Чудеса и помощь

Экзамен на врача


Экзамен на врача

Экзамен состоялся 11 июня 2008 года. Сдавая его, Ирина ощутимо получила благословение архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого). Покровительство святого над ней прослеживается с детства, так как в Большой Мурте (одно из мест ссылки владыки) она бывала девчонкой, а будучи студенткой пробилась в домик, еще не храм, где была икона святителя Луки. По ее словам, икона была не из парадных, и домик неказист. Но стало так хорошо на душе, такая любовь объяла Ирину, что мимо идущие пьяные мужики, извергающие маты грязней некуда, показались ей родными. «Я их так любила в тот миг», – вспоминает Ирина.

Все годы учебы Ирина была старательной, прилежной ученицей, потом – студенткой-отличницей. Это важно для понимания событий. В медицинской академии зубрила ночами так, что муж запрещал, опасаясь за ее здоровье, оно всегда было слабым. При переводе из Красноярского университета в Томскую Медакадемию (муж решил стать военным врачом, жене пришлось подчиниться), Ирине в короткий срок надо было подготовиться и досдать четырнадцать предметов(!), их-то она успешно досдала, но вот рождение малыша потребовало остановиться в учении. Жизнь молодой мамы совершенно другая. Мамы знают силу самоотречения, забвения всего ранее бывшего, то есть силу любви, где всё, весь расцвеченный мир, сходится на младенце, его слезках, крике, плаче, смехе, улыбке. Тут оправданно не до учебы, тем более что основной курс медицинских наук пройден, остается только практика и защита диплома. Из-за двух месяцев жаль терять годы учебы – все может забыться, Муж требует доучиться, но в уме и сердце молодой мамочки нет места медицине, вытеснил все сынок, которого принесли, окрестив, из церкви и который «лежит и мирром пахнет» на радость родителям. Жаль его оставлять, даже на приехавшую на помощь маму из Красноярска, но экзамен сдавать надо. Тем более, государственный. Дался он Ирине с боем.

Утром того дня, который забыть трудно, мою Ирину за незнание предмета «чистила» преподаватель, что, мол, и бессовестная она, каких свет не видел, и что ребенком прикрывает свою лень, и что такой студентке она никогда не поставит даже тройку. И диплома, конечно, ей не видать, как своих ушей, пусть даже не надеется ни на какое снисхождение. Ну и что, что кормящая мать, все, мол, растили детей. Не меньше получаса поток брани изливался на Ирину, закончился словами: «Я таких вообще терпеть не могу».

Страдая от унижения, глотая слезы, Ирина, молодец, все-таки не захлебывалась злобой. Она помнила чему ее учили в церкви – прощать, Ира только воцерковлялась, надо было испробовать новую жизнь – во Христе. Молилась иконе Пресвятой Богородицы «Умягчение злых сердец», борясь с собой, побеждая в самой трудной битве: только бы не сорваться на ответную злобу, только бы не дать разыграться обиде. На сердце немного полегчало. Потом встретилась подруга, бывшая на том экзамене, и рассказала, что за Ирину вступилась другая преподавательница и уговорила «ту» разрешить пересдачу, и даже, вроде, «та» обещала поставить тройку. Пересдачу назначили на 11 июня. Первая мысль: как долго еще ждать, в Томске уже и срок аренды квартиры окончится, надо что-то придумывать с жильем – ведь и мама здесь, в общежитской комнатке в девять метров ночью спит на матрасике, неужели придется искать новое жилье на несколько дней? И вдруг, как молния: «11 июня, день памяти владыки Луки, его образок у меня на шее, память о нем всегда в сердце, учитель, врач, портрет которого «как просто профессора медицины» был еще в Красноярской Медакадемии мною узнаваем и любим. Боже, Боже, Боже, это только Ты можешь, Боже мой». Остатки обиды прошли мгновенно, затопив все любовью. Ирина была готова вынести еще такой же бой с заплеванием, только бы не потерять эту любовь, эту радость, которая сейчас затопила не только ее душу, но и каждую клеточку ее тела.

Вечером 10 июня она поспешила через исповедь в церкви примириться с Господом Богом. Все прошедшие дни она учила, благо, что с сыночком сидела бабушка, у которой, кстати сказать, 11 числа заканчивался отпуск. Ирина сокрушалась, что много раз прочитанное, выученное сегодня – с трудом вспоминается назавтра – так ослабела память, но она старалась изо всех сил. Надежда на помощь Божью не расхолаживала, а собирала ум.

Перед началом экзамена Ирину взяла под опеку преподаватель-врач, вступившаяся за нее. Некоторые вопросы сама ей кратко пересказала. Это Ирине очень помогло. Отвечала она хорошо и полно, настолько, что удостоилась похвалы: «Вот сегодня видно, что подготовилась, – четыре». В обобщающем слове экзаменатор сказала: «Многие видные ученые-врачи были людьми глубоко верующими». Настал Ирин час, и она продолжила: «Вот, например, сегодня – день памяти ученого, врача, профессора, архиепископа Луки». «...Войно-Ясенецкого», – вдруг добавил один из студентов.

Небольшая группа студентов в этот день сдавала текущий экзамен, а государственный – одна Ирина. Так вышло. Конечно, не случайно. И теперь с ней на всю врачебную жизнь – благословение владыки Луки, так как врачом Ирина стала в день его памяти.

 
Татьяна Акуловская
из книги:  «Божьи блинчики»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст