от австрийского императора за устройство австро-русского оборонительного союза, по которому стороны обязались предоставлять 30-тысячное войско друг другу при необходимости. А вообще-то Бестужев-Рюмин получал за службу российской империи 7 тысяч рублей в год, а за услуги британской короне ему перечислялось в полтора раза больше.

1 июля 1747 года Елизаветой Петровной подписан англо-русский договор о субсидиях. Согласно ему Россия ежегодно получала 100 тысяч фунтов стерлингов на вооружение своей армии. Страна впервые сунула голову в долговую петлю запада. Вскоре происходит разрыв отношений с Францией — главным противником Англии на континенте. Пришло время расплачиваться кровушкой русских солдатиков, которых обучали на английские фунты. Однако до войны дело не дошло. Елизавета была женщиной мудрой, блюла заветы Петра Первого и национальные интересы. И получив деньги от Англии, распорядилась ими совсем не так, как того желали кредиторы. Уже через десять лет российская политика делает разворот на союз с Францией и Австрией и участвует в семилетней войне против Пруссии (1757–1763 годы).

Пруссия не имела своих военно-морских сил на Балтике. Однако, подписав в январе 1757 года Вестминстерскую конвенцию с Англией, Пруссия рассчитывала на помощь английского флота. Английские газеты уже весной 1757 года призывали к разрыву дипломатических отношений с Россией, посылке большого флота в Балтийское море и нападению на русское побережье. Курляндия, служившая плацдармом для развертывания русских войск и базой наступательных действий в начале войны, при совместных действиях прусских войск и английского флота могла быть захвачена противником и превращена в плацдарм вражеского наступления. Все действия на северо-западных рубежах России пришлось бы тогда свести главным образом к задачам обороны.

Главнокомандующий русскими войсками С. Ф. Апраксин принимает решение на первоначальном этапе войны занять восточную Пруссию. Особому русскому корпусу при поддержке кораблей флота поручалось взять Мемель (ныне Клайпеда) и очистить от неприятеля побережье восточной Пруссии. Занятие Мемеля и побережья создавало благоприятные условия для оборудования здесь военно-морской базы, для подвоза морем подкреплений, вооружения и продовольствия, необходимых наступавшей армии. Помимо участия в боевых действиях против Мемеля, перед флотом была поставлена задача установить тесную блокаду Пиллау (ныне Балтийск) и других пунктов побережья Пруссии. Выполнив эту задачу, флот должен был путем активной обороны датских проливов не допустить английский флот в Балтийское море.

Успех русских войск в течение кампании 1757–58 годов и резкое ухудшение положения Пруссии делали все более и более вероятным появление английского флота в Балтийском море. Англия боялась полного поражения Пруссии, поскольку ее разгром привел бы к окончанию войны в Европе, а это, в свою очередь, привело бы к усилению позиций Франции и Испании, боровшихся с Англией за колонии. Поэтому Англия с начала 1758 года усилила свою помощь Пруссии. В новогодней тронной речи в парламенте английский король заявил, что Англия окажет своему союзнику всемерное содействие. Вслед за тем с Пруссией была подписана новая конвенция о «весьма знатных субсидиях». Русский посол сообщал из Лондона, что британское правительство «желает, дабы эскадра его кораблей в Балтике неожиданным образом появилась». И действительно, весной 1758 года в английских портах готовилась такая эскадра.

Поэтому задача русского флота во всех последующих кампаниях сводилась к продолжению начатых в предыдущем году обороны датских проливов и блокады побережья Пруссии, а также к обеспечению перевозок для русской армии, которая переносила свои действия в Померанию и Бранденбург. В апреле 1758 года русское правительство обратилось к Швеции с предложением «о немедленном по вскрытии вод соединении обоюдных наших флотов для действительного недопущения входа английской эскадры в балтийское море». Швеция приняла предложение русского правительства и согласилась выделить для совместных действий 10 линейных кораблей и 4 фрегата. Однако ввиду неготовности к выходу в море части кораблей и недостатка матросов Швеция смогла дать всего лишь 6 линейных кораблей и 3 фрегата. Общее командование соединенными эскадрами возлагалось на русского адмирала Мишукова.

Соединенный флот под командованием адмирала Мишукова направился к датским проливам, где находился до 28 августа, ожидая появления английской эскадры. Ожидания, однако, были напрасны. Англичане не пришли как в кампанию 1758 года, так и в последующие годы войны. Борьба с русским флотом требовала посылки в Балтийское море крупных сил, а этого Англия не могла сделать, эскадра, готовившаяся для похода в Балтийское море в 1758 году, была направлена в Индийский океан.

В начале 1762 года Пруссия была фактически разгромлена. Большая часть территории, в том числе и Берлин, были захвачены русскими войсками. Внутренние ресурсы страны иссякли, население голодало и влачило нищенское существование. Армия в результате жестоких поражений ослабла и морально разложилась, уже не представляла собой сколько-нибудь серьезной силы. Большинство ее генералов и офицеров пало в сражениях, а заменить их было некем. Убыль рядового состава возмещали арестантами и дезертирами.

Фридриха II спасла странная случайность. 5 января 1762 года в день опубликования в Петербурге сообщения о взятии Кольберга, умерла русская императрица Елизавета Петровна, и на престол вступил ярый поклонник прусского короля Петр III. В тот же день он послал графа Гудовича к Фридриху II с извещением о вступлении на престол и о своем намерении установить вечную дружбу с Пруссией.

Вскоре были заключены мир и дружественный союз. Петр III не только отказался от всех территориальных приобретений, которые сделала Россия, но и превратился в союзника и спасителя прусского короля. На помощь пруссакам против Австрии он послал корпус численностью в 16 тыс. человек. Так Россия внезапно для себя вступила в союз с «заклятым другом» Англией и начала воевать против собственных интересов.

Политика Петра III, противоречащая национальным интересам, вызвала недовольство значительной части дворян. 28 июня произошел дворцовый переворот. Петр III был свергнут с престола, отвезен в Ропшу (под Петербургом) и там убит. На престол вступила его жена Екатерина II. Новая императрица подтвердила мир с Пруссией, но категорически отказалась от союза с ней.

С выходом России из войны борьба продолжалась недолго. 3 ноября было подписано перемирие между Францией и Испанией, с одной стороны, и Англией, с другой; 15 ноября — между Францией и Пруссией, а 24 ноября — между Пруссией и Австрией. 10 февраля 1763 года в Париже был подписан окончательный мир.

Екатерина II с коварством Англии удивительным образом столкнулась уже в момент восшествия своего на престол. Подводились итоги этой самой семилетней войны. Вдруг выяснилось, что Англия, с которой все эти годы поддерживались сносные дипломатические отношения, находится с Россией в состоянии войны. Для России было неожиданностью, что все это время из Лондона субсидировали военные действия Пруссии. Когда через три года после окончания военных действий и подписания мира об этом узнали, начали вести переговоры с Англией о формальном заключении мира. Пришлось заключать мирный договор, до этого официально не воюя, не объявляя и не получая уведомления о начале войны.

Постоянно сталкиваясь с кознями англичан, Екатерина II испытывала стойкую неприязнь к стране туманного альбиона. И когда Георг III обратился к ней с просьбой направить двадцать тысяч солдат в экспедиционный корпус для подавления мятежа в североамериканских колониях, она ответила решительным отказом. Продиктовано это было не любовью к повстанцам, поднявшимся против своего монарха, а желанием видеть Британию ослабленной. Более того, 28 февраля 1780 года императрица издает декларацию о «вооруженном нейтралитете» (союз России, Швеции, Дании) с целью охраны торгового мореплавания в ходе войны английских колоний за независимость. Ясно, что союз этот был направлен против англичан, способных воспрепятствовать торговле европейских держав с борющимися за независимость североамериканскими колониями.

Декларация провозглашала право судов нейтральных стран посещать порты воюющих держав; на нейтральных судах собственность воюющих держав провозглашалась неприкосновенной, за исключением военной контрабанды, то есть оружия, боеприпасов и военного снаряжения. Начавшаяся война северо-американских колоний за независимость от метрополии активизировала английский флот, действовавший вопреки правилам войны и мореплавания пиратскими методами. Английский военно-морской флот захватывал суда нейтральных стран, в результате чего торговля с Америкой резко сократилась, а то и вовсе прекращалась. Россия объявляла все препятствия, чинившиеся англичанами морской торговле, незаконными. Причем декларация не просто заявлялась во всеуслышание, ее соблюдение гарантировалось действиями русского военно-морского флота. Три эскадры были отправлены императрицей на важнейшие морские пути, чтобы силой обеспечить выполнение принципов «вооруженного нейтралитета».

Все эти шаги в защиту освобождающейся Америки были предприняты, несмотря на то, что Екатерина II порицала деятельность поборников независимой Америки. Императрица не считала нужным дипломатически признавать «американских бунтовщиков», считала Бенджамина Франклина не менее опасным врагом монархизма, чем Пугачев и Радищев. И действия ее в поддержку взбунтовавшейся Америки были не совсем логичны, они предпринимались вроде бы вопреки взглядам и убеждениям монархини.

А ведь при Екатерине II у России с Англией несколько раз начиналось улучшение отношений. Сближало общее неприятие революционных событий во Франции, в особенности казнь Людовика XVI. Не могла не настораживать активная завоевательная политика Наполеона. Потому английские банкиры даже ссужали России кредиты. Однако коварство англичан препятствовало искренности и продолжительности отношений между государствами. Не могли упустить русские из виду попытки англичан создать антирусскую коалицию в Европе в тот чрезвычайно напряженный момент, когда России одновременно пришлось вести на юге войну с Турцией (1787–1791 гг.), а на севере — со Швецией (1788–1790 гг.). Могла ли Екатерина II безучастно наблюдать за лукавой и злокозненный политикой Англии? Могла ли Россия хранить верность союзнику, в чьей политике постоянным было только одно — коварство. Потому во внешней политике России тоже наблюдались крутые виражи.

Внимание русской императрицы в конечном итоге обратили на далекую Индию, которую как раз в это время Великобритания окончательно прибирала к рукам.

Английское проникновение в Индостан было вначале чисто торговым. В 1600 году была учреждена ост-индская компания и англичане начали с выпрашивания у индийских властителей разнообразных торговых льгот (так начиналось дело когда-то и в Москве). В конце концов ост-индской компании разрешили иметь даже собственные войска для защиты от разбоев и грабежей. В 1690 году англичане построили на земле, предоставленной им великими моголами, укрепленный город Калькутту. А вскоре разрешений у законных правителей индии в своих действиях они и не спрашивали. В 1757 году англичане захватили Бенгалию, положив начало систематическому завоеванию всей страны войсками остиндской компании. Примечательно, что состояли эти войска из туземных наемных солдат — сипаев. Так что значительная часть индии была завоевана для англичан руками самих индийцев. Это практиковалось колонизаторами и в других странах.

В 1791 году Сент-жени предложил Екатерине II план похода в Индию. Великая императрица нашла его достойным серьезного рассмотрения. Первым актом этого похода должен был быть манифест императрицы о восстановлении династии великого могола на индийском престоле. Вслед за этим должно было начаться выступление русской армии из Оренбурга на Бухару. Предположено было начать выполнение этого плана в 1796 году. Но в этот год императрица умерла. Рок ли это? Сколько раз впоследствии окончательное решение спора России и Англии, когда на кону оказывалась Индия, откладывался на неопределенный срок подобными роковыми стечениями обстоятельств. Умело организованными, как нередко выяснялось позднее.

 
Автор: историк Порохов Сергей
Из книги: «Битва империй: Англия против России»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст