Литературная страничка

Письмо с неба


Письмо с неба
Автор фото: Наталия Порядина

Это случилось как-то дождливым весенним утром. Я выскочила из дома и побежала садиться в машину, чтобы ехать на фитнес, я всегда так делала.

Знакомый запах зацветающего тополя у подъезда так приветливо брызнул на меня своей нежностью - все было на месте. В другое время подумаешь, что вот за этот запах по весне отдашь всю жизнь.

На парапете палисадничка рядом с моим домом, который я пробегаю каждый раз, и в котором всегда распускаются первые весенние цветы, прямо под дождём лежала и мокла книжка «Весна». И если б это так не совпало с моими мыслями, я бы пробежала мимо, но тут мне показалось, что кто-то прочёл мои мысли и что это адресовано прямо ко мне. Чудеса. Я знаю, я столько сочиняю, что мне никто уже не верит. Мне почему-то сейчас подумалось, как надо любить друг друга, пока мы ещё живы. Но случай с книжкой, честное слово, произошёл по-настоящему, как и то, что я, чего-то застеснявшись, сделала два шага, вернулась назад и положила её на место. Потом сделала три шага вперёд и вернулась снова, осознав, что это, должно быть, действительно, мне.

Книжка была вся мокрая. Я привезла её в клуб. Но кто-то предусмотрительно обтянул пленочкой страницы, чтобы они не намокли. Издание Свято-Успенской Псково-Печерской лавры. Вот что там было написано:

Чему учит нас весна

Каждый видит, как на земле все обновляется с наступлением весны. Растения, не обнаружившие признаков жизни, с возвращением солнца снова начинают свою жизнь, на них являются почки, листья - и они снова цветут. С особенною радостию смотришь ты на появление цветов и растений в первые дни весенние. Ты не можешь объяснить своей радости, сознаешь только, что душа твоя как бы обновляется обновлением сей природы.
Знай же, друг мой, что радость твоя, при взоре на весеннее обновление лица земного, есть предчувствие твоего собственного обновления.

Но не для всех радостна весна природы, не для всех будет отрадна весна мира и человечества. Веселится и красуется жизнию во время весны только то, что сберегло свои соки в зимнюю пору, что сохранилось от повреждения. Замечали ли вы тяжкую скорбь на лицах, изнуренных неизлечимою болезнию, при виде обновляющейся природы? Им грустно, что вокруг их веселие и жизнь, а в груди тоска и смерть. «Христианин, - так поучает святитель Христов Тихон Задонский, - ты видишь в весне образ воскресения мёртвых, видишь, какое будет воскресение праведных, какое грешных. Живи же так, как желал бы тогда воскреснуть».

* * *

Мне понадобилось встретиться с одним человеком, чтобы это понять. Это был один мальчик из моего детства, имя его я сейчас плохо помню, зачем-то он позвонил мне по телефону и наплел целую историю о том, что весенняя земля пахнет розами. «Почему?» - спросила я. И мне так стало интересно, что через четыре дня я согласилась с ним вместе кофе попить.

Я была у него первой любовью, наверное, поэтому. Когда мы встретились с ним в первый раз на даче, ему было шестнадцать, мне было одиннадцать. Мы шли после кино по мелькающей трепетом солнечных пятен аллее, лужи были повсюду, и тогда этот зануда изрек: «Сказать, что у меня мокрые ноги – не сказать ничего». Но он стал главным контрабасистом в оркестре Михайловского театра, и я подумала: «Может быть, почти за тридцать лет что-нибудь изменилось?»

- Почему по весне земля пахнет розами? - спросила я его.

- Потому что все, что было под снегом, умирает, уступая место свежей весенней траве, и вот этот вот запах умирания и похож на запах роз, и от этого так жаль, что теряешь голову.

- Но ведь земля возродится, чтобы дать новую жизнь, - сказала я.

- Да, но мы-то умрем, и эта жизнь уже будет без нас.

- Да, у меня тоже на даче есть одна береза, - попыталась сделать вид я, будто ничего не заметила, - она помнит мою первую любовь, и вторую, и третью, и все так же шумит у меня по диагонали от окна в яхт-клубе, - сказала я.

«И я так благодарна этой березе за то, что она все это помнит, за то, что она всегда была со мной, и что она будет шелестеть так же моим детям и внукам. А когда я умру, то и я буду этой березой.  Этого я уже ему сказать не смогла».

- Мне пора, нужно идти, забирать из школы доченьку - сказала я.

* * *

Сейчас я на берегу Волги. Синее-синее небо, а в Питере, как мне только что сказали, льет дождь и потоки по колено. Тут +24. Я забралась на сосну с чашечкой кофе, взятой из дому, правда, боюсь перепачкать голубые джинсы смолой, поэтому стараюсь замереть и не двигаться. Я хотела бы всю жизнь просидеть вот так под сосной.

Передо мною в тишине копошатся голуби, у них поразительно изумрудные грудки, они клюют хлеб, который кто-то им набросал, их было четверо и сейчас подлетел пятый, и потом еще шестой. Меня они не замечают, эта так смешно, когда они подходят к самым моим ногам и от их крыльев мне щекотно. Почему они не улетают и не боятся меня?

Может быть, это и есть идеальная степень существования - никакого влияния на мир, и тогда тебе в руки само прилетит все живое? Наблюдай жизнь в каждой капле, и тогда она сама покажет тебе свои чудеса.

И тогда березы на берегу будут шептать только для тебя, и от весенней земли повеет розами - но затем только, чтобы родить фиалки и море невиданных трав.

Откуда земля знает, какие чудеса рождать? Откуда в ее недрах проявляется такая мудрость и благость, которая в таких многообразных количествах и гениальности творения проявляется во всем живом? Чудеса рядом, чудеса на небе, чудеса под землею, только руку протяни.

Если небо проецирует чудеса, рожденные из земли, то насколько легче вызывать их из воздуха. Мы все в детстве любили летом закапывать в землю все свои собранные сокровища и цветы, разноцветные камушки, фантики, чтобы потом расчистить это место под стеклышком от земли и получить заряд первого неземного вдохновения. Так и мы, как только расчистим какое-то место в душе, она становится способной творить чудеса, только надо дать им место. Надо дать им место, чтобы они проросли розами по весенней земле и своим непорочным запахом тронули небо, чтобы оно улыбнулось и закапало из облака слезами умиления.

Когда смотришь на просыпающегося ребенка - это настолько ангельское существо, что ты даже не знаешь, как это так может быть. Вот ты - и вот ангел, и невозможно руку протянуть. Это такие ангельские черты лица, как улыбка с неба, как запах роз после дождя. Вот белый голубь прилетел, сел мне на плечо и удивленно посмотрел на меня искоса.

Ветер доносит такой запах счастья отовсюду - упоительный тополиный аромат прикасается сзади и улетает ввысь с перепевом щебечущей птицы. Откуда это счастье, это райское волнение, эта благостная, такая полнозвучная весть о том, что мы не умрем?

Вот тень от птицы сквозит по траве и над моей головой. На берегу под скамейкой валяется с утра пьяный дяденька. Два дня до Пасхи, но он не дотерпел. К нему уже дважды подошли, но он так крепко спит. Наверное, ему во сне так же хорошо, как и мне.

Земля по весне родит чудеса. Вот вдали на том берегу над рекой стайка ракит окуталась зеленой дымкой, ведь ждешь именно этого весь год, а потом замечаешь, словно случайно, такую благость, безыскусно и трогательно саму ложащуюся тебе в руки, на миг завернувшись в озаренное солнце...

Как молился преподобный Ефрем Сирин: «Благий Человеколюбец! Если на траву, на цветы, на всякую зелень земную обильно изливаешь благодать Твоя во время свое, то кольми паче подашь Ты просимое рабу Твоему, умоляющему Тебя. Вот вся земля облекается в ризу изпещренных цветов, сотканную без рук человеческих - веселится и празднует праздник...»

Небесный мир - это и есть наш мир. Только многократно отраженный в синем небе и спустившийся к нам на землю. Каждый видит этот мир разным, в той или иной степени небесности, из которой состоит он сам. Вот ангелы в поле поют, это вовсе не колосья пшеницы.

Посадим колосок - прорастет ангел, соберем их по весне и сядут нам на плечи птицы земные. Домой пока нельзя возвращаться, нужно жить на земле и сеять колосья. Только то, что посеяно трудом и молитвою, прорастет.

Когда я несусь над переливами аллей над усадьбами - я лечу. Домой нельзя. Велено жить на земле. Душа моя тоскует неимоверно. Вот-вот упадет с неба звездой. Время растить детей. Я всегда буду звездою для доченьки, мы с тобою будем - две звезды над ее домом.

Волга - синяя-синяя и течет из прошлого в будущее. Все земные реки - это не реки, а души, это мы думаем, что они реки. Она настолько благостно дышит всем своим существом и стихает за поворотом, чтобы явить свою благость кому-то еще, кто ее встретит дальше.

Белые бабочки чуть касаются облаков и земли, тишина. И тут же снова - трепетный перезвон птицы, вылетевшей у меня из рукава, и снова тишина, только иголочки на сосне шелестят. Мы с рекой все записываем, чтобы, пока не скроемся за поворотом, рассказать кому-то об этом дальше.

Вот и ветер. Только облака благоухают улыбкой Господней.

На земле по весне дует ветер, он колышет траву. Все дрожит, все меняется. У деревьев мудрый и нежный взгляд, и по ночам я хожу сквозь деревья. Я прикасаюсь к березе - и понимаю, что она - другая сущность и говорит мне: «Здравствуй!», - чувствуя мою руку на своем стволе. Она - такая нежная кроткая сущность, то ли дерево, то ли душа. То ли глаза ребенка, то ли белая лошадь на горизонте, то ли растаявший в тумане холодный дождь.

Я знаю, неумолчный шелест берез - это слова тех, кто был с нами, но только теперь уже сказать ничего нам не могут. Они проросли деревьями, и вдруг весь шелест превратился на миг в белую бабочку - это улыбка моей бабушки, что умерла по весне.

Много лет назад я уже умерла, это было еще до встречи с тобой, а потом я не умерла, а превратилась в тебя и в дочку: ты - моя левая половина, а дочка - правая.

Душа моя столько раз прорастала по весне одуванчиками. Как пахнет травой. Время растить деревья, время восстать из земли и дать плоды вечные, дать жизнь следующей жизни.

Тогда земля сможет рождать снова и снова – это как когда идет дождь и пахнет березами, как когда у дымящихся луж нежатся червяки, а солнце вдруг плеснет с неба так откровенно и удивительно, что лужи зарябят и запахнут ветром морским и водорослями...

Так пахнет то ли весной, то ли корюшкой, я не понимаю...

 
Автор: Наталья Порядина, г. Санкт-Петербург, Россия
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
Реклама
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст