Церковные праздники

Воздвижение Креста Господня (память - 27 сентября)


икона Воздвижение Креста Господня

Каждый народ внес свой вклад в историю цивилизации:  китайцы изобрели  компас, индусы - ракету, халдеи составили солнечный календарь, греки определили окружность земли, а римский государственный гений обогатил мировую культуру двумя блестящими достижениями: обширным сводом законов ("Римское право"),  который лег в основу всех европейских законодательств, и крестом – самым мучительным видом смертной казни. Предназначенной для разбойников и взбунтовавшихся рабов.

Свод Римских законов, который казался жителям провинций величественным, как небесный свод над империей, со временем, в руках политических и юридических шулеров, превратился в колоду игральных карт. Но крест вместе с победоносными римскими легионами стоял непоколебимо на страже спокойствия границ и порядка в метрополии. Он казался железной пятой Рима, которая готова беспощадно раздавить всех врагов государства и кесаря. Крест, как голос рока, как меч Немезиды, предвозвещал неумолимое и неотвратимое возмездие и неминуемую кару явным, тайным и возможным противникам Рима. Мучение на кресте было ужасным. Человека пригвождали стальными клиньями, а иногда, чтоб усилить  мучения, привязывали веревками к кресту, и тогда его страдания и агония длились в течение нескольких дней, долгих как столетия. Смерть для распятого казалась самой великой милостью. Присужденный к распятию лишался всех человеческих прав. Даже права на погребение. Обычно тело распятого висело на кресте, пока не истлевало до костей, или же труп выбрасывали  за город, как падаль, на съедение хищным птицам и шакалам; поэтому над местом казни кружились, как черные тучи или  дым над костром, стаи воронов. Крестная казнь должна была устрашить и парализовать волю злоумышленников, поэтому солдаты сгоняли людей смотреть на распятие; но чаще всего толпа сама спешила на это мрачное зрелище. Казнь привлекала больше зрителей, чем театральное представление. Здесь не артист играл привычную роль, а живой человек бился в конвульсиях боли; здесь текла не краска из пузыря, спрятанного под одеждой актера, а кровь из живого человеческого тела. Поэтому для черни день казни преступников был праздником. "Хлеба и зрелищ" - крики толпы, оглашавшие улицы Рима при Тиберии, сменились криками: "Христиан - львам" при Нероне.

Для римлянина империя была божеством, а кесарь - ее олицетворением. На знаменах и эмблемах Рима кесарь изображался окруженным языческими богами; от восседал на высоком троне как повелитель "Вечного города" и экумены (обитаемая часть Вселенной).

На картине III века были изображены провинции Рима в виде прекрасных девушек, приносящих свои дары Риму - Диоклетиану. Император Тиберии выразил свое негодование александрийским иудеям, узнав, что они молились за него, а не ему. Гению (духу) императора возводились храмы, как покровителю Рима, смерть императора превращалась в апофеоз. Земные (хтонические) божества, ведущие свое родословие от Нимврода - строителя Вавилонской башни, не желали разделять свою власть с Небесным Богом. Римские сатурналии, иудейский хилиазм (учение о тысячелетнем царстве изобилия), восточные мистерии внушали людям надежду, что мудрецы и мессии построят рай на земле - рай как чашу неисчерпаемых наслаждений.

Христос был осужден на смерть. Многие недоумевали, за что распяли Христа, откуда такая жестокость? Надо удивляться другому: как ад и богоборческий мир могли терпеть проповедь Христа целых три года. Христа осудили на распятие. Христа осудили как врага иудейского народа ("Он погубит наш народ", - сказал Каиафа), как врага императора ("Всякий, называющий себя царем, - противник кесаря"), как врага религии ("Он богохульствует"). В сравнении с безопасностью кесаря и счастьем народа жизнь одного человека не стоила ничего. Приговор был вынесен. Крест приготовлен уже давно. Христос, обагренный кровью, шел на Голгофу, шатаясь и падая под тяжестью Креста. Мессия был отвергнут; лжемессии - приняты с ликованием. Вскоре на месте обещанного царства Соломона лежал поверженный Иерусалим в развалинах и дымящемся пепелище, напоенный кровью, как будто одетый в багряницу.

В ветхозаветное время крест означал совершенное отвержение и полную гибель. Если у ада есть дно, то крест знаменовал собой дно ада. Поэтому Христос, будучи жертвой за все человечество, избрал распятие как вид страдания, совмещающего в себе все душевные и телесные муки. Кровь Христа, обагрившая Крест, искупила грехи человечества. Сын Божий, Божественный Логос, имел предвечно в своей идее весь сотворенный мир, все человечество, - теперь на кресте Он приносит Себя в жертву за Свое творение.

Христос страдал как человек, но Его Божественное достоинство придало человеческим страданиям степень всеискупительной жертвы.

Сектанты упрекают православных в почитании Креста. Им кажется, что нельзя почитать орудие смерти и страданий. В этом звучит инерция ветхозаветного ужаса перед Крестом. Для них смерть ассоциируется с поражением, но для нас Крест - это символ величай шей из побед, победы жизни над смертью и царством ада. Не смерть на Кресте победила Спасителя, а Христос через Крест победил смерть. Для нас Крест - это та единственная сила, которая соединяет Землю с Небом, таинственный мост, перекинутый через бездну, по которому человек приближается к Божеству. Для нас Крест и Воскресение неразделимы. Перед крестными страданиями Господь сказал: "Ныне прославится Сын человеческий". Крест - Его слава, Крест - вечное сияние Его любви. По словам Иоанна Златоуста: "Крест не только спас людей, но и ангелов приблизил к Богу". В прощальной беседе с учениками Господь сказал: Я даю вам новую заповедь: любите друг друга, как Я возлюбил вас.

Без Голгофского Креста эта заповедь о жертвенной любви была бы нераскрытой и непонятной.

Господь сказал: "Не мир принес Я вам, но меч". Крест - это духовный меч, который разрушает постыдный мир с грехом, который отделит в вечности истинных христиан от мнимых.

Тайну Распятого Бога не могли понять ни иудейский формализм, ни языческие аполлонизм и дионисийство, ни эллинская философия, ни римская культура. Поэтому христианская Церковь сразу же стала гонимой. Крест - соблазн для иудеев и безумие для эллинов. И теперь в наше время тайна "Распятой Любви" (слова св. Игнатия Богоносца) остается камнем преткновения для многих из тех, кто носит имя христиан.

Праздник Воздвижения Креста соединяет в себе воспоминание о двух событиях: обретении Креста при императоре Константине (IV век) и возвращении его в Иерусалим при Ираклии (VII век).

Иудейскому князю, члену Синедриона Иосифу Аримафейскому, была оказана особая милость со стороны римского прокуратора Пилата - разрешение похоронить Казненного на Кресте в своей гробнице.

Тела разбойников, по случаю наступающей Пасхи, были спешно вывезены за город, а три креста - закопаны в пещере под Голгофским холмом.

Эта казнь на Голгофе была последней.

Впоследствии для казней римляне выбрали другое место. На Голгофу враги Христа стали выбрасывать мусор и разные нечистоты (как бы предвосхищая этим методы будущей антирелигиозной пропаганды). После мятежа лжемессии Бар-Кохбы Римское правительство выслало иудеев из Иерусалима. Город получил новое имя - Элий (солнечный). Император Адриан, известный своими гонениями на христиан, велел построить на Голгофе языческий храм богини чувственной любви и сладострастия - Венеры. Императоры, а вернее, демонические силы - их гении - знали, что христианство несовместимо с развратом, особенно возведенным в степень культа и культуры, с поклонением Венере-Афродите - богине, выходящей нагой из моря, героине самых скандальных историй у древних мифотворцев и поэтов. (Недаром апокалиптический зверь должен также выйти из моря. Море в церковной символике означает стихию лжи, где нет ничего верного и постоянного).

Демон знает, что достаточно нравственно растлить человека, чтобы отнять у него Бога.

Существует три вида борьбы с христианством.

1. Его физическое уничтожение огнем и мечом. В такой борьбе рождаются герои и трусы, мученики за веру и отступники от нее.

2. Борьба ложью и клеветой, подделками, циничными насмешками и тонкой иронией, когда в сознание людей постепенно внедряется лживое карикатурное представление о христианстве. Достаточно сравнить хрестоматийные высказывания идеологов атеизма с площадной бранью, нацарапанной на стенах разграбленных и разрушенных храмов, чтобы увидеть их генетическое и культурное единство.

3. Борьба через профанацию христианства. Храмы не разрушаются, но рядом с ними растут, как грибы после дождя, капища Венеры - "театры эротики", видеозалы и т.д. На одной полке вместе с Евангелием лежат для продажи руководства по восточному сексу, астрологии и хиромантии, в одном ряду c иконами - самые прихотливые изображения современных Афродит и Венер. Развратившаяся душа не может полюбить красоту добродетели, не может принять благодати Божией.

Есть еще и другие виды борьбы с христианством. Например, теософская школа, общая для древних гностиков и современных индоманов, где христианство - универсальную и вечную истину - хотят представить, как регионально-исторический феномен, который нужно постоянно обновлять и пополнять через заимствования из других религий. Также реформаторство и модернизм, которые постепенно превращают христианство в социологию, а церковь - в культурно-общественный институт, где идеи о Боге и вечности приобретают второстепенное, так сказать, вспомогательное значение (этот процесс особенно ярко выражен в некоторых протестантских конфессиях и общинах).

В царствование равноапостольного императора Константина (IV век) в Иерусалим отправилась его мать Елена с целью обрести величайшую из святынь - Крест Спасителя. При помощи нескольких жителей Иерусалима, которые знали от своих предков о месте погребения Креста, начались раскопки. Языческий храм был снесен вместе с фундаментом. Под землей была обнаружена пещера, где находились три креста и гвозди. Гвозди от Креста Спасителя казались выкованными из серебра. К Кресту Спасителя приносили больных и они получали исцеление. Крест был обретен перед Пасхой. Множество паломников собралось в этот год в Палестине. Улицы и площади Иерусалима были наполнены толпами народа, как будто потоки вод затопили город. Не было возможности всем богомольцам приблизиться к Кресту или даже издали взглянуть на него.

Иерусалимский патриарх Макарий вместе с духовенством взяли на руки Голгофский Крест и вынесли его на высокий холм. Несколько раз они поднимали (воздвигали) Древо Креста, чтобы народ мог увидеть его; люди при этом падали на землю с криком: "Господи, помилуй". Императором Константином был построен огромный величественный храм Воскресения Господня, под сводами которого, как в священном ковчеге, как в бесценной сокровищнице, оказались главные святыни христианского мира - Голгофа и Гробница Христа.

Древо Креста поставили в алтаре храма Воскресения на горнем месте. Часть Святого Древа, Подножие Креста и один из Гвоздей были подарены императором Константином Грузинской Церкви. Подножие хранилось в горных крепостях. При грузинском царе Георгии XII оно бесследно исчезло. Гвоздь находился в Манглисском храме. Имеется документ Русского правительства, подтверждающий права потомков царя Арчила на эту великую святыню. В настоящее время Гвоздь находится в Тбилиси в алтаре Сионского собора. Часть Древа Животворящего Креста вложена в крест Мцхетского кафедрала Светицховели.

В начале VII века Иерусалим был захвачен персидским царем Хосровом, который увез в числе прочих трофеев в Персию Древо Креста.

В это тяжелое для Византии время престолом овладел правитель Египта Ираклий I. Его походы в Персию сравнивают с походами Александра Македонского. Иран потерпел поражение. Старший сын Хосрова убил своего отца. Крест был возвращен в Палестину. Царь Ираклий на своих плечах нес Крест от ворот Иерусалима до храма Воскресения. Из благоговения к Кресту царь снял с себя корону и порфиру и шел по улицам Святого Града одетый в рубище.

Вскоре на Востоке появился новый противник - арабы, которым не могли противостоять обессиленные в долголетней войне Византия и Иран. Палестина оказалась под властью магометан. Иерусалимские патриархи должны были выплачивать огромные подати, чтобы сохранить христианские святыни от разрушения и уничтожения.

В XI веке рыцари-крестоносцы взяли штурмом Иерусалим. Православные христиане радовались этому, как освобождению от ига и плена. Но вскоре наступило горькое разочарование. Крестоносцы захватили храмы, изгнали православное духовенство и стали силой распространять католичество. Иерусалимский патриарх был вынужден покинуть Святой Град. Для православных иго мусульман оказалось легче, чем власть их Западных братьев.

Крестоносцы брали с собой в походы Древо Креста, как во времена Судей иудеи брали с собой на битву Ковчег Завета.

В XII веке египетский султан Салах-эд-Дин разбил крестоносцев. В ожесточенной битве на "Горе Блаженств" было уничтожено все войско крестоносцев. Геройское сопротивление оказал отряд рыцарей, охранявших Крест. Только со смертью последнего рыцаря Крест был взят мусульманами.

Византийский император и европейские государи предлагали Салах-эд-Дину огромный выкуп за Древо Креста, но султан был неумолим, т.к. считал Крест унижением для Божества. Только после смерти Салах-эд-Дина Крест был возвращен христианам. В настоящее время Голгофский Крест разделен на части, которые находятся во всех странах христианского мира. Самая большая часть Голгофского Креста хранится в алтаре Иерусалимского храма Воскресения Христа Спасителя (католики со времен крестовых походов называют Иерусалимский кафедрал храмом Гроба Господня).

Четырехконечный крест знаменует собой четыре стороны света, т.е. искупление всего человечества; четыре времени года - вечную жертву. Церковные гимнографы называют Крест воплощением любви. Его вертикальный луч - любовь между Богом и человеком, горизонтальный - любовь между людьми.

Восьмиконечный крест включает в себя доску с надписью о вине Казненного и подставку (подножие Его ног). Распятый не висел, а стоял, прибитый к Кресту. Надпись на Кресте Спасителя гласила: "Царь Иудейский". Это была насмешка Пилата и над Осужденным, и над Его врагами, но в мистическом значении слово "иудейский" соответствовало древней этимологии - "слава". Царь Иудейский - Царь Славы. Насмешка над Христом стала откровением мистического значения распятия: слава в унижении - слава в жертвенной любви. Изображение Распятия - это икона Христа, и, как икона, несет в себе элементы символики. Наклоненное подножие означает нисхождение души Христа во ад и возведение из глубины ада ветхозаветных праведников.

Восьмиконечный крест символически означает вечность. Восемь - знак вечности, восемь - знак Воскресения (Воскресение Христа совершилось после субботы - седьмого дня).

Махатма Ганди в своей автобиографии проронил знаменательные слова. Он сказал, что удивляется, почему смерть Христа так потрясает сердца христиан, ведь в Индии есть мученики, которые претерпевали более продолжительные пытки. Индийский националист не понял и не мог понять тайну Креста. Для него Крест - это только физические страдания, боль мышц и жил, муки тела. А религиозная интуиция христиан чувствует в Кресте гораздо больше. Это духовные муки Спасителя, Который на Кресте пережил слитые воедино страдания всего человечества, возмездие за грехи всего мира, адский пламень, возженный грехами и преступлениями людей, Творец вечности и времени сжал на Кресте вечность в пределы времени. Вечные муки и боль Вселенной собрались в единую чашу, и эту чашу черного пламени выпила до дна душа Богочеловека. Поэтому Христос не только величайший из мучеников - в Его Кресте соединены воедино все кресты и, пережитые им, все мучения Земли и ада, от праотцев человечества до тех, кто увидит воочию Его Второе Пришествие.

Только вечность откроет тайну того, что совершилось на Голгофе.

архимандрит Рафаил Карелин
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст