Духовная жизнь
фотоСвятитель Игнатий (Брянчанинов)

Мудрые мысли

Направление учения святых отцов в наше время не терпимо. Не терпят его оттого, что чужды ему, не знают его, не изучили его, нисколько не занялись им.

Надобно стараться отвлекать ум от развлечения в памятовании смерти и суда Божия.

Необходимы гонения для подвизающихся.

Господь посылает и искушения: кому посылаются скорби, тот, значит, есть часть Божия, а кому идет все как по маслу, тот — часть диавола.

Непременно нужно умерщвление сердца для мира скорбями, чтоб оно могло всецело устремиться к исканию Бога. Бог (того), которого отделяет в ближайшее служение Себе и (из которого творит) сосуд духовных дарований, тому посылает скорби. Он едва открылся ап. Павлу, как уже определяет ему в удел страдания, возвещает о них: Аз скажу ему о имени Моем, елико подобает ему пострадати (Деян. 9: 10). Люди, наносящие скорбь, и скорбные обстоятельства — только орудия во всемогущей деснице Божией.

Относительно правила молитвенного — знайте, что оно для вас, а не вы для него; но для Бога. Посему имейте свободу с рассуждением. При немощи убавляйте, при силе прибавляйте, то и другое с умеренностью и осторожностью. Нахожу нужным, чтобы вы читали кафизмы так же, как и каноны, равно и молитву Иисусову, произносили слова помедленнее, напрягая большое внимание, чтобы ни одно слово не было произносимо без внимания.

Переписывание книг святых было рукоделием многих преподобных отцов. Таким образом, оно есть делание, засвидетельствованное как делание угодников Божиих.

Несчастья пробуждают душу и обращают на путь спасения.

Надо благодарить Бога за посланное наказание во время земной жизни: оно подает надежду избавления от казней в вечности, составляющих необходимое последствие греховности.

А всякое попечение о небе, если оно не одушевлено покаянием, — мертво, неистинно. «Беззаконие мое аз возвещу и попекуся о грехе моем».

Если вы чувствуете, что от назначенного числа поклонов не утруждается ваше тело, то прибавьте несколько, дабы тело ощутило некоторую усталость, которая способствует сокрушению духа.

От грехопадений моих бегу не в затвор, не в пустыню, а в самоукорение, в исповедание грехов моих, в раскаяние.

По мнению отцев, те люди, кои требуют от ближних совершенного устранения недостатков, имеют об этом предмете ложное понятие.

Гордость вкрадывается неприметно. Ее посевают способности, пышность, а паче похвалы человеческие. Хотя, по-видимому, мы не принимаем похвал и не соглашаемся внутренно с похваляющими, но тайная печать похвал остается на уме и сердце, и когда случится уничижение, то оно бывает тягостно, и тем тягостнее, чем более мы были напитаны похвалами. Главные признаки гордости суть охлаждение к ближним и оставление исповеди; суть уничижение и презрение ближних.

Что же касается до телесной пищи твоей, то не должно быть попечение о ней от всего сердца твоего: ибо такое попечение может отвлечь от Бога.

Об откровении (старцу) духовнику: Понуждай себя к простоте и откровенности перед старицей; от всех же других вполне скрывай свои брани, потому что такой преступной откровенностью повредишь себе и другим, которым отнюдь не полезно слышать о твоих бранях. Без этого делания (откровения) тебе не достигнуть ничего духовного и благодатного, а пребудешь плоть и кровь. При решительном откровении согрешений делами, словами и помышлениями, можно в один год преуспеть более, нежели при посредстве других подвигов, самых многотрудных в течение десяти лет. Оттого враг и борет так сильно против этого спасительного делания.

Господь любит смирение, а безумной ревности к сверхсильным подвигам, каким бы ни было, не приемлет, потому что в стремлении к сверхсильному подвигу — гордость и самомнение.

В покаянии — вся тайна спасения. Как это просто, как ясно! Но мы как поступаем? Оставляем указанное нам Богом спасительное покаяние и стремимся к упражнению в мнимых добродетелях, потому что они приятны для наших чувств, потом — мало-помалу, неприметным образом, заражаемся мнением.

Не читай никаких инославных сочинений, у них Дух Святый заменен кровью необузданной, пламенной: они могут завлечь в пропасть и завлекают туда многих. Духа Святого нет у них, у них свой дух — мрачный, льстивый дух ереси темной и гордой.

Беги от дурной беседы.

Скорбящий о своем духовном убожестве скорее получит небесное богатство.

Нужны нам большая осторожность, большая осмотрительность, более благоразумия: примеры святости; средства к достижению святости уменьшились, примеры соблазнительные, средства расстроить себя грехом умножились.

Не утомляй себя напрасно исканием наставников: наше время, богатое лжеучителями, крайне скудно в наставлениях духовных. Их заменяют для подвижника писания отеческие. Постарайся найти хорошего, добросовестного духовника. Если найдешь его — и тем будь доволен, ныне добросовестные духовники — великая редкость.

О не покоряющихся и не внимающих слову спасения не надо очень печалиться, но, сказав им подобающее, предавать их воле Божией, которая может их обратить на правый путь чрез другие орудия и средства, которых в деснице Его бесчисленное множество.

Надо понимать время и с особенной бдительностью заботиться о своем спасении, удаляясь, по возможности, от общения с людьми, чтобы избежать, как заразы, грехов ближнего, так и осуждения грехов в ближнем.

Думаю, человек не может ничем истинно утешиться, как только воспоминанием о Боге.

Искушение в уме и сердце страшнее всех внешних искушений. Никто так не опасен для нас, как мы сами.

Святая истина извещается сердцу тишиной, спокойствием, ясностью, миром, расположением сердца к покаянию, к углублению в себя, к безнадежию на себя, к утешительной надежде на Бога.

Ложь, хотя бы и облеклась в личину добра, познается по производимому ею смущению, неопределенности, переменчивости, развлечению, мечтательности; или же она только обольщает сердце, льстиво приносит ему довольство, упивательство собой, какие-то неясные мутные наслаждения.

Отчаяние — злейший грех между всеми грехами.

Есть грехи, совершаемые мыслью, ощущениями сердечности, движениями тела. Все они малы, все — вражда на Бога! Но когда мысль и сердце наслаждаются грехом, любят, как бы осуществлять его мечтанием изощренным, украшенным и продолжительным — такой тайный душевный грех близок к греху, совершаемому самым делом. Человек должен избегать со всей тщательностью всех вообще грехов.

Не ищи совершенства христианского в добродетелях человеческих: тут нет его; оно таинственно хранится в Кресте Христовом. Какие бы добродетели ни были совершаемы святыми, они считали их неполными и недостаточными, если их не увенчал Крест Христов.

Кто из учения Христова отвергает, хотя один догмат, тот отрицается Христа.

Ад!.. Вот место, приличное грешникам. Будем удостаивать себя ада, чтобы Бог удостоил нас Неба.

Ни в коем случае не читайте сочинения западных писателей, написанных из состояния самообольщения.

Старайтесь читать книги святых отцов, соответствующие вашему образу жизни, чтобы вам можно было не только любоваться и наслаждаться чтением отеческих писаний, но чтобы можно было прилагать их к самому делу... Изучение добродетелей, не соответствующих образу жизни, производит мечтательность, приводит человека в ложное состояние. И жизнь истощается напрасно, и пропадают добродетели.

Скука случается со мною от двух причин: после того, когда я впаду в какое-либо дело, слово, помышление греховное и когда долго не займусь покаянием, хотя бы в то время и был я занят занятиями полезными. Тогда душа чувствует недостаток, лишение; от ощущения недостатка — грусть. Эта грусть врачуется покаянием и молитвой.

Новый Завет надо читать со смирением: не позволяя себе собственных толкований, а руководствуясь толкованием Церкви.

При руководстве Писанием полезен и совет ближних, именно тех, которые сами руководствуются писаниями отцов.

Хранитесь от пристрастия к наставнику. Многие не остереглись и впали вместе с наставником в сеть диаволу. Совет и послушание чисты и угодны Богу только до тех пор, пока они не осквернены пристрастиями. Пристрастие делает любого человека кумиром: от приносимых этому кумиру жертв с гневом отвращается Бог. И теряется напрасно жизнь, погибают добрые дела.

Любовь к врагам должна состоять в прощении нанесенных ими обид, в молитве за них, в благословении их, т. е. в благих словах о них и в благодарении Бога за наносимые ими напасти, в благотворении им соответственно силам и духовному преуспеянию, в благотворении, которое может простираться до телесной смерти для спасения врага. Пример такой любви к врагам явил Спаситель. Но то же самое Евангелие повелевает быть осторожным с врагами своими, не вверяться им. Итак, самим Евангелием предписана осторожность в отношении ко врагам и, по возможности, мудрое с ними обхождение... Вы видите — Евангелие предписывает нам любовь ко врагам не слепую, не безрассудную, но освященную духовным рассуждением... Святые угодники Божии имели любовь ко всем, но любили особенно тех, которые проводили жизнь благочестивую.

Избранники Божии не стыдятся, что мир называет их безумными. Не только терпят великодушно гонения от мира, но сами себя подвергают различным лишениям и тем сохраняют в себе «мертвость Иисусову и живот Его».

Тогда только приемлет Бог добродетели наши, когда они — свидетели веры; сами же по себе — недостойны Бога. По этой причине Бог, взирая на сердца наши, благоволит об одних сердцах смиренных, исполненных сознания своей греховности; исполненных покаяния, исповедающих ничтожество своего естественного добра, повреждение его падением; приносящих Ему желание добра духовного. Может человек совершать душевные добродетели собственными силами, а добродетели духовные в человеке — дар в нем милосердного Бога, подающего этот дар нищим духом.

Все добродетели, в том числе и самые высшие, должны быть растворены покаянием.

Требование от себя неизменяемости и непогрешимости — требование несбыточное в этом преходящем веке!

Самые совершенные нуждаются в покаянии.

Когда будете читать Святое Евангелие о слепых, хромых, прокаженных, беснующихся, мертвых, то думайте, что вы подобны им, и молите Спасителя о спасении вас.

Кто желает правильно служить Богу, тот не должен просить у Бога именно чего-либо, как-то — слез или чего другого, сообразно мечте своей, а должен просить у Бога, чтоб Бог дал ему то, что полезно для души его; человек не знает, что именно полезно для его души. Кто в прошении своем отрекается от своей воли для воли Божией, тот может получить истинное смирение. Надо удерживаться от разгорячения и стараться иметь при молитве страх Божий: это вернее.

Уединение всегда было полезно — и когда по духу времени в обществе было много благочестивых людей, а ныне, при общем распространении разврата, уединение и удаление от знакомств есть необходимое условие к спасению.

Не смей говорить о твоих грехах никому, кроме духовника.

В пути надо сообразовываться с силами слабейшего из братии.

Очень хорошо, когда человек постоянно видит и исповедует себя грешным. От такого самовоззрения дух человека пребывает постоянно в смирении и боголюбезной печали. Но надобно, чтобы такое самовоззрение было растворено благоразумием и не переходило должной меры.

Украшение переплета книги — страсть.

Воспоминание о смерти, о суде Божием, о вечных муках — хорошо; но когда при этом приходит безнадежие, уныние, отчаяние, то надо знать, что тут есть и примесь бесовская, которая прогоняется верой и размышлением о милосердии Божием, хотящем всем спастися.

Святые отцы советуют желающему преуспеть в молитве заниматься попеременно и молением, и молитвой Иисусовой, и чтением правил. Такое разнообразие облегчает молитвенный подвиг и способствует преуспеянию. Новоначальным должно заниматься молитвой понемногу, но часто, чтоб сохранить вкус к молитве и не произвести в душе утомления, от которого происходит оставление молитвы. Поклоны должно полагать очень неспешно, с чувством покаяния.

Без ожидающегося из пути брата не садись за трапезу.

Никак не позволяйте читать себе поверхностно и бегло Евангелие и прочие священные книги; читайте их неспешно и со вниманием. При чтении соблюдайте умеренность. Умеренность поддерживает постоянную охоту к чтению, а пресыщение чтением производит отвращение от него.

Все мы должны быть уверены, что не заслуживаем тех Божиих благодеяний, какие имеем, что мы заслуживаем несравненно больше неприятностей, нежели те, какие встречаются нам. При таком воззрении на себя христианин пребывает мирным по причине покорности своей Богу и благодарит Бога за все случающееся с ним.

Не сочувствие к нашей праведности и к нашим достоинствам привлекает к нам Господа, но Его милосердие к нашей греховности и немощи, нами сознаваемой и оплакиваемой.

Послушание есть спасительный подвиг. Сила и жизнь всех страстей человека сосредоточены в его испорченной воле; послушание, связывая и убивая волю, связывает и убивает совокупно все страсти. Другие ищут всесильно и всеусердно этого подвига.

Перед наступлением великих скорбей надобно молиться с особенной тщательностью и умолять Бога о помиловании.

Кумирами называют земные предметы и образы их, приковывающие к себе мысль и сердце.

То, что мы обращаем так мало внимания на вечность, забываем ее — есть верный признак нашего падения, падения не только в теле, но еще более в уме, в сердце.

Не то важно, чтоб приобщаться часто, но чтоб приготовиться существенно к причащению и потому пожать обильную пользу.

Невозможно разом исправиться. Надо терпеть себя — свои недостатки, и мало-помалу, с постоянством, исправлять их, не унывая от падения, свойственного всякому человеку.

Множество развлечений рождает множество грехов по причине множества встречающихся случаев ко греху; от таких встреч огражден уединенный.

Чем мы спасаемся? Подвигов у нас нет. Будем смиряться и осуждать себя, чтобы в день Страшного Суда Господь не осудил нас.

Против уныния (скуки) очень полезно вспоминать покойников, кто как умер, и что умрем непременно.

Святитель Афанасий Великий говорит, что одним из признаков приблизившегося пришествия антихриста будет переход церковного управления из рук архипастырей в руки мирских сановников. Признак очень верный! Справедливо заметил некто, что чиновничеством уничтожена связь между пастырями и паствой; и миролюбие (любовь к мирскому), ненасытное стремление к суетным почестям, к накоплению капитала уничтожило в пастырях христиан.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)
 
из книги: «Мудрые мысли святых отцов»
протоиерей Валентин Мордасов
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст