Азы православия

Евангельские блаженства


Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.
Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.
Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас.

(Мф. 5:3-12)

 

Протоиерей Андрей Ткачев
Протоиерей Андрей Ткачев

Эта часть Писания человеку более или менее усердному в посещении храма может быть известна наизусть, поскольку пение или чтение евангельских блаженстве Православной Церкви является обязательным на Литургии в праздничные и воскресные дни. В Евангелии от Матфея они звучат так:

Начинаются евангельские блаженства с упоминания о нищих духом. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Под нищими духом толкователи Священного Писания понимают такое состояние души, при котором человек, ничего не считает своим, но все приписывает Богу, за все Бога благодарит, и продолжает просить, и чувствует себя нуждающимся. Примером такого нищего духом в Ветхом Завете является царь Давид, который, облеченный властью и особенной любовью к Богу, был человеком смиренным, не желающим приписывать что-либо себе, но изливающим то и дело сердце в благодарности, в просьбах, в молениях, в прошениях.

Есть западное мнение. В средние века в католических катехизисах появилась мысль, что нищета духовная относится к материальному миру и она, так сказать, некое подобие нищеты телесной, что кто добровольно не богат, отказался от всех благ земных - тот и нищ духом. Но вряд ли это так, хотя нищета телесная - это помощь в понимании смысла. Телесно нищий - это просящий человек, человек не гордящийся, во всем нуждающийся. И человек, нищий духом, - это тоже человек, ощущающий себя нуждающимся, требующим защиты, помощи от Бога. Такое состояние духа требует смирения. Гордый человек хочет быть самодостаточным. Есть такое любимое словцо в современном мире - самодостаточность, когда человек хочет быть ни от кого не зависимым и хочет «рулить» своей жизнью, как ему заблагорассудится. Но правды ради надо сказать, что никто из нас не самодостаточен, поскольку мы и дышим, и едим, и общаемся, и получаем образование, и значит, нуждаемся в других: пирожник нуждается в сапожнике, аптекарь нуждается в трубочисте - сама жизнь мира так устроена, что все во всех нуждаются. И муравья нельзя презреть, посмотреть на него сверху вниз, потому что и он тебе может пригодиться. И это очень важно понимать, Евангелие как раз возвращает нас к правильному образу мыслей. Воистину блаженны нищие духом, ибо они унаследуют Царство Небесное. Простым и нечванливым людям, очевидно, с легкостью открываются двери рая.

Далее ублажаются плачущие, ибо они утешатся. Слезы - это человеческое явление. С тех пор, как человек согрешил, слезы - спутник человека, и как пища без соли не солона, не вкусна, так и жизни без слез не бывает у человека. Слезы бывают разные: бывают слезы немощи, слезы обиды, слезы бессилия. Есть святые, блаженные слезы, когда, например, человек хочет помочь, но не может и плачет оттого, что не может помочь. Бывают слезы о грехах, это совершенно отдельные слезы, очистительные, которые, рождаясь, впоследствии оставляют легкость в человеке, это - примирительные с Богом слезы. Есть святейшие слезы Господа Иисуса Христа, которые Он пролил в Гефсиманской молитве Своей в саду перед взятием под стражу и будущим бичеванием, распятием. Есть Его же слезы над гробом Лазаря - слезы сострадания и сочувствия бедному человеческому существу. Таким образом, не всякие слезы ублажаются здесь. Человек может плакать над сериалом или чем-то сентиментальным, может и от смеха заливаться слезами, держась за живот - конечно, такой человек не блажен. Дело не в том, что это очень греховно, это отдельный вопрос, но ублажаются слезы, которые ведут к Царству, которые ведут к утешению. Мы помним с вами, что имя Духа Святого - Утешитель. Если жизнь - это сплошной хохот, хиханьки да хаханьки, то кому нужен Дух Святой, который утешает? Чего ж тут утешать хохочущих и веселящихся? Утешать нужно скорбящих и плачущих. Дух Святой как раз и взыскуется, и обретается теми, кто скорбит. Или невольно скорбит и смиряется в скорбях перед Богом, или благо скорбит, добровольно скорбит, берет на себя некий труд, от которого ему тесно: снаружи тесно, а внутри широко. Самые святые слезы - это слезы о грехах, и эти слезы нужно выпрашивать. В этом есть некий парадокс для обычного сознания. Когда человек, например, просит здоровья, это понятно, так сказать, и коню, если б конь мог понимать человеческую речь, он бы тоже понял, что это такое. А когда, человек говорит: Дай мне слезы... Чего ради? Зачем? А вот - нужны. Кто хоть раз выпросил у Бога слезы, тот знает, что они тяжело выпрашиваются и дорогого стоят. Вот эти плачущие, которые плачут о том, о чем надо плакать, они утешатся. Можем думать, что утешатся именно Духом Святым, имя которого Утешитель, то есть получат благодать.

Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. По очень красивому изъяснению одного из отцов Церкви, кротость есть то свойство духа, при котором человек ни на кого не раздражается и никого не раздражает. Удивительное свойство, к которому стремились монашествующие более всего, стремились быть по-детски незлобивыми, по-ангельски чистыми. Это великое обетование, стремление к этому качеству есть залог вхождения в иную блаженную жизнь. Нельзя не вспомнить о Моисее, потому что о нем было сказано в Писании, что он был кроток более всех живущих на земле. Жизнь боговидца Моисея была сложной и очень бурной. Чего только в его жизни не было - он и воевал, и казнил нарушителей закона, на его плечах лежали функции законодателя, предводителя, военного вождя, судьи, усмирителя, и он вел людей в землю обетования, т.е. в ту землю, которую им обещал Бог, при этом ему все это было очень в тягость, потому что внутри он был человеком, не стремящимся к власти, а весьма кротким.

Интересно получилось, что евангельские блаженства отображают эту ветхозаветную истину. Блаженны кроткие, как Моисей, который и привел людей к этой обетованной земле - они наследуют землю. Если мы уйдем от древнееврейского, ветхозаветного, исторического фона к новозаветному, то поймем, что, в более высоком смысле, кротость должна довести человека до Небесного Царства, до другой земли, до земли живых, о которой Давид поет: «увижу благость Господа на земле живых». (Пс. 26:13) Эта наша бедная земля - это земля мертвых. Но есть некая земля живых, где живут вечно. Кроткие наследуют землю бессмертия.

Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Что такое голод и что такое жажда, известно каждому человеку. Что такое жажда правды и что такое голод истины - это известно не каждому человеку, хотя есть некие правдолюбцы, которые готовы бегать по площадям с транспарантами или что-нибудь такое видимое, шумное, бурное делать - они кажутся сами себеалчущими и жаждущими правды. Таковы ли они на самом деле, мы не знаем, Бог знает. В Евангелии все обращено к сердцевине человека, к его внутреннему состоянию. Мы можем, не боясь ошибиться, думать, что алчба и жажда правды - это внутреннее стремление к совершенству, поскольку правдой на языке Писания называется всякое добро, совершаемое для ближнего ради Бога. Правдой называется правильное отношение к ближним: кому честь - честь, кому страх - страх, кому милость - милость, кому дружбу - дружбу. Человеку нужно стремиться исполнить всякую правду. И кто жаден, голоден, жаждущ вот этой правды и всегда считает себя ненасытившимся ею, тот действительно блажен, ибо он насытится в Царстве Небесном. Человек, бывает, сделает что-нибудь доброе и потом трубит про себя, что я вот это сделал, а еще то сделал. Другой человек сделал в сто раз больше, а высоких мыслей о себе у него нет, он думает: А что я такого сделал? Ничего особенного я и не сделал, я еще вообще ничего не сделал. Человек, который стремится к праведности, ненасытим, он алчет и жаждет правды, и это, действительно, блаженное состояние. Исполнение и насыщение наступит в том блаженном пакибытии, в которое мы нерушимо верим.

Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Суд без милости - не оказавшему милость. Как ты поступаешь, так поступят и с тобою. Мера твоих отношений с людьми есть мера отношений Бога с тобою. Если ты не жалеешь, не пожалеют и тебя. Если ты не прощаешь, ты не будешь прощен. Если ты не милуешь, ты не будешь помилован.

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят - это самое, мне кажется, удивительное евангельское слово, потому что Бога не видел никто никогда. (Иоан. 1:18) Бог есть существо невидимое, зрению человеческому недоступное. Но Бог, оказывается, не зрится глазами, но ощущается сердцем, зрится, так сказать, сердечными очами. Есть люди, которые потрудились много для того, чтобы Бога увидеть, но именно сердцем, а не хрусталиком, зрачком или глазным яблоком. Очищение сердца - это работа над собою, борьба с глубоко осевшими, окопавшимися дурными наклонностями. Со страстями бороться - это как партизан из леса выгонять: вроде бы, уже чисто, вроде, можно грибы собирать - нет, глянь, еще бомба взорвалась, еще какой-то грех объявился. Сердце человеческое - глубокое, оно глубже любого моря, глубже Марианской впадины, и тамо гади, имже несть числа (Пс. 103:25). Очищать сердце очень трудно. Иногда людям это удается личными усилиями, но это бывает редко. Чаще всего наши сердца очищаются скорбями, которых мы не просим, которые сваливаются нам на голову. Если мы терпеливо их сносим, без ропота, то это нам служит к очищению. Венцом очищения является блаженное состояние, некое зрение Бога, и к этому нужно стремиться. Не глазами, но сердцем нужно ощутить Господа, Который хочет войти в сердце и сотворить там Себе трон, чтоб воссесть и воцариться.

Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Это одно из последних блаженств евангельских, которое ублажает людей, несущих мир в окружающий мир. Слово «мир» имеет различные значения (в советское время на плакатах писали Миру - мир, мы на службе молимся о мире всего мира): есть мир как космос, как организованная вселенная, и есть мир как состояние, как примирение с Богом. Примирившийся с Богом человек может изливать, источать, дарить в окружающий мир это примиренное состояние, распространять его вокруг себя. Если внутри его нет, то снаружи его быть не может. Блажен тот, кто внутри себя стяжал благодатное состояние, тогда он сможет поделиться им, и возле него другому тоже будет хорошо. Примирить враждующих, не имея мира в себе, - дело сомнительное и вряд ли возможное. Дать можно только то, что имеешь. Поэтому цель заключается в том, о чем сказал святой Серафим Саровский: стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся. Блаженны стяжавшие мир в себе, потому что они дадут этот мир другим, другие его впитают и насладятся им, и станут детьми Божиими.

Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. На каком-то этапе человек, достигнув состояния некой праведности, начинает мозолить глаза и мешать многим. Тогда его гонят вон, и он вынужден уходить. Если его гонят не за грехи, а за правду, тогда он блажен, хотя это и тяжело. Святым ведь тоже тяжело, они же не наслаждались, когда их били. Им было больно, но они терпели, когда их выгоняли, они не радовались, они скорбели, но уходили. Скажем, святитель Иоанн Златоуст скорбел, покидая Константинопольскую кафедру, но уходил, потому что выгоняли его за правду. Слишком многим он наступил на мозоль, так что перетревоженный улей сребролюбцев и властолюбцев выгнал его с глаз подальше - благо, что не убили. Изгнанные за правду - люди блаженны не потому, что им хорошо уже сейчас, а потому что, «не имея пребывающего града, но грядущего взыскуя» (Евр. 13:14), они являются очевидными насельниками будущего Царства. Они вынуждены бродить по земле, как Авраам ходил по земле, не имея для своей стопы земли ни на пяту. Но он был насельником будущего города, который устроил Бог, Небесного Иерусалима. Святость рождает не всеобщую любовь, а, как правило, гонения, как ни странно. Праведность и святость рождают вместо почтения и преклонения на самом деле гонения и преследования. И чтобы не отчаялся человек, Евангелие говорит ему, что «все хорошо, ты не переживай, утешение будет после». В этом мире утешение временное, а конечное, полное утешение будет потом.

Ну и, наконец, последнее - так сказать, пик, экстремум сложности. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах. Если вы будете уж очень хороши, то вас со всем захотят со света сжить. Иногда хочется всем понравиться, но это прелюбодейное желание, и дальше в Евангелии от Луки говорится, что «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! ибо так поступали с лжепророками отцы их». (Лук. 6:26) А праведник не может всем угодить, это бесполезное занятие.

 
Автор: протоиерей Андрей Ткачев
Из книги: «Возвращение Домой. Беседы с приходящими в церковь»
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст