Чудеса и помощь

Пресвятая Богородица и Иоанн Дамаскин (Троеручица)


икона Иоанн ДамаскинИоанн Дамаскин

Иоанн Дамаскин (память 4/17 декабря) не скрывал своей христианской веры и тем не менее благодаря своим талантам, учености, уму и честности был сделан визирем и градоправителем мусульманского Дамаска.

В это время в Византии возникла ересь иконоборчества. Ересь подогревалась императором Византии Львом Исаврянином и грозила увлечь в свое преступное заблуждение весь христианский мир.

С пылом истинного воина Христова встал на защиту Православия святой Иоанн.

Он написал три трактата «Против порицающих святые иконы», в коих глубоко и последовательно доказывал несостоятельность иконоборчества. Лев Исаврянин пришел в ярость.

Чтобы погубить святого защитника икон, Лев поручил подделать письмо, якобы написанное ему Иоанном. В письме Иоанн якобы призывал Исаврянина к нападению на Дамаск и обещал свою помощь. Это письмо было передано от императора халифу Дамаска. Не разобравшись в подлоге, халиф тотчас приказал отсечь Иоанну Дамаскину правую руку и повесить ее на площади столицы. Иоанн упросил, чтобы отсеченную руку ему возвратили, что и было сделано в конце дня.

Вечером, взяв отсеченную руку, Иоанн с молитвою упал на колени пред образом Пресвятой Богородицы. Утомившись, он забылся сном. Во сне святой увидел икону Пресвятой Девы и услышал глас, исходивший от иконы. Голос сообщил ему об исцелении и повелевал без устали трудиться дарованной ему рукой.

Можно представить себе бурю благодарных чувств, охвативших Иоанна после пробуждения, когда место страшной раны оказалось окруженным лишь красной ниточкой.

икона Божия МатерьБожия Матерь (Троеручица)

Благодарность исцеленного выразилась прежде всего в том, что он снабдил чудотворную икону, около коей молился, третьей (серебряной) рукой, искусно соединив третью руку с образом. Икона сия с тех пор носит название «Троеручица» и благоговейно почитается Православной Церковью.

Чудесное исцеление бывшего визиря и градоуправителя быстро облетело Дамаск. Сам халиф просил у исцеленного прощения и призывал вернуться к своей должности, обещая свое великое расположение.

Но Иоанн понял суету сует, ожидающую его при дворе. Быстро закончил он несложные сборы. Из слуг «не знает ни один, куда их скрылся господин», - пишет А. К. Толстой в поэме, посвященной Иоанну Дамаскину. «Сеть сокрушися и мы избавлены быхом»... А. К. Толстой ярко описывает восторг Дамаскина при обретении им свободы:

  Благословляю вас, леса,
Долины, нивы, горы, воды!
Благословляю я свободу
И голубые небеса!
И посох мой благословляю,
И эту ветхую суму,
И степь от краю и до краю,
И солнца свет, и ночи тьму,
И одинокую тропинку,
По коей, нищий, я иду.
И в поле каждую былинку,
И в небе каждую звезду!
О, если б мог всю жизнь смешать я,
Всю душу вместе с вами слить!
О, если б мог в мои объятья
Я вас, враги, друзья и братья,
И всю природу заключить!
 

Чудесное вокальное произведение (муз. П. И. Чайковского) на эти стихи часто слышат люди, не зная великого события, которое легло в его основу.

И вот Иоанн близ дна пересохшею потока в безжизненной, раскаленной солнцем пустыне, где находится обитель Саввы Освященного. Как в гнездах стрижей, в норах стен отвесного обрыва ютились подвижники.

Приход бывшего могущественного царедворца и великого борца за честь икон вызвал замешательство. «Заволновался весь монахов ряд», - пишет А. К. Толстой.

Настоятель затруднялся, кого поставить духовным отцом для прибывшего. Все отказывались брать Иоанна себе в послушники. Наконец, один суровый аскет - старец, опытный в духовном строительстве, принял святого Иоанна под свою духовную власть. Иные осуждают старца сего за суровость; иные же считают, что лукавый все же мог найти лазейку чувству тщеславия и даже гордыни в сердце Иоанна, если учесть огромную силу талантов его, выдающегося поэта, композитора, певца, мудрейшего государственного деятеля, который к тому же всю свою жизнь располагал властью восточного властелина, слово коего было законом для подчиненных. Старец знал, каких великих подвижников коварные пороки тщеславия и гордости повергали в адскую бездну при самом окончании горького пути воздушных мытарств...

Старец запрещает Иоанну сочинять, писать и петь...

Как удар грома подействовало это на нового послушника... Волю духовного отца Иоанн принял как волю Божию и, собрав все душевные силы, заставил себя отказаться от всего, чем он жил, дышал и наслаждался.

Но искушения не кончились. Старец посылает Иоанна на базар Дамаска продавать корзины, изготовленные братией, и назначает за них такую высокую цену, по которой никто не мог приобрести эти изделия. Оборванный послушник, бывший царедворец, безропотно тащит корзины в Дамаск по раскаленной пустыне. На базаре он предлагает изделия по назначенной цене. Можно представить, какой град насмешек и унижений посыпался на продавца со стороны рыночных обывателей.

Внезапно к незадачливому продавцу подошел один из его бывших слуг. Узнав своего господина, он приобрел все корзины по назначенной цене, и Иоанн мог вскоре возвратиться в обитель с вырученной суммой.

Искушения продолжали сыпаться на Иоанна. Как золото в горниле, переплавлялся и очищался сей вдохновенный певец Богоматери. Промысел Божий искусно готовил Иоанна в горние обители.

Случилось, что суровый старец и духовный отец Иоанна был по каким-то делам послан из монастыря. В это же время у одного из братии обители скончался любимый брат. Пал на колени скорбящий пред Иоанном: «Напиши погребальные песнопения, мы с братией воспоем их... Душа моя разрывается от скорби. Если мы отпоем покойного, мне станет легче»...

Так молил скорбящий певца, уста коего были запечатаны обетом... Но мог ли не пожалеть брата сострадательный Иоанн?

Братия вдохновенно поет погребальные тропари о новопреставленном... Радостные слезы текут по лицу осиротевшего брата.

И вдруг... Старец является пред собранием... «Вон из своей келии, осквернитель обетов монашеских»...

Громкие вопли собравшихся на панихиду немного смягчили гнев старца: «Отныне будешь один очищать все нечистоты обители!»

Радостно и усердно стал исполнять сие тяжкое послушание бывший восточный владыка. Ни тени скорби, ни тени попранного самолюбия.

Творит строго вечерние молитвы старец. Жестоко наназывает и себя за ослушание Иоанново. Ожидает старец, что будет осужден за грех своего послушника.

К утру забывается старец сном. Дивное благоухание, неземные гимны настораживают старца во сне. Сама Царица Небесная с сонмом святых ангелов идет к старцу: «За что ты гонишь Иоанна?» Пробудившийся старец устремляется к послушнику. Иоанн получает свободу творчества. Льются новые и новые гимны, льются к прославлению Богоматери...

Из строгого затвора, казалось бы, отрешенный от мира Иоанн Дамаскин внезапно появляется в строе воинов Христовых и усердно бьется вновь с зловредной ересью иконоборцев.

Собор 754 года проходил в Константинополе при явном засилии иконоборцев. Отважный воин Христов не убоялся злобы еретиков. Он убедительно доказывал на соборе гнилость иконоборческой платформы. Исповедника Православия подвергли тюремному заключению и жестоким пыткам. Все перенес Христа ради добрый подвижник. Несмотря на суровые наказания и преклонный возраст Иоанн Дамаскин Божией волею жив остался и вернулся в свою обитель. Много лет он еще подвизался в своей святой обители, славя Христа и Его Пречистую Матерь.

Святой подвижник на Рождество Пресвятой Богородицы писал: «Приидите все народы, весь род человеческий, всякий язык, возраст и чин, радостно прославим день рождения Всемирной Радости. О, блаженная чета, Иоаким и Анна! Вся тварь обязана вам благодарностью. Через вас она принесла Творцу дар всех даров драгоценнейший - Чистую Матерь, - единую достойную Творца.

Мой ум выходит из себя самого: то страх, то радость захватывает душу; сердце волнуется, язык немеет, изнемогаю от восторга, падаю пред величием чудес.

Все это для моего спасения, Господи! Как Ты возлюбил меня, что ни через ангелов, ни через какую другую тварь соделал спасение мое, но как создал, так и воссоздал меня Ты Сам! Поэтому играю, пою, веселюсь, опять возвращаюсь к источнику чудес и, увлекаемый восторгом, опять ударяю в певницу Духа и пою священный гимн Рождению».

Как вдохновенно и горячо звучат эти слова, идущие от сердца! Они принадлежат святому Иоанну Дамаскину, человеку, в жизни которого Пресвятая Владычица оставила особенно глубокий и неизгладимый след.

Иоанн Дамаскии прошел большой монашеский путь, полный трудов и подвигов. Скончался он в возрасте 104 лет. В ограниченном сообщении невозможно описать благодеяния Пресвятой Владычицы.

Особенно большую заботу проявляет Богородица о нас, людях, которые по немощи своей впадают во искушения и увлекаются в пасть адову. Их спасение - в молитве покаянной, в теплом усердном обращении к Богоматери.

 
Иеромонах Филадельф
из книги:  «Заступница Усердная»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст