Азы православия

Наши Ангелы Хранители


Константин Пархоменко
Константин Пархоменко

Несомненно, что в течение всей нашей жизни Ангелы Хранители находятся с нами, ибо цель их служения есть помощь нам в достижении спасения. А некоторые указания позволяют сделать вывод, что и по отшествии из этого мира, Ангелы сопровождают нас в мир иной и там также нас не покидают.

Сомневаться в том, что рядом с нами невидимо, но реально присутствуют духовные помощники, невозможно человеку, доверяющему Слову Божию и опыту Церкви. Святитель Филарет (Дроздов), когда слышал о сомнении в участии Ангелов в нашей судьбе, с недоумением говорил: как можно сомневаться в том, о чем сообщил нам Сам Царь Небесный: «Отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих, восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому».

И далее митрополит Филарет говорил: «Как в видимых явлениях люди нередко принимали святых Ангелов за подобных им людей, так легко может случиться, что и невидимые их действия человек примет за собственные человеческие или обыкновенные, естественные действия. Случайно ли, например, что среди недоумения или некоего бездействия ума вдруг, как молния, просияет чистая, святая и спасительная мысль? Что в смятенном или холодном сердце мгновенно водворяется тишина или возгорается небесный пламень любви к Богу? Если всякое явление по роду своему свидетельствует о присутствии действующей силы, то эти внутренние явления нашей души не свидетельствуют ли о присутствии небесных Сил, по человеколюбию бросающих лучи в наш ум и искры в наше сердце...» «Как жаль, — вздыхает архипастырь 19-го столетия, — что мы не замечаем этой ангельской помощи! Ибо, не замечая, не приемлем ее, как должно, и не пользуемся ею; не пользуясь, остаемся неблагодарными и виновными и не приготовляем себя к другим подобным посещениям — и таким образом даже удаляем от себя хранителей наших».

Немало свидетельств в писаниях отеческих о том, что верующие не лишаются служения своих Хранителей и за пределами здешней жизни.

Св. Феодор Студит в одном из утешительных писем к Ефросинии, похоронившей свою мать, писал: «Всегда содержи в уме своем мысль о смерти; ибо, где мысль о смерти, там удаление страстных расположений; размышляй о самом разлучении души от тела — о разлучении, которое будет под начальственным смотрением твоего Ангела; размышляй и о последующем отведении души в Страну Небесную».

Древний анонимный составитель ответов о православной вере говорит: «По исшествии из тел, души праведников отделяются от душ нечестивых, именно, отводятся Ангелами телами туда, кто куда достоин; души праведников — в рай, для блаженного общения с Ангелами и Архангелами и, как открыто, для лицезрения самого Спасителя Христа; а души нечестивых — в ад... И те, и другие блюдутся в подобающем им состоянии до воскресения и Решительного воздаяния».

Потому и Св. Церковь заповедует нам обращаться к Ангелу Хранителю с такой молитвой: «прежде онаго (страшного) суда не забуди раба твоего, руководителю мой... покрый мя исходяща от тела. Еже не видети мерзкие лица демонские». Мы веруем, что присутствие Ангела-Хранителя облегчит тяжелые минуты разлучения души с телом и успокоит доброго христианина, не лишившего себя этой помощи.

Верует Святая Церковь и в то, что Ангел Хранитель остается покровителем христианской души и по разлучении ее от тела, во время прохождения ею мытарств. Потому и молимся мы, христиане, Ангелу Хранителю: «буди ми защититель и поборник непоборим, егда прехожду мытарства лютаго миродержца».

То же свидетельствуют и отцы Церкви. Например, св. Кирилл Александрийский в слове «На исход души» говорит: «Душа поддерживается святыми Ангелами в шествии по воздуху и, возвышаясь, встречает мытарства, которые стерегут восход, удерживают и останавливают души восходящие».

Свидетельство тому, в чем именно и как может выражаться заступничество Ангела-Хранителя, мы находим в житии преп. Нифонта, епископа Кипрского. Молясь некогда в храме и возведя очи на небо, преп. Нифонт увидел отверстые небеса и множество Ангелов, из которых одни на землю нисходили, а другие на небо восходили, вознося туда человеческие души. Два Ангела несли в высоту какую-то душу. Когда они приблизились к блудному мытарству, оттуда вышли бесы, с гневом говоря: «Это наша душа; как вы дерзаете нести ее мимо, когда она наша?» Ангелы отвечали: «Какой знак на ней имеете, называя ее своею?» Бесы отвечали: «Она до смерти грешила, осквернила себя, осуждала ближнего и, что еще хуже, и умерла без покаяния; а вы что скажете на это?» Ангелы отвечали: «Поистине, ни вам, ни отцу вашему, диаволу, не верим, пока не расспросим Ангела, души сей Хранителя». Ангел Хранитель сказал: «Правда, много согрешила душа эта; но с того часа, с какого разболелась, она стала плакать и грехи свои исповедывать Богу. Если Бог ее простил, то Он знает, почему; Он имеет власть, Его праведному суду слава». Тогда Ангелы, посмеявшись бесам, пошли с душою в Небесные врата.

Но таким защитником Ангел будет лишь для каявшейся и старавшейся исправляться души. Он и приблизиться не сможет к душе, которая здесь, на земле, затворила для себя врата Царствия Небесного. Преп. Нифонт видел такую душу, влекомую бесами в ад. Это была душа некоторого раба, которого господин морил голодом и мучил. Раб же, не терпя мучений, будучи подучен бесами, взял веревку и удавился. Ангел этой души, идя издали, горько плакал, а бесы веселились — теперь душа принадлежала им, так тяжек грех самоубийства!

Ангел Хранитель, как может, борется за нашу душу, но его возможности ограничены количеством наших добродетелей. И только от нас, пока мы живы, зависит — будет ли лик нашего верного и незаменимого друга радостным или омраченным горем от невозможности помочь нам.

Ангел Хранитель с нами в час смертный

Мы уже сказали о том, что Ангелы Хранители, данные нам от Бога при крещении, сопровождающие нас в течение жизни, сопутствуют нам и в час смертный и провожают нас за грань этого мира. Церковные песнопения и молитвы полны этими трогательными словами, обращенными к Ангелам, нашим хранителям, друзьям, защитникам... О том, что Ангелы появлялись и поддерживали верующего человека в час смертный, говорит и церковное предание.

Святая мученица Мавра поведала о себе, что в то время, как она пригвождена была ко кресту, явился ей «некоторый чудный муж, которого лице сияло, как солнце». Он взял Мавру за руку и возвел ее на небо. Там показано было мученице блаженство, уготованное ей и ее супругу, участнику ее подвига. После этого светоносный муж привел ее к распятому телу, висевшему на кресте, и сказал ей: «Теперь возвратись в твое тело, завтра же, в час шестой, придут за душами вашими (ее и ее сомучеников) Ангелы Божии».

Митрополит Вениамин (Федченков) в книге «О вере, неверии и сомнении» приводит следующий рассказ ему одного его знакомого, епископа Тихона:

«...Припоминаю рассказ еп. Тихона (тогда еще архимандрита) (Тищенко), бывшего настоятелем в Берлинской Русской Церкви. В 1923 году я был приглашен читать лекцию на съезде Христианской молодежи в городке Фалькенберге, недалеко от Берлина. Был и отец, архимандрит Тихон. Он был очень образованным богословом, инспектором в Киевской Духовной Академии, магистром.

Происходил из крестьянской семьи, из города Белой Церкви. У них была большая семья: человек 7 детей. Последний ребеночек — Мария опасно заболела. После нескольких бессонных ночей мать их, положивши дитя возле себя на кровать, заснула. А мальчик — тогда еще Тимофей — сидел у окна.

— Мне было лет семь. Вдруг я увидел Ангела с Манькой на руках и закричал: «Мамо! мамо! Маньку взяли, Маньку взяли!» Мать проснулась: «Что ты кричишь?» — «Да Маньку взяли!» — «Кто взял?» — бросилась она смотреть дитя больное. «Ангел взял. Я видел». Мать взяла Марию, но она уже была мертва».

Иеромонах Троице-Сергиевой Лавры отец Мануил, служивший при храме Петроградского подворья, сообщил:

«Однажды часов в десять вечера позвали меня напутствовать одного больного старца. Лицо его было светло, и приятно, и весь он дышал благочестивым чувством преданности воле Божией. После исповеди я поспешил приобщить его, так как он был очень слаб, а соборован он был еще раньше. По принятии Святых Христовых Тайн он сделал мне знак, чтобы я подошел к нему. Лицо его сияло светом радости. Когда я приклонил ухо к его устам, он тихо спросил меня, показывая вдаль: «Батюшка! Видите ли вы Ангела светлого, блистающего, как молния?» Я сказал, что ничего не вижу. Он употребил последнее усилие, чтобы сотворить крестное знамение, и скончался» (Троицкие листки с луга духовного).

Интересно, что последние две истории относятся к недавнему прошлому, но они совершенно соответствуют тому, что об этом сообщают и древние источники. Палестинский Патерик (сборник рассказов о великих палестинских подвижниках), который был создан полторы тысячи лет назад, сообщает:

«Святой Иоанн Молчальник возымел желание видеть, как разлучается душа от тела, и, когда просил об этом Бога, был восхищен умом во святой Вифлеем и увидел на паперти церкви умирающего странника. После кончины странника Ангелы приняли его душу и с песнопениями и благоуханием вознесли на Небо. Тогда святой Иоанн захотел наяву своими глазами увидеть, что это действительно так. Он пришел в святой Вифлеем и убедился, что в тот самый час действительно преставился этот человек. Облобызав его святые останки, он положил их в честной гроб и возвратился в свою келью».

Момент кончины человека — это совершенно особенное время: душа готовится к исходу из сего, временного места обитания и к тому, что скоро, очень скоро предстанет пред Богом. В свое время и каждый из нас пойдет этим путем... И — о, как хочется нам, чтобы в этот тяжелый для нас час мы не остались одиноки! Чтобы с нами были не только дорогие родственники, по эту сторону жизни, но встретили нас и родственники, уже перешедшие на ту сторону. И Ангелы, которые примут нашу душу на пороге иной жизни.

Очень часто кончина праведного человека происходит в мире и спокойствии. Именно такую кончину мы просим себе в молитве, которая произносится за Божественной Литургией: «Христианския кончины живота нашего, безболезненны, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшнем Судищи Христове, просим». Дается такая кончина за праведную жизнь.

Умирал протопресвитер Русской Армии и Флота Евгений Аквилонов, профессор Санкт-Петербургской Духовной академии, автор замечательных богословских трудов. Отец Евгений умирал от саркомы, ему было 49 лет. Почувствовав приближение смерти, отец Евгений взял в руки зажженную свечу и начал сам себе читать «Последование на исход души от тела». Со словами: «Упокой, господи, душу раба Твоего, протопресвитера Евгения» он отошел в вечность.

Но жалко умирают хулители веры. Что-то открывается им на грани жизни этой и той... Может быть, видят они собравшихся у постели бесов, может быть, чувствуют зловоние и жар готовых принять их адских бездн.

Вольтер всю жизнь боролся с религией, с Богом. Однако последняя ночь его жизни была ужасной. Он умолял врача: «Заклинаю вас, помогите мне, я дам вам половину своего имущества, если вы продлите мою жизнь хотя бы на шесть месяцев, если же нет, то я пойду в ад и вы последуете туда же». Он хотел пригласить священника, но его свободомыслящие друзья не позволили это сделать. Вольтер, умирая, кричал: «Я покинут Богом и людьми. Я пойду в ад. О, Христос! О, Иисус Христос!»

В ответ на предложение отречься от диавола Вольтер ответил: «Теперь не время наживать себе новых врагов».

Сестра милосердия, француженка провела несколько часов при смертном одре Вольтера. Позднее ее пригласили помочь англичанину, который также был при смерти. Она сразу же спросила:

— А этот англичанин — христианин?

— О, да! — ответили ей, — он христианин, живет во страхе Божьем, но почему вы спрашиваете об этом?

Она ответила:

— Сударь, я служила медсестрой у смертного одра Вольтера, и я вам говорю, что за все богатства Европы я не хочу видеть другого умирающего безбожника. Это было нечто ужасное. Очевидно, что смерть Вольтера гораздо красноречивее, чем его жизнь, свидетельствует о существовании Бога.

Американский писатель-безбожник Роберт Пейн сказал на смертном одре: «Я отдал бы миры, если бы их имел, чтобы моя книга «В век разума» никогда не была напечатана. Христос, помоги мне, будь со мною»!

Автор книги «Библия для верующих и неверующих» Емельян Ярославский, умирая, просил своего друга Сталина: «Сожги мои книги. Смотри, вот Он здесь. Он ждет меня. Сожги мои книги».

Но и праведники не всегда умирают мирно. Нередко Господь попускает и праведному человеку умирать болезненно. Однажды современного афонского подвижника, старца Паисия спросили: «Какова причина мук человека перед смертью? только ли она в греховности умирающего?» И старец ответил: «Нет, это небезусловно. Также небезусловно и то, что, если душа человека выходит из него тихо и спокойно, то он находился в хорошем состоянии. Даже если люди страдают и мучаются в последние мгновения жизни, это не обязательно значит, что у них много грехов. Некоторые люди от великого смирения усердно просят у Бога, чтобы Он дал им плохую кончину — чтобы после смерти остаться в безвестности. Или кто-то может иметь плохую кончину для того, чтобы духовно расплатиться с небольшим долгом. К примеру, при жизни человека хвалили больше, чем он этого заслуживал, поэтому Бог попустил, чтобы в час смерти он вел себя как-то странно, для того чтобы пасть в глазах людей. В других случаях Бог попускает некоторым страдать в час смерти, чтобы те, кто находится рядом, поняли, насколько тяжело приходится душе там, в аду, если она не приведет себя в порядок здесь...»

Нам бы хотелось, чтобы при одре нашем стояли Ангелы и провожали душу нашу в иной мир, на Небеса. Но бывает это не всегда, и вот какой случай в этой связи приводит святитель Игнатий Брянчанинов:

«Поведал некий старец. Два брата жили по соседству с ним. Один — странник, другой — туземец. Иноземец жил немного нерадиво, туземец был великий подвижник. Настало время, и иностранец скончался в мире. Прозорливый старец, сосед их, увидел множество Ангелов, сопровождавших его душу. Когда он приблизился ко входу на Небо, на вопрос о нем пришел голос свыше: «Ясно, что он был немного нерадив, но за странничество его отворите ему вход в Небо». После этого скончался и туземец, и собрались у него все его знакомые. Старец увидел, что Ангелы не пришли для сопровождения его души, и удивился. Упав ниц перед Богом, он спросил: «Почему иноземец, живший нерадивее, сподобился такой славы, а этот, будучи подвижником, не удостоен ничем подобным?» И последовал ответ: «Подвижник, умирая, видел своих плачущих родственников, и этим душа его была утешена, а странник хотя и был нерадив, но не видел никого из своих. Находясь в таком состоянии, он плакал сам, и Бог утешил его».

Закончить эту тему хочется свидетельством о блаженной кончине преп. Серафима Саровского. Очевидцем чуда, сопутствующего ей, по милости Божией, стал известный молитвенник, старец Филарет Глинский. «Ночью, 2 января 1833 года, стоя на крыльце своей келлии, отец Филарет Глинский увидел сияние на небе и чью-то душу, с пением возносимую Ангелами на Небо. Долго смотрел он на это чудное видение. Подозвав к себе некоторых братий, оказавшихся тут, показал им необыкновенный свет и, подумав, сказал: «Вот как отходят души праведных! Ныне в Сарове почил отец Серафим». Видеть сияние сподобились только двое из братии. После узнали, что, действительно, в ту самую ночь скончался отец Серафим» (Глинский патерик).

 
Автор: Константин Пархоменко
Из книги: «Ангелы и бесы»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст