Чудеса и помощь

Благодатный Огонь над Гробом Господним


Благодатный огоньисточник фото: www.chaskor.ru

Явление Благодатного Огня в Иерусалимском храме в Великую субботу представляет собою поразительное доказательство истинности и вселенского величия Православной Греко-Российской Церкви.

На страже св. Гроба уже несколько веков стоят православные иерархи. В разные времена при разных правителях приходили все получать Благодатный Огонь. Сам Халиф приходил и стоял со свечами и во времена Саладина. И до сих пор мусульмане приходят получать Благодатный Огонь - "огонь с неба" - так они его называют, для них это тоже Святыня. Только одни католики не верят, что это Огонь с неба.

Первое упоминание о получении Благодатного Огня сохранилось с IV в. Об этом свидетельствует историк Евсевий и благочестивые паломники. Буквально с основания самого храма - в IV в. был возведен и построен этот храм Воскресения Господня святой царицей Еленой - в это уже время есть воспоминания получения Благодатного огня, т.е. действительно, Благодать была дана Господом от самого основания построения храма.

В 1859 году г-жа Варвара Брюн де Сент-Иполит, пребывая во Иерусалиме, присутствовала при схождении Благодатного Огня в Великую субботу. Замечательно по настроенности и изложению ее воспоминание о чуде в письме к своему духовному отцу игумену Антонию.

В Великую субботу в Феодоровском монастыре рано утром все поклонницы ленточками связывали в пучки маленькие пестрые свечи так, чтобы каждый пучок состоял из 33 свечей - в память числа лет Христа Спасителя. В 10 часов утра, после обедни, наши православные на Гробе Господнем потушили лампады, а в церкви все свечи. Во всем городе, и даже в окружности, не осталось ни у кого и одной искры огня. Только в домах католиков, евреев и протестантов огонь не угасал. Даже турки следуют обычаю православных и в этот день тоже приходят в храм Гроба Господня. Я видела, как их дети держали в руках своих пучки свечей, и говорила с ними через переводчицу. С этими детьми были и взрослые.

В 12 часов пополудни двери храма отворены, и собор полон народу. Все без исключения - старый и малый - идут в церковь. По множеству народа, мы с трудом пробрались туда. Толпами паломников не только наполнены были все пять ярусов хоров, но и на стенах, где только можно было сколько-нибудь держаться, везде сидели арабы. Один обратил на себя особенное внимание: он уселся на ручке большого канделябра пред иконой и еще посадил себе на колени дочь свою, девочку лет семи, и во все время оставался на своем месте. В храм набежали с гор бедуины с бритыми головами, женщины с нанизанными на голове и на носу деньгами и прикрытые белыми чадрами. С ними были и дети разных возрастов. Все это суетилось и хлопотало и нетерпеливо ожидало Благодатного Огня. Между людьми стояли турецкие солдаты и ружьями унимали волнующихся арабов.

Царские врата Воскресенского собора были отворены, и там виднелось высшее духовенство всех христианских вероисповеданий.

Иерусалимскому патриарху ныне случилось в первый раз присутствовать при этом, потому что в прежние годы его блаженство проживал в Константинополе. Однако в алтаре распоряжался наместник его, митрополит Петр Мелетий, и сам принимал Благодатный Огонь. То же было и теперь. Он с воскресенья (недели Ваий) ничего не вкушал, кроме просфоры, и даже не позволял себе выпить воды; от этого был бледнее обыкновенного. Каждый присутствующий имел в руках большой пук свечей, а другие, стоявшие на хорax, спустили на проволоках несколько таких пучков и эти пучки висели по стенам в ожидании Небесного огня. Все лампы налиты новым маслом, в люстрах наставлены новые свечи; но фитили нигде необожжены. Иноверцы с недоверчивостью тщательно вытирают все углы в Кувуклии, и сами кладут вату на мраморную доску Гроба Господня...

Торжественная минута приближается, у каждого невольно бьется сердце... Так как все сосредоточены на одной мысли о сверхъестественном явлении, то у одних при этом возникает сильное сомнение, другие, более благочистивые, молятся от души с сердечным убеждением и надеждою на милость Божию, а иные, по одному любопытству, равнодушно ждут, что будет... Вот, наконец, луч солнца блеснул в отверстие над Кувуклией и осветил эту картину... Погода ясная, в воздухе жарко: весенний день Востока! Вдруг показалась туча и заслонила то самое отверстие, в которое луч солнца падал. Я испугалась, что уже не будет Благодатного Огня и что народ от досады растерзает преосвященного наместника. Сомнение омрачило мое сердце, я стала укорять себя, зачем осталась, разве не довольно было для меня поклониться Гробу Господню? - думала я, - зачем было ожидать несбыточного явления? И, размышляя таким образом, я все более и более волновалась. Вдруг в церкви все стемнело. Мне стало грустно до слез... я усердно молилась... Арабы начали кричать, петь, ударяли себя в грудь, молились вслух, поднимали руки к небу; кавасы и турецкие солдаты стали унимать их. Картина была страшная, тревога всеобщая!.. Между тем в алтаре начинают облачать наместника - не без участия в этом иноверцев. Клир помогает ему надеть серебряный стихарь, подпоясывает его серебряным шнуром, обувает; все это совершается в присутствии духовенства армянского, римского и протестанского. Облачив его таким образом, ведут под руку с обнаженною головою между двух стен солдат в предшествии нарядных кавасов до двери Кувуклии и запирают за ним дверь, И вот он один у Гроба Господня. Опять тишина. На народ спускается облако росы. Досталось и мне на мое белое батистовое платье.

В ожидании знамения с неба, все смолкает, но не надолго... Вот, опять беспокойство: кричат, мечутся, молятся; волнующихся снова унимают. Наша миссия была на кафедре над царскими вратами; мне видно было благоговейное ожидание Преосвященного Кирилла. В передней комнате с обеих сторон Кувуклии есть в стенах круглые отверстия, чрез которые игумены и настоятели окрестных монастырей подают Высокопреосвященному наместнику свечи.

Вдруг из бокового отверстия показывается пук зажженных свечей... В один миг Архимандрит Серафим передает свечи народу. Вверху Кувуклии все зажигается: лампады, люстры... Все кричат, радуются, крестятся, плачут от радости; сотни, тысячи свечей передают свет одна другой. Суета... Арабы опаляют себе бороды, арабки подносят огонь к обнаженной шее. В этой тесноте огонь пронизывает толпы; но не было примера, чтобы в подобном случае произошел пожар. Общего восторга описать нельзя, изобразить картину невозможно: это чудо неизобразимое. После солнца - тотчас облако, потом роса и вследствие росы - огонь. Роса падает на вату, которая лежит на Гробе Господнем, - и мокрая вата вдруг загорается голубым пламенем. Наместник необожженными свечами прикасается к вате, - и свечи зажигаются тусклым голубоватым пламенем. Зажженные таким образом свечи наместник передает стоявшим у отверстий лицам. Замечательно, что вначале от такого множества свечей в церкви - полусвет; лиц не видно; вся толпа в каком-то голубом тумане; но потом все освещается и огонь горит ярко. Передав всем огонь, наместник выходит из Кувуклии с двумя огромными пучками зажженных свечей, будто с факелами. Арабы хотели, по обыкновению, нести его на руках но Владыка от них уклонился и сам, как в тумане, прошел скорыми шагами из Кувуклии в алтарь Воскресенского собора. Каждый старался зажечь свою свечку от его свечей. Я была на пути его шествия и тоже зажгла. Он казался прозрачным; седые его волосы развевались по плечам; широкое его чело было без морщин, но лицо подернулось необыкновенной бледностью; весь он был в белом; два факела в его руках; глаза устремлены к небу; вдохновение горело в его очах: народ видел в нем вестника небесного. Все плакали от радости... Но вот, в народе прошел невнятный гул...

Надо было видеть, с каким торжеством этого вестника Благодати Божией принял в свои объятия Патриарх, да и все наши наперерыв обнимали его (наместника) и принимали из его святых рук зажженные свечи. За этим последовала обедня, которую служил сам Патриарх со всем духовенством, облаченным в блестящие золотые ризы. После обедни все бегут с огнем зажигать лампады: кто - домой, кто - к Илии пророку, в Крестный монастырь, кто - в Вифлеем, кто - в Гефсиманию. Огни по улицам в продолжении дня, при солнечном свете - картина необыкновенная! Это осязательное присутствие Самого Бога на Гробе Его Единородного Сына сильно развивает любовь к Православной Церкви и остается в памяти сердца неизгладимо.

Его Высокопреосвященство, наместник Петр Мелетий говорил, что вот уже 30 лет, как Бог сподобляет его принимать Небесный Огонь. И, прозорливо угадывая совершенное мое убеждение в знамении Божией благодати, сказал:

- Ныне благодать уже сошла на Гроб Спасителя, когда я взошел в Кувуклию: видно, вы все усердно молились, и Бог услышал ваши молитвы. Бывало долго молюсь со слезами, и огонь Божий не сходил с небес до двух часов, а на этот раз я уже увидел его, лишь только заперли за мною дверь! А на тебя пала ли роса благодатная?

Я отвечала, что и теперь еще видны следы на моем платье, будто восковые пятна. "Они навсегда останутся", - сказал Владыка. Это так и вышло: 12 раз отдавала я мыть платье, но пятна все те же. После того, я спросила, что Преосвященнейший чувствовал, когда выходил из Кувуклии, и отчего так скоро шел? "Я был, как слепой, ничего не видел, - отвечал он, - и если бы не поддерживали меня, упал бы!" Это и приметно было: глаза у него как будто не глядели, хотя и были открыты".

"Странник", I860 г., Апрель, Спб, "Торжество Пасхи в Иерусалиме", с. 115.

 

Постриженник Святой Горы Афонской инок Парфений вспоминал о своем пребывании на торжествах в Иерусалиме.

"...Прошло несколько времени, не знаю - много или мало, ибо были все вне себя от какого-то страха, только вдруг около Божия Гроба; воссиял свет; вскоре свет показался и из алтаря, в Царские врата, в отверстие. И текли яко две огненные реки - одна с запада, от Божия Гроба, а другая с востока, от алтаря. О, какая тогда в храме сделалась радость и ликование! Сделались все яко пияны, вне себя, и не помнили кто, что говорит или кто куда бежит... О, странное и преславное видение! Весь храм обратился в Огонь; больше в храме ничего не видно, кроме небесного света.

...Митрополит, когда входит вовнутрь Гроба, - обретает великую лампаду; стоящую на Христовом Гробе, саму о себе возжегшуюся; а иногда при нем нечаянно загорится. Но только сам он никогда не видел - как она загорается, В Иерусалиме я от многих слышал, которым сам Митрополит сказывал по откровенности, сие: "Иногда я взойду, а она уже горит, тогда и я скоро вынесу; а иногда взойду, а лампада еще не горит; тогда я паду на землю от страха, и со слезами начинаю просить милости от Бога. Когда встану, - лампада уже горит, и я зажигаю два пука свечей, выношу и подаю".

После того, как Патриарх выходит из Гроба, вернее сказать, его уносят в алтарь, где он, яко вне себя, сидит всю литургию, - "народ бросается вовнутрь Гроба прикладываться, и я (инок Парфений) сподобился приложиться. Весь Христов Гроб был мокрый, якобы дождем вымочен; но я не мог узнать - отчего это. Посреди Гроба стояла та великая лампада, которая сама зажглась и великим светом горела"

"Сказание о странствии и путешествии по России, Молдовии,
Турции и Св. Земле", стр. 118-119, М., 1855 г.

 

Еще рассказ паломника о Благодатном Огне, сходящем в 1982 году.

"Сейчас мы находимся в храме Boскресения Христова. Время 10 часов, до Благодатного Огня осталось часа четыре.

Вот уже запечатали двери Кувуклии, поставили печать из воска. Сейчас арабы идут крестным ходом: "Мы пришли к себе домой и просим Матерь Божию и Георгия Победоносца, чтобы Господь послал благодать с неба. Наша вера правая, вера православная".

Шум, крики, музыка... обращение к небу... это такие своеобразные молитвы, которые выражают они очень бурно, с южным темпераментом. Так они прославляют Бога.

Мимо нас проходит Блаженнейший Патриарх Диодор. В эти минуты он особенно как-то благодатный, и вид у него взволнованный, и сам он так молитвенно настроен. Мы все будем помогать ему в молитве.

Через несколько минут Блаженнейший Патриарх войдет ко Гробу Господню в одном хитоне. У двери Гроба стоят один копт и армянин. Они будут стоять у Камня как свидетели получения Благодатного Огня. Блаженнейший, конечно, находится в волнении в такой ответственный момент, когда взывает: "Призри с небесе, Господи, виждь и посети виноград сей, егоже насади Десница Твоя". Заканчивается Крестный ход.

В этот день каждый православный христианин и каждый верующий старается прийти в храм Воскресения. Приезжают очень много паломников из разных стран, чтобы видеть Благодать Божию. Все наши сестры и батюшки в этот день у Гроба Господня.

Блаженнейший уже вошел в Кувуклию, сейчас будет молиться о ниспослании Благодатного Огня.

...Благодатный Огонь сошел. В этом, году необыкновенно быстро сошла Благодать, Крики, шум, плач...

Сейчас Благодатный Огонь зажигают все, все протягивают свечи, видны там сотни рук, и храм весь как бы зажигается, ибо кругом горят огни, огромные пучки свечей в каждой руке по 2-3 пучка. Весь храм оживляется, озаряется светом.

Выйдя из храма Воскресения, мы видим - все улицы Иерусалима запружены людьми, все несут Благодатный Огонь.

Вот рассказы некоторых сестер после Благодатного Огня.

- Огонь я видела очень обильно, в виде треугольных молний, углами и вокруг Кувуклии, вокруг купола храма. Но какие у меня были чувства? Я стояла и думала: увижу я Огонь или нет, потому по своим грехам я недостойна видеть, но все же увидела. Все же Господь нас сподобил видеть Благодатный Огонь, еще продлил нам жизнь на год.

- Испытывала радость, некоторые сестры плакали, даже рыдали около меня, когда Благодать сошла.

- А около меня были русские паломники из Бельгии. "Ура!" - кричали.

Каждый человек по-своему свою радость выражает, у кого радость, у кого слезы. А, в общем-то, конечно, радость. Шум, нет такого настроения, как в нашей церкви. Да, но тут разные веры, народ приезжает, принимают они это как радость с неба, как дар Божий.

Какой Господь милостивый! Вот так мы ждем, с таким настроением, ведь рядом и ругаются, и полиция кого-то разнимает, даже всякое бывает - всякое, в то же время Благодать сходит, всем одинаково видно. И, во-первых, не ради здесь только стоящих, а ради всех молящихся и людей, ради всех христиан, которые молятся в каждом уголке земли, и в России у нас молятся, и в монастырях молятся православные - и за молитвы Господь посылает всем православным христианам Свою Благодать.

Сестры рассказывают, что Благодать еще проявляется после первого схождения.

- Я вижу, сверкает опять что-то над Кувуклией, вокруг Кувуклии молнии такими зигзагами, то там сверкнет, то на самом куполе Кувуклии... Вдруг появился шар, как шаровая молния.

В какой-то момент, она как распалась, зигзага такая, тут же мы все вскочили - Благодать! Господь дает Благодать сейчас явно, пасхальная ночь и Господь прославляет Свое место, Свой Гроб. Какое чудо!

- Мы стоим все в ожидании. Вдруг засвистали все, смотрю, прямо на Воскресшего голубой шар сошел. И выходит Патриарх, уже получил Благодать.

- Приходим мы на Голгофу, вдруг обратно как засияет весь храм, и обратно Благодать на Голгофе.

Радость и такое утешение, Господи, пошли в Россию, чтобы утешились нашими живыми явными глазами, а им словами, чтобы Господь ободрил их дух, чтобы они почувствовали ту Благодать, которую мы получили.

- Когда я первый раз приехала сюда, мне сказали: Благодать исцеляет. У меня так руки болели ревматизмом, все скручены были: "Господи, буду я на Свет прикладывать, прямо на Благодать". А Благодать теплая и не печет. Я прикладываю, прикладываю, уже чувствую, Господь такой Милосердный, дал мне такое утешение, я от радости и не помню, какой, горячий или холодный огонь. И с такой радостью шла до Миссии, ничего не чувствовала, болезнь какая или нет, но одна полная в душе радость, и такая радость, что ее не передашь. Я от радости не знала, что делать, плакать или кричать.

- Первый раз еще больше радости, больше страху, приду в келлию, не могу сидеть в келлии от радости, мала келлия, выйду во двор.

"Господи, благодарим Твое милосердие к нам грешным, какое Ты нам дал на земле утешение: верим, что мы дождемся Царствия Небесного в будущем, там же неизреченный свет!"

 
архимандрит Наум, Старец Свято-Троице Сергиевой Лавры
из книги:  «Благодатный Огонь над Гробом Господним»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст