Духовная жизнь

Архимандрит Амвросий (Юрасов). О смирении.


Архимандрит Амвросий (Юрасов)Архимандрит Амвросий (Юрасов)

Просить у Господа поношений могут только те, кто уже чего-то достиг, встали на какую-то духовную ступень. И для большего подвига они просят Господа, чтобы Он послал им смирителей. Когда человек в молитве.

Просить у Господа поношений могут только те, кто уже чего-то достиг, встали на какую-то духовную ступень. И для большего подвига они просят Господа, чтобы Он послал им смирителей. Когда человек в молитве просит: «Господи, дай мне смирения, терпения, послушания», — значит, он просит у Господа возможности смириться с чем-то или с кем-то, чтобы кто-то оскорбил, обидел, втянул в какую-то неприятность. Пришла неприятность? Мы должны взять себя в руки и сохранять спокойствие.

Почему так важно для православного христианина обрести смирение? Так ли это необходимо в деле спасения человека?

«Жизнь духовная должна быть проста, чистосердечна, кротка, благопокорлива, а паче смиренна. Смирение есть без труда спасение. Смирение сердечное есть первое и главнейшее основание «дома душевного монашеской жизни», — говорит преподобный Феофан Новоезерский. И приводит слова Евангелия: «Научитеся от Мене, яко кроток и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим.»

Смирение — основа нашего спасения. У Давида-псалмопевца написано: «Смирихся, и спасе мя Господь.» Все подвиги, которые человек совершает в земной жизни: пост, молитва, бдение, телесные труды, милостыня, — не цель, а средство к достижению цели. А цель эта — смирение. Когда человек смирился, тогда все в его жизни становится на свои места.

Когда человек себя настроит так, что он ноль пред Бoгом, ничто, тогда Господь начинает творить в его душе рай — Царство Небесное.

У нас много желаний. Например, у девушки есть желание выйти замуж, родить ребенка. Другой хочет иметь много денег. Третий — приобрести видео. Желаний много, мы должны их ограничивать, и даже отсекать, если они мешают нашему спасению.

Допустим, кто-то скажет: «Мне хочется жениться.» А I нужды особой к этому нет — человек не готов нести ответственность ни за прочность брачного союза, ни за детей, которые могут родиться, ни за их воспитание. Говорим ему: «Это желание у тебя пройдет. Надо отсечь его.» Вот туг и начинается подвиг, проверяется смирение. Или кому-то захотелось иметь машину «Мерседес». Ну и что, что «захотелось»! Надо это желание отсечь, потому что он и водить машину еще как следует не научился, может кого-то убить, да и средств на покупку только треть. Значит, занимать придется, в долги залезать. А если разобьет машину, еще не выплатив долги? Совсем плохо... Короче — не полезно ему машину покупать, нет воли Божией. Другому «захотелось быть в Думе», а возможности туда пройти нет. Такое желание мы отсекаем. И так в каждом деле надо управлять своими желаниями, начинать с малого: хочется досыта наесться, надо это желание отсечь — поесть немножко. Есть надо столько, чтобы если пригласят после обеда куда-то в гости, можно было бы еще столько съесть.

Люди, когда готовят себя для вечной, блаженной жизни, уже в этом мире живут свято, стараясь все терпеть. Жил такой смиренный монах. Шел он однажды по дороге, а бесноватая женщина, блудница подошла к нему и ударила его по щеке. Он смирился и подставил другую. Она его и по другой щеке ударила. Он снова подставил. И бес в этой блудной девице зарычал от злости, вышел из нее, и она выздоровела. Потому что смирения диавол терпеть не может.

Вспоминается еще один интересный случай. Епископ Спиридон Тримифунтский однажды вошел к царю во дворец. Одежда на нем была такая простенькая, что царский слуга подумал, что это вошел попрошайка, какой-то нищий и ударил его по щеке. Святитель ни слова не сказал, с умилением посмотрел на слугу и подставил ему другую щеку. Видя его смирение, слуга упал в ноги святому: «Отче, прости меня, я думал, что ты человек с улицы, посторонний. А ты совсем не простой человек». Слуга увидел его святым.

Многие могут соблазниться и возмутиться: «Так что же мы должны всем подставлять щеки?» И вот один такой человек прочитал Евангелие, нашел слова Христа «...ударили по левой, подставь правую щеку...» Побежал в мужской монастырь. Встретил одного монаха, говорит: «Читай, что написано». — «Христос говорит, что если тебя ударили по одной щеке, надо подставить другую, не мстить». — «Вот тебе, на!» — и он ударил этого монаха по одной щеке, по другой. Так он к одному, к другому, к третьему подбегал. Все терпели, сдачу не давали. Искушал братьев в монастыре, ходил всех бил. Увидел одного послушника, тот новенький, еще не знал смиренной монашеской жизни. Подошел и к нему, дал и ему Евангелие прочитать. Потом ударил его, да идти собрался. А послушник его останавливает: «Подожди. А вот в этом месте написано: «Обратихомся и попрахом», «Какой мерой меряешь, такой и тебе отмерится». Развернулся и как дал ему. Тот, бедный, пробкой вылетел из монастыря...

Смирение — великое дело. Все раздоры — семейные, государственные, национальные — бывают на почве нашей гордыни. Мы о себе высокого мнения, тщеславные, самолюбивые. Хотим, чтобы все о нас знали, говорили о нас хорошее. Так наша гордыня еще больше растет. В человека входит демон гордыни, живет в нем, питается этой страстью.

A тот человек, который думает о себе, что он последний, перед всеми смиряется, наполнен благодатью Боясией. Вспоминается пример из жизни преподобного Феодосия, игумена Киево-Печерского. Пришел он к великому князю Изяславу в гости. Тот принял его с любовью, долго с ним беседовал. Хозяин его задержал допоздна, а идти преподобному пешком было очень далеко.

Уже ночь настала. И попросил князь слугу отвезти преподобного на княжеской карете. Слуга подумал, что гость простой, какой-нибудь сборщик податей. И говорит ему: «Давай-ка, садись правь, а я посплю». Старец сел вместо кучера и правил. А когда утром слуга проснулся, то увидел удивительное: вельможи ехали ко князю Изяславу, и, встретив преподобного Феодосия, все кланялись ему.

Слуга все удивлялся, но не понимал, в чем дело. Когда же они въехали в монастырский двор, вся братия вышла встречать своего игумена, поклонились ему низко и брали у него благословение. Конечно, старец не был о себе высокого мнения. Он смиренно правил упряжью, вез спящего слугу. А смирение все побеждает — и козни вражьи, и замыслы лукавого, и неприязнь ближних.

Почему Господь от нас ждет смирения? Потому, что Он создал наше тело из праха земли и вдохнул в лице дыхание жизни, душу разумную, безсмертную. И какие нам Господь дал таланты — все они не наши, а Господни. Наши же у нас только грехи. А грехами гордиться, похваляться есть высшее безумие.

 
Архимандрит Амвросий (Юрасов)
из книги:  «О вере и спасении»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст