Азы православия

Мы и мир вокруг нас


Обложка книги «Можно ли дружить с неверующими?»

Дружба – это всегда открытость по отношению к другому. И если мы говорим о дружбе в свете христианского учения, то мы, в первую очередь, задаемся вопросом: а предполагает ли христианство эту открытость или оно, наоборот, замкнуто и закрыто в себе.

Будем глядеть в начало, в корень, отбросив в сторону впечатления, подаренные нам учебниками истории о нравах средневековой Европы и синодального периода в России. Эти времена печальны не только для светского общества того времени, но и для Церкви. Многие сокрушались о трагизме этих столетий. Сокрушался и В. В. Розанов, описывая действительно христианскую открытость: «Увы, нигде нет этой галилейской свободы и простоты, этой религии на улицах и в поле, с захождением в дома для простых бесед, с проповедью на озере, на горе, днем или ночью, – религии среди знакомых и друзей!» Первые христиане не жили отдельными кварталами, как иудеи. По древним мученическим актам видно, что христианином мог быть человек любого социального положения и рода занятий: патриций, военачальник, солдат, ремесленник, земледелец, раб. Исторические документы и свидетельства Священного Писания говорят об их совместных молитвах и трапезах, что немыслимо у язычников.

Время, в которое нам суждено жить, скорее, языческое, чем христианское. Язычество – в растущей популярности оккультизма. Книжные лотки завалены изданиями оккультной тематики. Язычество – в социальном расслоении. Общество, и даже семья, как составляющая общества, дробится по клубным интересам. Элита нуждается в сепаративном досуге, не стесненном присутствием посторонних, неудачников.

Круг лиц, не достигших элиты, гораздо шире, и они-то весьма нуждаются в публичном признании своих амбиций. Им важны новые связи, им хочется чувствовать себя участниками светской жизни. Им важно чувствовать себя «обществом».

Дружба в евангельском смысле не имеет ничего общего с нужными знакомствами, которые мы все стремимся завязать. Христос говорит об этом виде отношений так: когда делаешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни родственников твоих, ни соседей богатых, чтобы и они тебя когда не позвали, и не получил ты воздаяния (Лк. 14, 12). Но настоящая дружба вознесена Евангелием на необычайную высоту. Дружба – служение Богу. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15, 12-13).

Общество, состоящее из людей, стремящихся замкнуться в себе, становится все глуше к чужой боли, к чужой радости. И что делать христианину в это время, тоже замыкаться? Или, наоборот, разрушить эту замкнутость? Нужно ли нам, верующим людям, бояться открытости в обществе растущего индивидуализма?

Современность показывает, что именно тоталитарные секты требуют от своих членов разрыва всех социальных связей. Христова Церковь в этом не нуждается, только ложь сектантства требует глубокой консервации, иначе тлетворность ее будет очевидна. Если Церковь и христианство будут закрыты для общения, то у мира нет надежды на спасение.

Мы знаем слова Христа о том, что не возненавидевший родство свое не достоин Его. Но значит ли это, что нужно ненавидеть свою родню? Нет! Здесь Господь говорит о приходе Царствия Небесного и об освящении всей земной жизни человека, при котором рамки привычных отношений стираются, и родней каждому из нас становится весь мир во Христе. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского… ибо все вы одно во Христе Иисусе (Гал. 3, 28).

Господь говорил своим апостолам, а через них и нам: Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами <...> но Я назвал вас друзьями (Ин. 15, 14-15). Если Христос сделал нас себе друзьями, то, по Его примеру, и мы должны стремиться устранить плод греха в мире – разделение. Настоящая жизнь заключается в общении с Богом через любовь к ближнему, ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1 Ин. 4, 20).

Понятие «дружба» несет в себе божественный принцип, но в мире многое искажено грехом, и потому апостол Иаков говорит: дружба с миром есть вражда против Бога (Иак. 4, 4). Мир здесь – не творение, а та бесцельность и нецеломудренность, которая царит в сердцах людей. Господь предостерегает нас от дружбы со злом, от компромисса с неправдой. Но мир как творение не должен быть нам чужд, это – реализация Божиих идей. Христос пришел в мир, Он принял мир в Себя и обновил его Своим пришествием. Он дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить (Тит. 2, 14).

 
Автор: о. Александр Рябков
Из книги: «Можно ли дружить с неверующими?»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст