Духовная жизнь

«АМОРАЛЬНАЯ» МОРАЛЬ.


Сергей Шевченко
Сергей Шевченко

Человек, пришедший в храм, начинает замечать, что провозглашаемые с амвона ценности христианской морали иногда совпадают (взаимная любовь детей и родителей, любовь к Родине и т. п.), иногда диаметрально противоположны (власть денег, культ силы, жажда наживы и т. п.) ценностям мира сего, которые не декларируются столь открыто, а завуалированы под «общечеловеческие», сохраняя звериную сущность.

Пока человек является только слушателем церковных проповедей, трудностей почти нет. Но стоит ему принять идеалы христианства внутрь себя, как сразу же там начинается борьба. Борьба с самим собой. Борьба самая трудная. Едва новообращённый переходит к действиям, самым, казалось бы, незначительным, например, начинает говорить о необходимости спасения, как сразу же возникают проблемы с окружающими. Мир не терпит христиан, которые дерзают плыть против течения его полноводных рек. И чем более воцерковляется человек, тем сильнее он ощущает на себе давление общества, которое живёт по иным законам, и всеми возможными способами отторгает от себя людей пришедших к вере, как нечто инородное.

Из всего спектра трудностей хотелось бы выделить одну: проблему взаимоотношений человека-христианина и коллектива, в котором приходится общаться, учиться, работать. Сделаем два уточнения: первое, коллектив - не христианский, второе, человек-христианин - ребёнок.

Отдавая детей в различные дошкольные учебные заведения, школы, ПТУ и т. д., часто ли родители задумываются над тем, какие знания будут преподаваться их чадам, какие сверстники будут их окружать? Причём, не только окружать, а ежедневно воздействовать, учить «законам улицы». Будут подстраивать «под большинство», а если будет противиться, то - подминать, уничтожать.

Ребёнок, в отличие от взрослого, не имеет «богатого» жизненного опыта, ибо только начинает его приобретать, как личность ещё не сформировался. А родители бросают свою кровиночку в чужеродную среду, иногда без всяческой поддержки. «А что делать? - Вопрошают одни. - У нас нет выбора». «Ничего, - успокаивают другие, - мы прошли через это, и ничего не случилось». С вами не случилось, но кто дал гарантию, что не случится с вашим дитятком?

Ни для кого не секрет, что морально-нравственная обстановка в современных школах не та, что была, скажем, лет десять-пятнадцать назад. Сейчас, если девица, ростом выше учительницы, разговаривает с ней, как с подругой, это уже норма. Криминализацию подрастающего поколения можно видеть не только на бритых головах подростков, она звучит не только в «зоновском» жаргоне, на котором общается нынешняя молодёжь. В межклановых «малолетних» войнах-разборках калечатся не только и не столько тела, сколько юные неокрепшие души.

Именно в таких коллективах предстоит «выживать» мальчикам и девочкам, воспитывающимся в духе «не убий». Кто поможет им осознать положение, в котором они оказались? Кто подскажет им правильный выход из тех ежедневных затруднительных ситуаций, попадая в которые, дети становятся перед вопросом «Что делать»?

Хватит ли выдержки у мальчишки, только начинающего постигать азы смирения, когда весь класс дразнит его «лохом»? Как не залиться слезами девчонке, впитывающей добродетель целомудрия, видя брезгливое к себе отношение сверстниц и сверстников за то, что она одевается не модно?

Если у взрослых и есть проблемы в общении с коллегами по работе, то они носят характер, внутренней неприязни. У детей же всё нагляднее, более жестоко. Унизить, так унизить! Причём, ни единожды, а постоянно, при каждом удобном случае. Взрослых не поджидают после работы сослуживцы, чтобы дать «в морду» только за то, что те «тихони».

И ребёнок-христианин вынужден находить какой-то выход. Но КАКОЙ? В большей части сами взрослые не могут подсказать, как правильно поступить в том или ином случае, потому что не знают «как». А ребёнку нужно что-то делать, так как ему завтра идти в школу под перекрёстный град насмешек и нецензурщины в свой адрес.

И всё же, ЧТО делают наши дети? Одни, открыто заявляют о неучастии в делах им чуждых, за что и подвергаются постоянным унижениям. Другие, убрав с всеобщего обозрения свои христианские приоритеты, «не мечут бисера перед свиньями», пытаются найти какие-то компромиссы, общие точки соприкосновения с одноклассниками. Иными словами, живя в волчьей стае, не блеять по овечьи и не выть по-волчьи, а так себе «слегка подвывать» по щенячьи. Третьи, понимая обречённость попытки что-либо изменить, и не желая конфликтовать с ровесниками, живут обычной жизнью, «как все», по законам общества.

Причин, столь разнообразного поведения детей из христианских семей в учебных коллективах, много. Это и настрой самого окружения, и эмоциональное состояние конкретного ребёнка, и наличие или отсутствие товарища со сходным мировоззрением. Но, пожалуй, одна из главных – личный пример родителей.

Народная мудрость давно подметила: «Яка хата - такий тин, який батько, - такий син» /укр./ или «Яблочко от яблоньки не далеко падает». Со временем наука подтвердила эти наблюдения, выдвинув генную теорию передачи наследственности. Как бы там ни было, дети, в большинстве своём, подражают родителям, наследуя как положительное, так и отрицательное в поведении, характере.

Если папа с мамой в храме, изображая радость, раскланиваются направо и налево, а дома обсуждают тех, кого полчаса тому назад поздравляли «с воскресным днём», то и ребёнок, вероятно, со своими сверстниками будет поступать аналогично.

А кто хочет, чтобы его чадо в классе было «белой вороной»? Чтобы жило не «как все», а по-христиански? Теоретически - все. А практически? Кто из нас учит своих детей ни на шаг не отступать от норм христианской морали, терпеть всё, как бы трудно не было? И не только терпеть, но и отстаивать свои убеждения?

- «Чего доброго ещё баптистом обзовут!»

Православный монах или священник, идущий по улице в подряснике, даже не сказавший ни единого слова, уже проповедует об ином образе жизни, об ином мировоззрении.

Если у девочки платочек для храма, лосины для школы, то что-то здесь не так. Ведь эти лосины ей кто-то купил или «благословил» одевать. «Так все же дети носят?!»

Мир навязывает СВОЁ понимание ценностей. «О, ты выглядишь сексуально!!!», - сегодня звучит как комплимент. Это вчера говорили: «Развратная женщина». А часто ли сейчас употребляется само понятие РАЗВРАТ вне церковной ограды? Мир убрал его из нашего лексикона, как нечто «неприятное», как «преданья старины глубокой». Давно ли могли «выгнать с работы за аморалку»? Что есть сегодня-«аморалка»? Есть ли она вообще? Наверное, есть. Быть не таким «как все» - аморально.

Если у вашего ребёнка в школе, ПТУ, институте всё хорошо, - не спешите радоваться. А хорошо ли, когда мир признал его «своим»? Хорошо ли, когда он такой же «как все»? Может именно тогда, когда «покой и безопасность» в отношениях с одноклассниками, воцерковлённым родителям следует бить тревогу? Хотим ли мы этого?

Что же всё-таки могут сделать родители-христиане, дабы помочь детям жить в окружающем их мире? Пожалуй, только лишь предупредить о предстоящих трудностях, подготовить к ним, и поддержать в минуты отчаяния, разделить переживания. Барахтаться же в мутных водах холодного житейского моря, научиться плавать ребёнок должен сам. Сам, маленький и беззащитный, однажды должен вступить в единоборство с безжалостным и коварным миром, чтобы, пройдя своё земное поприще, вернуться в Небесное Отечество победителем. Но победителем можно стать только со Христом.

 
Автор: Сергей Шевченко,
преподователь школы, Украина, г. Сумы
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст