Литературная страничка

Золотая цепочка доброты


Золотая цепочка доброты

Бегло просмотрев каталог гипермаркета со скидками на неделю, Олеся отложила его в сторону и сладко потянулась. СВЧ, монотонно гудя, быстро разогревала её обед. Книжка блаженного Августина, взятая в церковной библиотеке пару недель назад, была наконец-то прочитана.  А это значило, что обеденное время, оставшееся от поедания супчика, можно будет употребить на сон, положив голову на письменный стол. Девушка машинально вновь потянулась к каталогу, хотя ничего из представленных на неделю товаров её не заинтересовало. Разве только соблазнительно дешёвые шоколадки. Но перспектива трястись ради них полчаса в троллейбусе не радовала, к тому же расходы на транспорт... Как говорится: «За рекой тёлушка – полушка, да рубль – перевоз». И вообще, на сегодня у неё иные планы.

А что, если представить, будто появится волшебная палочка или лучше – безлимитная кредитная карта? Или скажут так: «Забирай всё бесплатно, но с условием, что возьмёшь абсолютно каждый товар представленный в каталоге, от банки кофе до пены для бритья». Олеся стала листать глянцевые страницы с куда большим интересом.

Начинался каталог фотографией чемодана на колёсах, переливающегося своими пузатыми пластиковыми боками всем оттенками розового в лучах прожекторов подсветки, имитирующими солнце. С таким имуществом только из подъезда в такси, а из него на шлифованный пол аэропорта. А дальше на курорты Сан-Ремо, Рима или на худой конец, Праги. Олеся представила, как чемодан дребезжит по мощёным улочкам Европы, как покрывает свои гламурные бока пылью Арабских Эмиратов... как она его тащит на себе по гравийной насыпи около их дома, которую уже второй месяц всё обещают, но никак не могут собраться покрыть асфальтом. Куда лучше старый добрый туристический рюкзак. Накидал туда вещей, и айда хоть в тайгу, хоть в Испанию, хоть по монастырям матушки – России. Только вот никто в каталог его не поместил. Придётся брать дитя цивилизации на колёсах, раз такие условия, что надо брать всё, коль хочешь бесплатно...

Так, две бутылки подсолнечного масла... А что, нужно брать обе? Ладно. Условимся скупать всё подряд, но только представленное количество. Если цена за кг, то и брать этот кг, а не сколько унесу. Что там у нас ещё? Шашлык «особый», грудка куриная... это мы с удовольствием. Набор для чахохбили... интересно, что такое чахохбили? Как в «Служебном романе»: «...социви, купаты, чебуреки»... только недавно узнала, что «купаты» – это всего-навсего куриные колбаски, что же такое «социви» до сих пор неведомо.  Какой-нибудь кусок баранины на кости или чьи-нибудь рёбрышки. Что же такое чахохбили?

Глядя на фото упаковки слоёного теста, Олеся представила, какие горячие хрустящие круасаны с ароматной конфетюрной начинкой можно из него сварганить. В каталоге конфитюр не значился, но не зря же они с мамой в прошлом году наварили яблочного варенья.

Кальмар горячего копчения был встречен девушкой без особого энтузиазма. Это он только на картинке выглядел таким мясистым и подрумяненным. В натуральном же виде – это были маленькие, скорченные коричневые «червячки», которые не то чтобы в рот, в руки страшновато взять. Но на дармовщинку можно попробовать даже кальмара.

Обилие йогуртов на следующей странице её немного напрягло. Их девушка почти не употребляла, считая переполненными консервантами, а потому слишком опасными для здоровья. Но ведь кто-то их специально покупает, тратит деньги. С такими людьми и можно поделиться дармовым приобретением. Скажем, принести завтра Тоне из бухгалтерии. Вот она порадуется. Каково одной ребёнка воспитывать? Кстати, и сыром с ней тоже можно поделиться. Дать ей сыр «Российский», а себе взять подороже – «Балыковый».

Зельц и холодец домашний весь мы с мамой не осилим. Наверное, стоит дать и Полине Егоровне – маминой знакомой. О ней ведь больше некому позаботиться. Да и мы уже давненько у неё не бывали. Докторскую и варёно-копчёную колбасу тоже ей, а сардельки и сосиски она сможет заморозить, если сразу не съест. Нам же можно взять сыро-копчённую колбаску.

Из пива можно напечь блинов, водку пустить на компресс в случае простуды... Сахар, кофе растворимый, торт, конфеты в ярких обёртках и, разумеется шоколадки, примеченные девушкой ещё при первом просмотре, кошачий корм, бытовая химия, кухонная техника и даже коврик для ванной, всё-всё нашлось куда пристроить. Проблему составили только детские игрушки. Фигурки монстров и трансформеров имели такой страшный вид, что Олеся не нашлась, кому их можно подарить без ущерба для их психики. Игрушки девушка однозначно решила выкинуть, если уж неизбежно приобретать весь ассортимент.

СВЧ, отгудев, давно прозвенела, сообщая о готовности супа, а Олеся всё ещё размышляла как продукты доставить домой и к знакомым.

– Наверное, стоит заказать такси и сразу по пути завести часть к Полине Егоровне. Фасовать, что кому, придётся прямо в магазине, чтобы избежать лишних трат за простой такси.

Олеся поглощала поостывший суп, мыслями вся в магазине, радуясь воображаемым покупкам. Но постепенно внутри начало нарастать непонятное беспокойство, будто она сделала какую-то гадость.

– Как-то неправильно я всё распределила. Что получше – мне, а остальным: «На тебе, убоже, что мне негоже». А Господь сказал: «...как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне», я же согласна отдать только то, что не влезает в мой холодильник. О, если бы действительно нашёлся такой чудесный спонсор, согласный оплатить всё необходимое, то в первую очередь нужно было бы затоварить Полину Егоровну, и совсем необязательно для этого придерживаться каталога. Живёт она с сыном на одну её пенсию. А сынок, как только устроится на работу, так с первой же получки уходит в запой, а до второй его уже на работе не терпят. Ей бы хоть пряничков да колбаски, пока их вкус совсем не забыла. И крупы мы ей тысячу лет не привозили, те же макароны.

А вот если Тоне из бухгалтерии принести крупы, она обидится, что её за нищенку посчитали, хотя тоже, ведь одна поднимает пятилетнего сынишку.  Зато йогурту и молочке наверняка порадуется. Если же ещё присовокупить оливковое масло, сыр и карбонат, то помощь будет выглядеть как гостинец, а не как пожертвование и не заденет её самолюбие.

И Залифе бы подсобить. У неё вообще тяжелый случай – ребёнок инвалид, требующий постоянного ухода, а муж хоть и работает, да львиная доля семейного бюджета уходит на лечение. Всё денег стоит: лекарства, массаж, занятия в реб. центре, процедуры там всякие, поэтому на питание остается мизер. Короче, им нужно всё, всегда и побольше. Пожалуй, Залифе даже скорее Полины Егоровны стоит помогать.

Эх, сколько на земле горя, неустройства и как мало тех, кто хочет и может разделить чужие проблемы. Ну, кто? Кто согласится отдать хотя бы десять тысяч, чтобы облегчить жизнь этим трём семьям?..

«Ты можешь это сделать», - прозвучало в её голове. Мысль эта была столь неожиданной, что Олеся замерла на несколько секунд, так и не донеся ложку супа до рта.

– Что за бред!? Я живу от зарплаты до зарплаты и не могу разбрасываться подобными суммами. Поделиться в обед пирожком или подарить сослуживице шоколадку на день рождения, занести Полине Егоровне кило-другое круп – вот, пожалуй, все, на что я способна.

Пока мама работала, они поддерживали и Полину Егоровну и Залифу, но теперь, после ухода мамы на пенсию, сами находились не в лучшем положении. И всё же мысль, что она сегодня должна выступить в качестве благотворителя, сверлила её мозг. Но как? Олеся перебирала в голове все свои денежные заначки. Две тысячи отложены на квартплату. Сегодня – завтра она пойдёт на почту и денежки тю-тю. Из трёх тысяч на общие расходы осталось уже полторы, а ещё транспортную карту нужно пополнять. Тысяча отложена на подарок ко дню рождения мамы. Но и этого ей на сапоги не хватит. Хорошо хоть день рождения только через месяц и есть время собрать недостающую сумму.  Ещё десять тысяч Олеся с трудом собрала на золотую цепочку. Зимой ей подарили золотой крестик, но на ниточку его же не повесишь. Пришлось задуматься и о цепочке. Больше всего ей нравилась закрученная в виде жгута. Золотые звенья, плотно переплетаясь в верёвочку, как тоненький канат обхватывали шею, гарантируя прочность, и при этом цепочка не терла изящества. Можно было купить цепочку подешевле, едва закрученную. Но сколько таких серебряных перервалось у Олеси, не говоря о том, что серебро на ней чернело очень быстро и его постоянно приходилось чистить зубной пастой. На работе сменщица говорила, что организм Олеси таким образом сигнализирует о каких-то внутренних проблемах, и хорошо бы ей пройти обследование. Девушка же просто решила сменить металл и больше не заморачиваться ни вопросами о здоровье, ни чисткой цепочки и креста. Сегодня как раз был тот день, когда она наконец-то собиралась осуществить долгожданную затею.

«Ты можешь это сделать», - не отпускало её неизвестно откуда прилетевшая мысль, побуждая потратить с таким трудом собранные средства не на себя, а на других.

– С какой стати? – негодовала Олеся. – Я что, не имею права раз в жизни купить себе золотое украшение? Деньги у меня не ворованные. Когда могу и чем могу нуждающимся помогаю. Да и вообще, сегодня ни день рождения, ни праздник какой. Даже если предположить, что действительно соберусь потратить деньги не по назначению, как я объясню знакомым, с чего это вдруг решила шикануть и завалиться к ним с баулами, распирающимися от снеди?

Ответа не последовало. Казалось, невидимый собеседник, задав вопрос, просто ждёт пока девушка, перебрав все возможные варианты «нет», наконец-то сдастся и ответит «да».

– Ну почему? Почему я? Почему сегодня? Почему десять тысяч, а не четыре и не пять? Может, ещё скажете, что это нужно Богу, а не моей разыгравшейся фантазии? Да мало ли что кому придёт в голову!

Как ни была разгорячена Олеся возмущением, но всё же почувствовала фальшивость своей тирады. Она не вполне осознанно уходила от поставленного вопроса множеством уклончивых, красивых фраз, словно пытаясь их количеством исключить возможность когда-либо обращаться к ней с подобными просьбами. Конечно, она имела полное право на золотые украшения. Вопрос был в том – действительно ли именно Богу необходимо, чтобы прямо сегодня поступила помощь конкретным людям. А если так, то она была единственной среди людей оглушённых гулом себялюбивых планов и желаний, кто расслышал Его волю.

«Ты можешь это сделать», – бередила сердце простая, но обязывающая фраза. Казалось, очень многое зависит от того, как девушка на неё ответит.  И для кого её жертва будет важней, для тех ли, кому она предназначалась или для неё самой?

Чтобы отвлечься от наваждения, Олеся взяла в руки Библию, которую держала на работе, и каждый день в свободное время читала. Девушка надеялась, что сегодняшнее чтение прояснит ситуацию как ей быть, но на самом деле где-то глубоко в душе просто-напросто искала лазейку, чтобы поступить по-своему. Она боялась наткнуться на нечто вроде: «А вы презрели бедного», или «Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас», поэтому целенаправленно не стала открывать послание Апостола Иакова, которое пестрило подобными фразами, а решила почитать что-то ближе к Ветхому Завету.

Книга открылась на двух чистых листах, как раз посредине между двумя Заветами. Словно Бог не хотел ни к чему принуждать даже намёком, оставляя решение данного вопроса исключительно на её волю. Сразу стало стыдно за своё лукавство, но сдаваться всё же Олеся пока не торопилась.

– В крайнем случае, даже если я не решусь, можно будет об этом сказать на исповеди. Наверняка батюшка ругать не станет, а только покачает головой, мол «все мы грешные» или вообще будет наставлять, чтобы не очень доверяла всяким посторонним мыслям и «голосам». Но, если честно, хоть покупать золото и не грех, Богу гораздо было бы приятнее, если собранные деньги израсходовать не на блажь, а на нужды Его детей. Да и принцип святых отцов: «из двух зол выбирать меньшее; из двух добрых дел выбирать большее», советует поступить вполне определённым образом. А если проверить по заповедям? Нет,.. ни в десяти заповедях, ни в нагорной проповеди не запрещается благотворить неимущим. Ладно! Будь, что будет. Может, я ошибаюсь, и это не Бог мне проговорил, греха нет в том, что покупка цепочки отложится ещё на полгода. В конце концов, во время визита ближе познакомлюсь с Тоней, и, может, будет с кем потом в церковь ходить.

Как только Олеся утвердилась в своём намерении помочь знакомым, душу наполнили невообразимое спокойствие и радость. Чувства были настолько неповторимо приятными, что она готова была хоть двадцать тысяч потратить, лишь бы эти ощущения её никогда не покидали. Теперь она точно знала, что вся затея с покупками угодна Богу, а не просто её странное и неуместное решение. А как объяснить трём знакомым с чего вдруг с её стороны последовал столь неожиданно щедрый жест, она сообразит по ходу дела. В любом случае, она постарается сделать так, чтобы славу воздали Богу, а не ей. Ведь это была Его идея, как впрочем, и все на свете хорошие идеи...

 
Автор: Стахеева Ирина, г. Уфа, Россия
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст