Духовная жизнь

Отеческие советы

 

Краткое жизнеописание

Автор этих писем архимандрит Ефрем (Мораитис), человек, чье имя в среде монахов-святогорцев всегда произносится с большим уважением и чей опыт и духовная биография по-своему уникальны. Составление его жизнеописания — дело будущего, и, безусловно, в свое время оно обязательно будет предпринято людьми, которым, по милости Божией, довелось близко знать старца. Предлагаем читателям вкратце рассказ об этом замечательном подвижнике.

Господь призвал отца Ефрема на стезю монашества еще в юности и с самого начала особым образом засвидетельствовал Свое попечение об этом новоизбранном воине Христове. «Мне было девятнадцать лет,— пишет старец в своих воспоминаниях,— когда вступил я на путь к уделу Богородицы, ко Святой Горе. Путь этот к монашескому житию указала мне добродетельная и монахолюбивая моя мать, ныне монахиня Феофания».

В первые годы немецкой оккупации Греции, когда Иоаннису (таково было мирское имя отца Ефрема) пришлось ради заработка оставить школу, в одном из приходских храмов города Волоса ему посчастливилось встретить иеромонаха-афонита, принадлежавшего прежде к братству прославленного подвижника Иосифа Исихаста.

Этот иеромонах стал для молодого человека наставником и советчиком, помощником в его духовном возрастании. «Я избрал его своим духовным отцом и, благодаря его беседам и советам,— говорит отец Ефрем,— вскоре начал чувствовать, как сердце мое удаляется от мира и устремляется к Святой Горе. Особенно когда он мне рассказывал о жизни старца Иосифа, что-то зажигалось во мне, и пламенными становились моя молитва и желание поскорее узнать его. Когда, наконец, подошло время — 26 сентября 1947 года, утро,— кораблик потихоньку перенес нас из мира к святоименной Горе: так сказать, от берега временности к противоположному берегу вечности».

И — вот первое чудо — у самого причала скита святой Анны его, никому еще не известного на Святой Горе, уже встречал духовный друг и многолетний сподвижник старца Иосифа отец Арсений.

— Не ты ли Яннакис из Волоса? — услышал юноша поразивший его до глубины души вопрос. А отец Арсений поспешил тотчас разрешить недоумение, объяснив, откуда ему известно имя нового послушника и его происхождение:

— Старец Иосиф узнал это от Честного Предтечи. Он явился ему вчера вечером и сказал: «Посылаю тебе одну овечку. Возьми ее к себе в ограду».

«И остановилась моя мысль,— признается отец Ефрем,— на Честном Предтече, моем покровителе, в день рождества которого я родился. Я почувствовал большую признательность ему за эту заботу обо мне».

Так будущий старец оказался в числе ближайших учеников Иосифа Исихаста, человека, еще при жизни ставшего легендой Афона, подвижника, ни в чем не уступающего древним отцам, тайнозрителя дивных Божественных откровений, а главное — выдающегося наставника монашествующих, скоро возводившего предавшихся его руководству от земли к небу.

В общине старца Иосифа Яннакис оказался самым молодым. Жизнь в ней была суровой и мало утешительной с материальной точки зрения, зато изобиловала утешениями духовными. И первым из них было само общение со Старцем: «Я познал его как истинного богоносца. Превосходный духовный стратег, опытнейший в брани против страстей и бесов. Невозможно было человеку, каким бы страстным он ни был, пробыть рядом с ним и не исцелиться. Только бы он был ему послушен».

К самому себе старец Иосиф был безмерно требователен: неукоснительное соблюдение молитвенного правила, всенощные бдения, телесные труды, строжайший пост, отказ от медицинской помощи с возложением всего упования единственно на Врача Небесного (только в старости и крайней немощи позволил отец Иосиф доставлять ему необходимую врачебную помощь) — таков был чин его подвига во все время жительства в уделе Божией Матери. К ученикам своим Cтарец в отношении постнического подвига был более снисходительным: он хорошо понимал немощность молодого поколения и полагал необходимым беречь их. Однако в остальном, особенно в том, что касалось послушания и исполнения монашеских обязанностей, он был весьма строг. Строгость не была, впрочем, чертой его характера, его горячей и любящей души: она являлась залогом успеха на том поприще, которое избрали для себя он и его братия. «То, что мы не отдаем Богу, чтобы этим воспользовался Он, тем воспользуется другой. Поэтому и Господь нам дает заповедь возлюбить Его от всей души и сердца, дабы не нашел лукавый места, чтобы поселиться и расположиться в нас».

Главным деланием монаха старец Иосиф полагал умную молитву, соединяющую человека с Богом, просвещающую его Божественным светом. Сам он был великим делателем ее, непревзойденным «богословом опыта» и своих чад воспитывал в том же духе, преподавая им в совершенстве постигнутую науку внутреннего делания. И какие еще примеры, и какие «стимулы» нужны были братиям, часто видевшим своего Cтарца после многочасовой молитвы в состоянии благодатного изменения, когда лицо его зримо осиявалось неземным, нетварным светом?

Рядом со своим наставником отец Ефрем провел двенадцать лет — столько, сколько отец Иосиф прожил с момента их первой встречи,— в буквальном смысле впитывая в себя его учение и наставления. Господь сподобил послушника послужить своему геронде до самого его последнего вздоха. Другой известный афонский подвижник, также ученик старца Иосифа, блаженный Ефрем Катунакиот (1912–1998), свидетельствовал о своем младшем тезке, безмерное послушание которого их общему наставнику восхвалял при каждом удобном случае: «Отец Ефрем упокоил Старца и унаследовал его молитву». «Когда слышал, что отец Ефрем возглавил какой-нибудь монастырь, то говорил: “У него получится, ничто его не остановит, он получил молитву своего Старца”».

На опыте братства старца Иосифа очередной раз со всей очевидностью подтвердилась та истина, что величайшим сокровищем Церкви Христовой является вседействующая благодать Святаго Духа и никакими человеческими — «организационными», «административными» — мерами никогда не достигнуть того, что совершает Божественная благодать. И не будет преувеличением сказать, что возрождение Святой Горы, переживавшей в XX столетии не лучшие времена своей истории, стало именно чудом Божиим, плодом молитвы старца Иосифа и его последователей. В свое время афонский подвижник старец Кирилл из Нового Скита, сподобившийся дара прозрения, указывая на каливы 13 учеников Иосифа Исихаста, предсказывал: «Из этих калив выйдет много игуменов».

И его слово сбылось, каким бы неправдоподобным при взгляде на убогие кельи монахов оно ни казалось. Из их калив действительно вышло семь игуменов (один из них сподобился впоследствии и епископского сана). В своих обителях они насадили тот дух и тот устав иноческой жизни, который был преподан им их блаженным отцом. Их вклад в современную историю Афона трудно переоценить. Наиболее же выдающимся из них стал, как он сам характеризовал себя, «самый младший из братии по телесному и духовному возрасту» отец Ефрем. Избранный игуменом святогорской обители Филофей и прекрасно устроивший ее внутреннюю жизнь, он не остановился на этом: постепенно его заботами и по его благословению от нее «отпочковались» несколько групп его учеников, возродивших монашескую жизнь еще в целом ряде афонских монастырей.

А затем, по особому указанию Божию, отец Ефрем, вверив Филофей одному из членов своего братства, покинул «Сад Пресвятой Богородицы» и переселился в... США, где в штате Аризона, в пустыне, основал обитель в честь преподобного Антония Великого. Всего же его попечением в Америке и Канаде на сегодняшний день устроено восемнадцать мужских и женских монастырей. Впрочем, сказать, что старец совершенно оставил Святую Гору, нельзя: он регулярно приезжает на Афон, и тогда, как свидетельствуют очевидцы, за советом и благословением к нему стекаются иноки со всей Горы.

Печать благодатного помазания лежит на всем житии и всей деятельности этого исполненного Божественных даров подвижника, блаженного послушника и вдохновенного наставника, смиренного инока и столь успешного миссионера. Нельзя не почувствовать этого и при чтении тех советов и увещаний, из которых составился настоящий сборник. Уста старца, «износящего от благого сокровища сердца» благое слово наставления, стали для прибегающих к нему «источником воды живой». Смогут они утолить и нашу духовную жажду, разрешить наши недоумения, утешить в скорби, поддержать в унынии, открыть для нас тот путь, устремившись по которому, христианин — монах он или мирянин — может последовать за Христом и достигнуть блаженной вечности и Небесного Царства.

Издательство Саратовской епархии, 2006
Перевод на русский язык выполнен иереем Василием Петровым

 

О грехе, покаянии, скорби и слезах

 

1

Не скорби: при помрачении сознания помыслы не вменяются в грех. Другое дело, когда человек обладает свободным умом,— тогда эта свобода подвергается суду. Поскольку из-за болезни ты лишен такой свободы, то, как помыслы могут вмениться в грех? Успокойся, только терпи и благодари Бога.

Падать и получать раны — это свойственно людям, потому что если и один день живет человек на земле, то прилежит его помысл на злое от рождения его. Но падать и оставаться в падении — это не человеческое. Покаяние воссоздает человека заново. Оно дано, чтобы после крещения душа имела возможность исцелиться, и если б не было покаяния, то мало кто мог бы спастись. Поэтому добродетель покаяния бесконечна, доколе есть в человеке дыхание жизни, ибо и совершенным свойственно ошибаться. Чада мои, когда вы видите, что помысл обличает вас за какие-либо грехи, тотчас примите лекарство: кайтесь, плачьте, исповедайтесь,— и вот вы пришли в прежнее и даже еще лучшее состояние.

2

Иуда-предатель, посвятив себя Господу и став причастником благодати, вместе с остальными апостолами совершал чудеса, но в конце потерпел полный крах. Разбойник, совершив бесчестные и безнравственные дела, преступления и многое другое, воззвав покаянным гласом, упокоился в небурном пристанище вечного блаженства.

Еврейский народ, принявший обетования Божии и названный Самим Богом избранным и святым, ослеп и навсегда потерял Бога.

Племена варваров, по делам своим подобные блуднице, приняли проповедь и стали наследниками Того, Кого потерял Израиль,— Бога.

«Людям же свойственно падать и скоро восставать от падения, сколько бы раз это ни случилось; а только бесам свойственно, падши, никогда не восставать» (Преподобный Иоанн, игумен Синайской горы. Лествица).

Преподобный Иоанн Лествичник пишет: «Источник слез после крещения больше крещения, хотя сии слова и кажутся несколько дерзкими. Ибо крещение очищает нас от прежде бывших зол, а слезы очищают грехи, сделанные и после крещения. Крещение приняв в младенчестве, мы все осквернили его, а слезами снова очищаем его. И если бы человеколюбие Божие не даровало нам оных, то поистине редки были бы и едва обретались бы спасающиеся». (Преподобный Иоанн, игумен Синайской горы. Лествица).

Посему прочь уныние и отчаяние. Сколь бы мы ни были грешными, мы всегда должны прибегать к Богу, и как рабы обращают очи своей души на руку своего господина, так да будут и наши очи обращены ко Господу с вечной надеждой на Его милость, доколе не помилует нас.

3

Ниспадение человека в телесную тленность и, как следствие, изгнание и удаление от благаго Отца Бога породило закон греховный, который воюет с законом Божиим. Закон греховный, как склонность ко греху и лукавство, прилежит человеку от юности. И эта склонность ко злу, будучи прародительским наследием, образом, плодом и последствием древнего удаления от Источника счастья, в человеческом естестве приняла огромные размеры. Поэтому человеческое естество влечется ко злу, и закономерными следствиями сего являются страшные беды, постигающие потомков Адама и Евы.

Призвание человека к первоначальному сыновству совершилось ценой крестной смерти Господа Иисуса и привело к вечному спасению, но не упразднило закона греха, который внутри человека. Не потому, что это было невозможно: ведь и одной капли святой Крови Иисуса Христа было достаточно, чтобы все преобразить. Но Бог по Своему домостроительству оставил этот закон в человеке, дабы посредством него не только наказывать, но и испытывать расположение каждого.

Бог, говорит Священное Писание, не допустил, чтобы Иисус Навин уничтожил все окружающие Израиль языческие народы, но оставил некоторые, дабы через них научить израильтян воевать.

Стало быть, когда закон греха не встречает мужественного противника, то есть доброго желания и намерения, вооруженных Божественными заповедями и повелениями, тогда побеждает и пленяет подвижника. Он снимает с него Божественное оружие и увлекает в греховный поток.

Из этого и многого другого следует, что все злоключения человеческого естества — это плоды ниспадения из прежнего бессмертия в тление. Кроме того, спасительная жертва Богочеловека Иисуса по домостроительству не упразднила закона греховного не только для наказания человека, но и по многим другим спасительным причинам, дабы посредством сего соделать его мудрым наследником Своих вечных благ.

4

«В чем застану, в том и сужу тебя». Вот цена мига: обрел Он тебя в покаянии? Застал во время исповеди? Настиг тебя при словах: Отче! я согрешил против неба и пред Тобою? Приблизился Он к тебе во время подлинного покаяния и самоукорения? Вот, в один момент времени Бог судит тебя, как и сказал: Верен Господь в словесах Своих. Если же, о человек, Он обрящет тебя в противоположном тому, то тогда откроются очи души твоей и ты увидишь, какой потерпел ущерб. Но что пользы! Когда Бог совершит суд над человеком, то тщетно покаяние. Когда закончится праздник, напрасны многословные речи. Все уже завершилось!

О, что это за великое таинство! О Боже мой, сладкий мой Иисусе, открой очи моей души, чтобы видеть мне ясно великое таинство моего вечного спасения и с помощью Твоей благодати подготовиться в путь, дабы в конце моей жизни не раскаиваться понапрасну. Как видишь, я совершенно ничего не делаю, но весь поражен язвами страстей. Даруй мне слезы и всецелое покаяние прежде, чем придет последний час, в который я услышу Твой глас: сделай завещание для дома твоего. Ты умрешь и не поживешь.

5

Покаяние не имеет конца. Все добродетели даруются благодатью Божией для того, чтобы быть доведенными человеком до совершенства. Покаяния же довести до совершенства не может никто, потому что до самого последнего вздоха мы нуждаемся в нем, ибо согрешаем во мгновение ока, как только оно отступает.

О, насколько благ Бог! Справедливо будут мучиться подобные мне грешники, ибо презрели милосердие Небесного Отца. Согрешая по-человечески, мы ленимся сказать согрешил! Да и как же нам сказать это, когда мы, я первый, одержимы забвением, нерадением и их помощницей — гордостью, которые являются серьезными препятствиями на пути ко смирению! Это Своим Крестом показал нам Христос, но мы, к великому сожалению, продолжаем притворяться слепыми.

Время уходит, годы летят, и мы все больше приближаемся к вечности. Несмотря на то, что мы видим это, какое-то опьянение ума расслабляет нас, доколе не будем мы ввержены, и я первый, в геенну!

Боже мой, избавивший человеческий род от рабства врагу, избавь и нас от будущего осуждения, когда придешь судить мир, воздавая каждому по делам его.

О, если бы молитвами твоими обрел я милость, когда будет судима моя бедная душа, ибо страшусь в ожидании Страшного Судии, обличаемый своей совестью.

6

Послушание, отсечение воли, самоукорение, терпение во всем закладывают душевный фундамент. Слезы же сохраняют теплоту и ревность. Если желаешь быть ревнителем до конца жизни, поревнуй о непрестанном плаче. И, если есть у тебя такие слезы, не бойся: ревность сопутствует желанию спасения.

Вода тушит огонь. А вода Божия, истекающая из очей кающегося, мы знаем, возжигает огонь не вещественный, а огонь Божественный, пожигающий чужеродные плевелы!

7

Избегай греха и старайся хранить чистоту. Молись в духе смирения и в сокрушении сердца. Изгоняй любой злой помысл, пытающийся тебя осквернить, призывая Иисуса Христа, Который тотчас придет тебе на помощь.

Досаждение сатанинское вменится тебе в мученичество. Бог все попускает по Своей любви, дабы наказать нас, чтобы научились мы премудрости Божией, чтобы был постыжен искуситель и прославился Бог.

Никогда не отчаивайся. Никогда не теряй дерзновения. Никогда не теряй терпения, но переноси все ради любви Бога, Который ради нас претерпел крестную смерть. Его называли бесноватым, Его хулили, и многие страдания претерпел Он для нашего спасения.

Помни о смерти. Помни о ней всегда, дабы сокрушалось сердце и рождались скорбь, умиление и слезы. После этого душа приходит в мирное и спокойное устроение, как бы находясь в другом, блаженном мире!

8

Будем каяться искренне, исповедоваться чисто и подробно. Пусть нашей постоянной заботой будет суд Божий, Его решение. Будем говорить: «Спасемся ли мы или попадем в адские муки?». Теперь и всегда мы должны проливать покаянные слезы. О, какова должна быть наша забота о чистоте одеяния нашей души! Нам нужно убелить его, иначе в таком состоянии, в каком сейчас находимся, мы не сможем предстать пред Христом. Поучение в памяти смертной не должно покидать нас никогда с самого начала монашеской жизни.

9

Как драгоценно время этой жизни! Каждая минута имеет великую цену, потому что за одну минуту мы можем столько всего передумать! Потому что один помысл по Богу возводит нас на небо, а один диавольский помысл низводит в ад. Вот, стало быть, какую цену имеет одна минута в настоящей жизни. Но, к сожалению, мы не помышляем об этом, и без пользы проходят минуты, дни и целые годы. Разве только без пользы? Какой вред все мы претерпели, первый я, и не замечаем того! Но однажды, когда наша душа выйдет из тела, мы увидим это, хотя, увы, будет уже поздно. Исправлению тогда уже нет места. Мы должны осознать, понять это сейчас, когда можем положить начало. Будем использовать драгоценное время нашей жизни, и действительно блажен тот, кто понудит себя и положит начало, ибо однажды он окажется богатым душевно.

Никогда не поздно, ибо Господь ожидает пробуждения каждого человека, чтобы дать ему работу. Он ждет до единонадесятого часа и всеми средствами старается разбудить нас.

Желаю, чтобы все мы пробудились, зажгли свои светильники и с недремлющими очами в терпении ожидали пришествия Господня, дабы войти с Ним во всесветлый чертог вечного блаженства, в праздник светлых Ангелов, чтобы петь вместе с ними воскресные песнопения, которые поведут нас от созерцания к созерцанию, к божественному восхождению! Тогда, о, тогда мы поймем с ясностью, что за великое дело — понуждение себя во всем и что хорошо поступали начальствующие над нами, которые заставляли и огорчали нас. Тогда благодарение Богу будет безгранично, тогда мы действительно достойно воздадим благодарение Ему!

10

Не будем зря терять времени. Царствие Небесное принадлежит понуждающим себя. Помните об исходе своей души, о последнем часе и моменте тягостного разлучения души с телом. Помните о том, как в последний час приходят демоны и стремятся схватить бедную душу и увлечь ее в ад.

О, что за страдание, что за боль души! Какие стенания вырываются из груди! Увы, в каком горестном состоянии находится душа в эти минуты! Какие клятвы будет она давать Богу, что изменит свою жизнь, будет шествовать путем покаяния и подвига, только бы не умереть!

Все мы достигнем этого часа и испытаем всё это, и даже более того, и будем еще горячее давать обещания, что обратимся на путь покаяния и подвига. Представим, что Бог услышал нашу просьбу. Что нам теперь остается делать? Выполнять обещанное, творить истинное покаяние и подвиг для исправления своей души. Вот и подходящее время для покаяния и подвига. Постепенно сокращается время жизни, и мы, сами того не замечая, приближаемся к кончине и гробу!

Нас ожидают суд и Судия, а также и книги с записанными в них делами каждого человека. И кто может избежать этого? Никто. Все мы предстанем престолу Христову, нагие и со склоненными головами, чтобы дать ответ за сотворенные дела, слова и мысли. Будем помнить об этом днем и ночью, чтобы привести свои души к скорби и слезам!

11

Грех, подобно жалу, намазанному чарующей сладостью удовольствия, приближается вероломно, чтобы поразить душу. Но прельстившийся этим кратковременным наслаждением и покоем почувствует на своем духовном организме, что грех горче яда и губительнее чумы.

12

Что бы ни случилось в твоих отношениях с родителями, исповедь все прощает и изглаживает, брат мой о Господе. Вспомни блудного сына, как он согрешил и как огорчил родителей своим блудным житием. Но, когда покаялся, тотчас отверзлись ему отеческие объятия и прошлое исчезло, как будто и не было его вовсе.

Произошло исцеление и твоих опечаленных родителей, потому что обращение твое к духовному пути все исправило. Они, находясь в истинной жизни, получают от Бога известия об изменении твоей жизни и твоем покаянии, о твоих милостынях и панихидах, которые ты по ним совершаешь.

Если мы, нагрешившие пред истинным Отцом Богом, получаем прощение содеянного, то, как же радуются об этом наши родители, находясь там, в истинной жизни, откуда они ясно видят происходящее и знают человеческую немощь, и удобопреклонность юности ко греху, и великого лукавого мастера — диавола, который является виновником всех соблазнов. И, более того, они будут признательны за помощь, которую получают от Бога благодаря тебе.

Не тревожься, брат мой. Со спокойной душой шествуй по пути покаяния, и пусть прошлое тебя не огорчает. Забывая заднее и простираясь вперед, будем взирать на спасительную цель.

Пусть крепость твоя не колеблется от подобных помыслов. Имей дерзновение, надежду и мужество. Все, что приносит тебе помысл,— это диавольская хитрость, чтобы охладить твою надежду на спасение.

«Согрешил»,— говорит человек. Бог тотчас прощает и не вменяет ему греха. Как огорчал свою святую мать святой Августин! Но впоследствии какой святости и любви Божией он достиг!

Покаянием все исправляется. Нет ничего, что могло бы победить милосердие Божие. «И первого милует, и последнего исцеляет; и тому дает, и этому дарует». Любовь Божия все покрывает и исправляет. Никто не безгрешен — только один Бог.

Путь блаженного Августина, епископа Иппонийского († 430; пам. 15 / 28 июня), одного из величайших церковных писателей Древней Церкви, ко Христу не был простым. Ему пришлось пройти и через «обычные» увлечения молодости, и через уклонение в ересь манихеев, и через внутреннюю неспособность, тотчас отказавшись от прежних заблуждений, принять истину христианства. Его благочестивая мать Моника с сердечной болью молилась о сыне, прося, чтобы милосердный Господь явил Свое долготерпение и не дал ему погибнуть, но просветил его светом познания истинного Бога. И молитва матери не осталась неуслышанной. Приняв христианство, Августин явил собой высочайший образец благочестивой жизни и впоследствии сподобился послужить Богу в епископском сане.

13

Старец пишет своей духовной дочери в миру

 

Все, что ты перенесла, дочь моя, произошло из-за твоей самоуверенности. Разве не наставляли тебя в смирении и самоукорении? На что ты покусилась? Разве не знаешь, что человек, безрассудно опирающийся на трость из камыша, сломает трость и поранит руки? На что ты дерзнула? Разве не знаешь, что без Меня не можете делать ничего? Разве не знаешь, что многие отцы пали, понадеявшись на самих себя?

Смирись, укори себя, плачь, дочь моя, омой свое брачное одеяние. Твой Жених, Который прекраснее всех сынов человеческих, зовет тебя, ищет, приготовил на небесах для тебя обитель, духовно прекрасный брачный чертог! Вот Ангелы служат, не ленись. Восстань, возьми воду и омой свой брачный наряд, потому что ты не знаешь, когда придет смерть, которая не предупреждает о своем приходе, но посещает всех. И мы не ведаем того часа.

Покайся. Посмотри, как блудница омывает пречистые ноги Владыки. Она проливает слезы, которые драгоценнее мира, и они привлекают Божественную милость и прощение. Она слышит: прощаются тебе грехи, иди с миром.

Покаяние, дочь моя. Припади со стенанием к ногам Страшного Владыки, плачь, возопи: «Согрешила, Иисусе мой. Приими меня кающуюся и спаси меня. Не презри моих слез, Радость Ангелов. Не возгнушайся мною, не отвержи меня, Ты, приклонивший Небеса Своим неописуемым умалением».

Такими словами беспокой Христа с убеждением, что обретешь втройне Его любовь. Твое покаяние принесет безмерную радость Ангелам, и в изумлении они воскликнут: «Восстала, восстала, восстала!», то есть ты не упала окончательно, но поднялась и уже не катишься к пропасти, но снова устремляешься вверх.

14

Время настоящей жизни проходит незаметно, бесшумно, и наказание каждого человека с прошествием времени увеличивается незаметно для него самого. Однажды он заметит это, придет в недоумение и скажет: «Где же было собрано столько грехов, и я, несчастный, не ведал о том? Увы мне, окаянному! Что теперь меня ожидает? Как я пройду мытарства?».

Да, чадо мое, так будет со всеми нами. Приготовимся как можно скорее, сейчас, потому что не знаем, в какой день и час придет Господь и постучится в дверь нашей души, чтобы призвать нас к ответу. Итак, будем всегда осмотрительными и готовыми для безвозвратного отшествия на небо.

15

Возлюбленный брат, Бог, посетивший наше смирение, Сам да подаст нам подлинное покаяние, благодаря которому мы искупаем свою вину перед Божественным судилищем. Искреннее покаяние — то, которое являет раскаяние в сотворенных грехах, скорбь и горючие слезы, сокрушающие греховную крепость. И все это вместе с искренней и чистой исповедью.

Посредством простоты и веры мы освобождаемся от скверного рассеяния, растлевающего благие семена Духа. Как мы веруем, так и получаем: что посеешь, то и пожнешь.

Будем просить умиления и скорби, и дарует нам Бог. И истекут потоки животворных слез, дабы сердце принесло плоды Святаго Духа. Аминь.

16

Молись обо мне, брат, чтобы даровал мне Господь покаяние прежде, чем я изыду из этого мира в великий путь. Ведь мы сотворены не для этой земли, а для неба. Там Бог приготовил места для Своих чад, послушно выполняющих все, что Он говорит им. А для тех, кто глух к Божественным повелениям, Господь уготовал место вечного заключения, от которого да сохранит Он нас.

Сейчас Бог через Священное Писание, проповедников и духовников взывает: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. Но, к сожалению, умные и сильные под различными предлогами не слышат того.

Однако всеблагий Бог, желая передать человеку Свое богатство, призывает всех немощных, больных, ничего не значащих. Пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых, чтобы наполнился дом Мой,— говорит Бог через Священное Евангелие.

Когда Бог призывает недостойных, тогда наиболее прославляется Его милосердие и человек становится признательным, ибо кто из прокаженных, удостоенный очищения, не воздаст благодарения своему Благодетелю? Кто, осужденный на вечное заключение, не будет признателен Спасителю?

Но я, брат, к сожалению, не благодарю Бога, потому что лень — это порождение гордости — отняла у меня разум.

 
Архимандрит Ефрем Святогорец
из книги:  «Отеческие советы»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст