Духовная жизнь

Начало Великого поста


Начало Великого поста

Наступил Великий пост. Это время воздержания, когда человек начинает умирать для земного и возрождаться для Небесного. Жизнь в смерти - это формула Бога. Когда человек вступает на эту стезю, он начинает оживать для Царствия Небесного. Великий пост вводит человека в тот круг дел, которыми он должен загореться. Пост начинается с воздержания в пище. Это внешнее воздержание, но за ним всегда внутреннее делание, должно совершаться исправление чувств. Формирование души во время поста происходит благодаря воздержанию чувств от греха, от страстей. У каждого человека свои страсти, через которые он терпит самого себя. И он вступает в борьбу не только со своими страстями, но и с диаволом. Когда человек начинает бороться с грехом, который нашептывает ему диавол, он начинает осознавать, чувствовать эти помыслы и отсекать их, вот тогда-то он и начинает жить с Богом. Поэтому человек должен знать, с кем он, и какой он сейчас. Он должен обратиться внутрь себя. Молитва основана на чувстве присутствия Бога и внимании, именно это дает возможность видеть свои грехи.

Святые отцы говорили, что нужно себя беречь, поскольку страсти легко возвращаются к человеку, не грехи, но страсти, грехи приходят потом. Бывало много случаев, когда человек уже достигал высот духа, но падал и снова впадал в грех. Святые отцы всегда пребывали в страхе потерять Бога, зная, что они погибнут, как только придут страсти. Вопль покаяния всегда у них был: «Господи, помоги, Господи, спаси». А подвиги молитв и постов нужны для того, чтобы человек этими добродетелями открыл дверь Богу. Только Бог может попалить страсти в душе человека. Наркомания, пьянство и другие грехи, которые становятся навыком, - это страсти, с которыми нельзя справиться без Бога. Страсти уходят только тогда, когда человек начинает жить с Богом и другое его перестаёт интересовать. Как только Господь отступает от человека из-за его нелюбви, вступает диавол.

Человек должен стремиться к жизни во Христе. Что можем мы? Мы должны найти свой крест и нести его. Очень важно, чтобы мы несли его с любовью к Богу. Когда человек несёт свой крест, то один отдаёт тридцать процентов, иной - шестьдесят, а кто-то - сто, всего себя. И каждый человек отдаёт себя Богу по-разному. И, отдавая, он идёт путём покаяния, путём любви Богу и к ближнему. Если не идти этим путём, то человек может обрести вместо Бога диавола. В житиях святых говорится о воздержании, да, это важно, но в нашей жизни, если мы не будем исполнены любви к ближнему, - это путь к диаволу, в ад. Отец Паисий Святогорец говорил: «Если человек имеет милосердное сердце, не беспокойся за него, он спасётся». Этот человек не останется без Бога. Если человек имеет милостивое сердце, он всегда будет с Богом.

Господь призывает к любви, ждёт жертвы сердца, милосердия. Сейчас наступил новый этап. Любовь есть закон, в любви - сила, правда, мир, милосердие, все добродетели. Сейчас, когда через Россию прошёл атеистический режим, мы начинаем жизнь с Богом с «нуля», даже с «минуса», и познаём Бога, к сожалению, через свои ошибки: наркоманию, пьянство и т. п. Это горький опыт, но иного нет. Есть и другие люди, которые не имели таких грехов, но у них другая проблема - они превозносятся. Это большой грех, это гибель души: «Я не такая, как эти пьяницы и блудники». Но душа же не с Богом, поэтому первый враг человека - это его гордыня. Она преодолевается только любовью. Пусть человек имеет какие-то страсти, но у отцов сказано, что, если человек на протяжении всей своей жизни боролся со своими страстями, Бог его не оставит. Самое главное - жить по любви, с Богом. У христианина должна быть ненависть ко греху. Человек приходит к Богу, когда появляется память о смерти. Тогда он начинает бороться со страстями и жить с Богом. Святые отцы уходили в уединение, на кладбища, и жили той жизнью, которая за пределами этой материи. Память о смерти должна быть всегда. Когда монах приходит в пустыню, то первое, что он делает, это не дом и не храм - он копает себе могилу, то есть здесь он должен подвизаться и умереть. В акафисте говорится: «Господи, дай мне память смертную». Память о смерти должна быть всегда, этого бояться не надо. И тогда приходит умиление, покаяние, плач, чувство радости и вечной жизни - это присуще только верующему человеку. Святой Иоанн Кронштадтский говорил, что лютеране нас не понимают: зачем ходить в храм, каяться? Православная Церковь говорит о том, что, когда человек жертвует, отрекается, умирает для всего греховного, он начинает оживать, и постепенно его душа приближается к Богу. В Великий пост душа должна приобрести мир, тишину, покой. К этому нужно стремиться. Человек приближается к Богу, диаволу от этого очень плохо, и диавол начинает мешать, вносить в душу человека беспокойные чувства и греховные, суетные помыслы. От этого в душе человека происходит смятение, сумятица. Душа начинает мучиться, помыслы одолевают - человеку становится плохо. Но обязательно нужно, чтобы душа перестрадала, чтобы прошла внутренняя суета, тогда душа придёт в состояние покоя. Нужно пострадать, и тогда душа вкусит тишину и сладость поста. Когда человек в таком состоянии приступает к Страстной седмице, он с тихим, мирным сердцем вступает и в святую Пасху. И душа обязательно возрадуется, если была в состоянии покоя.

Только суета забивает душу человека, от этого страсти начинают бурлить, душа заболевает, теряет мир и не чувствует Бога, безумеет. Только в состоянии мира, покоя можно участвовать в Литургии и в жизни Бога.

 
Автор: Иеромонах Рафаил (Демьянов)
Из книги: «Душа-самарянка»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст