Духовная жизнь

Таинство покаяния


Господь Иисус Христос сказал, обращаясь к ученикам Своим: Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то пудет разрешено на небе (Мф. 18, 18). И еще Спаситель, дунув, сказал апостолам: Примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся: на ком оставите, на том останутся (Ин. 20, 22-23). Апостолы же, исполняя волю Господа, передали эту власть своим преемникам — пастырям Церкви Христовой, и по сей день каждый верующий православно и исповедающий чистосердечно пред православным священником свои грехи может получить чрез его молитву разрешение, прощение, полное отпущение их.

В этом и состоит суть Таинства Покаяния. Для того чтобы это таинство совершилось, необходимо со стороны кающегося искреннее покаяние, раскаяние в своих грехах, желание оставить грех, не повторять его; вера в то, что Таинство Исповеди имеет силу очистить и смыть по молитве священника чистосердечно исповеданные грехи; необходимо также условие, чтобы исповедь принимал православный иерей — служитель истинной Христовой Церкви, которая одна только хранит полноту благодати, дарованной нам Богом.

Хотя в Таинстве Крещения христианин и получает прощение всех грехов своих, но в последующей жизни при непрерывной борьбе с грехом не обходится без временных поражений, падений, отступлений — под влиянием внешних соблазнов и собственных страстей. Потому-то и нуждается каждый верующий в частом, по возможности, исповедании своих грехов.

Но что особенно должно подталкивать нас на исповедь, какого рода мысли и рассуждения призывают верующего скорее спешить прибегнуть к этому святому таинству?

Прежде всего та духовная мука, боль, страдание, которые вызывает в душе всякий грех и всякое прегрешение. Как больной зуб иногда своей заунывной болью лишает человека возможности мирно совершать свои дела, но всего его истомляет и мучает, лишает сна и покоя, так и греховная заноза в душе всю жизнь человека омрачает, лишает его духовной радости, мира, благорасположения. Часто умом соделанный грех не вспоминается, даже едва ли сознается за грех, а душа чутко помнит, ощущает в себе яд его, томится, страдает, болезнует, и весь человек исполняется какой-то тоской, тревогой, унынием. Накопившиеся грехи и прегрешения, не снятые с совести (не только крупные грехи, но и многие мелкие), тяготят ее так, что человек начинает чувствовать какой-то необычный страх, ему все начинает казаться, что с ним вот-вот должно произойти что-то дурное, то вдруг он впадает в какие-то нервные срывы, раздражения, ощущает частое беспокойство, не имеет внутренней твердости, как бы не способен владеть собой и т.п. Часто причину всего происходящего сам он и не понимает — а она в том, что на совести человека неисповеданные грехи. По милости Божией эти скорбные ощущения и напоминают нам о них, чтобы мы, озадаченные таким бедственным состоянием души своей, пришли к сознанию необходимости исторгнуть из нее весь яд, т. е. обратились к Таинству Исповеди и этим бы и избавились от всех тех мук, которые ожидают всякого грешника, не очистившегося здесь, в этой жизни, после Страшного суда Божия. То, что грех уже теперь, до Страшного суда, так мучает, жжет, томит человека, говорит само за себя; это значит, что свойством греха есть: мучить, терзать, грызть, жечь, изводить, истаивать душу — и там, где окажутся грешники со своими грехами после кончины мира, это свойство греха расширится и усугубится бесконечно; так что это томление сейчас здесь, на земле,— только мягкое предупреждение, вразумление, напоминание душе о печных муках грешников.

Важно и полезно помнить и такую вещь: когда душа христианина отойдет от тела, то первые два дня она находится вблизи тех мест, где жил человек, но на третий день, уже сопровождаемая ангелом-хранителем, отводится от земли на небо, на поклонение Самому Господу и для частного суда над ней, для того чтоб было определено место душе до всеобщего воскресения и Страшного суда — уже окончательного над всем миром. Вот тогда-то, в третий день по разлучении от тела, для души очень страшный, решающий момент: во время восхождения души на небо приступают к ней злые духи — бесы, со своими князьями во главе, областью которых является воздушное пространство, и начинают предъявлять ангелу, сопровождающему душу христианина, свои права на владение этой душой. Они начинают выкрикивать разного рода обвинения — вспоминать все грехи, соделанные человеком, вспоминают при этом многие такие точные подробности, которые едва были замечаемы соделавшим их во время земной жизни, разные нарушения, даже просто соблазнительные слова, сказанные умершим когда-то мимолетно. И все это, оказывается, тщательно было записано у злых наших врагов и прибережено на последний день, чтобы всей этой массой срамных поступков смутить душу, отнять у нее всякую надежду на спасение. Все, все соделанное становится тогда уже немаловажным, всякая мелочь тогда встает поперек дороги бедной души, желающей скорее вырваться, проскочить мимо этих гнусных обвинителей. Делают же это бесы по своей завистливости, так как сами не могут и не желают покаяться и страшно негодуют, когда видят, как человеки через покаяние восходят на небо и избегают ада, уготованного злым духам и их служителям,вот они и рады всеми правдами и неправдами задержать душу. Даже так они наглы, что не только все вспоминают до малейших деталей, но и явно лгут, клевещут, хотя и знают, что эта клевета Праведным Судией не примется во внимание, но желают хотя бы просто смутить душу отчаянием и потому говорят то, чего не было. Но дело в том, что при всем этом те грехи, которые были исповеданы человеком при жизни в Таинстве Исповеди и разрешены священником, бесы даже не могут вспомнить, в их черных списках записи этих грехов в момент их исповедания исчезают совершенно: никто и никогда не вспомнит душе соделанный в этой жизни грех, но очищенный покаянием в Таинстве Исповеди. Такова сила этого таинства!

Очень полезно перед исповедью прочитать подробное житие преп. Феодоры Цареградской (память 30 декабря по ст,ст.), которая приняла монашество и проходила свой подвиг под руководством преподобного Василия Нового (память 26 марта). Скончалась в 940 году. Ученик же св. Василия, Григорий, по смерти Феодоры с мольбой просил старца открыть ему загробную участь старицы. И вот по молитвам святого отца открылось его ученику чудесное видение, он беседовал с преподобной Феодорой, и она поведала Григорию о том, что происходило с ней в момент смерти и после, когда душа ее проходила страшные испытания. Она подробно описала, как придирались злые духи к ней, как разбирали все стороны жизни ее на земле, как даже разделяются эти враги наши па специальные отделения, каждое из которых специализируется по какому-нибудь определенному роду греха, как их называют— мытарства, и так на каждом мытарстве душу встречают бесы, которые в жизни сей искушают людей каким-нибудь грехом; например, на мытарстве блуда — те духи, которые соблазняли людей в грех блуда, на мытарстве осуждения и клеветы— те, которые соблазняли человека этим грехом; и эти бесы по роду греха имеют и вид свой — т.е. чем отвратительнее грех, тем духи гнуснее и наглее; и там они истязуют душу, к какому она мытарству ближе и сроднее по делам своим, так на нее и нападают с большим остервенением злодеи, и если не найдется душе чем покрыть эти обвинения, то она низвергается прямо в ад и там бывает затворена до общего воскресения.

Об этих страшных истязаниях можно найти очень много упоминаний у святых отцов, да и в Священном Писании. Например, в Псалтири часто святой пророк Давид говорит от лица души, проходящей этот путь «посреде сени смертныя», молящейся ко Господу о избавлении от врагов своих: Не предаждъ мене в душы стужающих ми, яко восташа на мя свидетеле неправеднии и солга неправда себе (Пс. 26, 12). И многие другие подобные места в Святом Писании и у отцов Церкви напоминают о том, как же страшно и трепетно будет нам в момент прохождения этих мытарств. Потому как полезно заранее, пока нам даны еще сроки, чтобы приготовиться к смертному часу, внимательно рассмотреть самим все свои грехи, может, даже лучше именно руководствуясь теми пунктами, по которым — как указала мать Феодора — и злые духи мытарят души (для этого читай изложенный рассказ о мытарствах). Помня все это и несомненно веря этому учению о прохождении душой мытарств так, как это принято всей святой нашей Церковью, отнимем у злых демонов заблаговременно все, что может послужить в их лапах орудием наших терзаний и мучений!

Практически Таинство Исповеди совершается так: вначале священник молится с желающими исповедоваться, затем уже по одному они подходят к аналою, на котором лежат Евангелие и крест, делают поклон к алтарю или ко кресту и Евангелию, и остаются стоять перед аналоем, склонив голову, или же становятся на колени (но это не обязательно), после чего священник читает краткое увещевание, обращение к кающемуся, в котором кратко, но глубоко содержательно напоминается о смысле исповеди, об ответственности исповедающегося, о том, что он стоит перед Самим Господом и священник лишь свидетель таинственной беседы его с Богом. Вот это обращение в переводе на русский язык: «Дитя мое, Христос невидимо стоит перед тобой, принимая исповедь твою. Не стыдись, не бойся и не скрывай что-либо от меня, но скажи все, чем согрешил, не смущаясь, и примешь оставление грехов от Господа нашего Иисуса Христа. Вот и икона Его перед нами: я же только свидетель, и все, что скажешь мне, засвидетельствую пред Ним. Если же скроешь что-нибудь от меня, грех твой усугубится. Пойми же, что раз уж ты пришел в лечебницу, так не уйди из нее неисцеленным». После этого исповедающийся должен прочесть Символ веры и этим засвидетельствовать свое православное исповедание. Но теперь чаще Символ веры читается всеми готовящимися к исповеди вместе перед тем, как начнут уже по отдельности подходить к священнику.

Иногда, если сам человек не может начать исповедовать свои грехи, священник задает вопросы. Причем первые вопросы, как они расположены в Требнике,— вопросы о вере, о православном исповедании, о верности Святой Православной Церкви. Без веры в святость догматов и преданий Церкви или при каких-либо сомнениях в них, а также при принятии желающим исповедаться каких-либо еретических учений, отступлений вся дальнейшая исповедь теряет смысл. Потому первые вопросы примерно такого содержания:

«Скажи мне, чадо, веруешь ли ты всему тому, что Церковь Православная предала и научила, и не сомневаешься ли в каком-либо ее предании (учении)?» «Не был ли ты еретик или отступник, не держался ли с ними, посещая их сборища, слушая их поучения или читая их книги?»

Итак, прежде всего надо, чтобы кающийся твердо и решительно исповедал в сердце своем православную веру и покаялся во всех своих сомнениях, колебаниях, уклонениях от чистоты ее. Особенно важно решительно и чистосердечно покаяться во всех тех неправославных учениях и верованиях, к которым имел причастность или доверие до обращения к покаянию. Только после этого возможна дальнейшая исповедь.

Далее приведем описание наиболее распространенных духовных болезней, грехов, злых навыков, страстей с некоторыми разъяснениями их, чтобы тот, кто будет готовиться к исповеди, мог, читая это наставление, поглубже рассмотреть себя, поточнее найти выражения, названия своих болезней. Полезно при этом составить приблизительный план для себя — какие грехи исповедовать, чтобы не забыть потом на исповеди, но надо будет не просто прочитать с листка бумаги свои язвы, а с чувством вины и раскаяния в них открыть их пред Богом, вынимать их из своей души как каких-нибудь гадких змей и с чувством отвращения избавляться от них. (Сравни этот твой список грехов с теми списками, которые будут держать злые духи на мытарствах, и заметь: чем тщательнее ты сам обличишь себя, тем меньше страниц обнаружится в тех демонских писаниях.) При этом, конечно, каждое извлечение такой мерзости и выношение ее на свет будет сопровождаться и некоторым чувством стыда, и некоторой робостью, будет происходить и разное борение в душе. Но не так же ли чувствует себя человек, приходящий к врачу с какой-нибудь отвратительной болезнью,— и стыд, и робость, и страх боли, но желание здоровья побеждает все. Тем более же желание духовных благ должно придавать большее мужество. И здесь — чем больше борьба, чем больше стыд, робость, страх мешают исповедоваться, тем более важно и необходимо во что бы то ни стало преодолеть их, ведь эти сами чувства уже являются духовными изъянами и доказывают только то, что страсти и грехи крепко цепляются и сопротивляются, не желая быть объявленными, так как быть объявленными — уже почти полное поражение для них, а для души — начало исцеления. Но тем большее и облегчение душе и радость после того, как такой постыдный какой-нибудь грех обличен, вынут из своего гнезда. Так что без труда и боли не может проходить духовная борьба с грехом. Мы так привыкаем к греховным навыкам и мыслям, что расставаться с ними то же, что отсечь у живого тела руку или извлечь глаз из глазницы. Но важно извлечь все целиком, сполна высосать яд из раны, желая только одного — очистить душу, не боясь боли и смрада,— все повергнуть пред Господом, все безобразие души своей пред Милосердным Врачом душ и телес. И знай твердо: и Сам Господь, и служитель Его (исповедающий тебя иерей) только порадуются этому, как бы ни был отвратителен твой внутренний греховный мир, когда ты от него решительно отрекаешься — на душе священника только радость о покаявшемся. Не позволяй себе думать о том, что священник может потерять к тебе расположение или начнет презирать тебя — нет! Так не бывает — любой священник после искренней исповеди еще более располагается к исповедающемуся, гораздо ближе и заботливее начинает относится к нему. Знай это!

 

Советы готовящемуся к исповеди

 
архимандрит Лазарь, настоятель монастыря Вифания в Грузии
выдержка из книги «Таинство исповеди»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст