Литературная страничка

Машина с бассейном на крыше


Машина с бассейном на крыше
Автор фото: Наталья Порядина

Один раз мы купили очень большую машину, называлась она Dodge Ram 250, но мы ее назвали просто «Дождь». А у неё был такой большой открытый багажник сзади. И, конечно же, первым делом мы устроили бассейн на крыше, потому что в багажнике у нас был мини-бар.

Наш «Дождь» был белоснежного цвета, внутри - ярко-синий, такой же синий кожаный руль и белая торпеда. А бассейн мы подсветили по периметру нежным неоновым мерцающим светом, и когда мы ехали, он отбрасывал на дорогу синие отблески.

В мини-бар нам обычно по райдеру полагается: свежепросоленные огурцы, тархун и мохито - потому что доченьке нравится все зелёное, а я для себя заказываю бананы, вяленых лещей и чашечку кофе, потому что у меня - испорченный вкус, ну, а для тебя мы покупаем клубники и наливной сладкой черешни, спелой от жаркого солнца и моих поцелуев. Втихаря в саду у нашей бабули я набираю огромный букет белой сирени и калины, расцветшей к твоему приезду, пока доченька отвлекает бабулино внимание. И когда я быстренько исчезаю на дорожке с таким невиданным праздником лета, доченька уже струится вприпрыжку за мной следом, - и значит, нам можно трогаться в путь.

Музыку выберем греческую, разливающуюся горным ручьём, над которым в тишине порхает бабочка.

Выезжаем обычно мы на закате, когда воздух уже вобрал всю прибрежную нежность моря, а деревья - тихий вечерний свет в переливах листвы. И вот мы начинаем медленно путь, и перед нами, как блаженное будущее, порхает и распускается счастье.

Солнце в эту пору светит нам вслед, провожая и ласково обнимая нас сзади. Без него - ничего не видно, когда мы зависаем вдруг в контровом свете на поворотах бегущего синевою шоссе, отпускающего нас на миг в невесомость, но тут же принимающего нас в свои руки обратно. Море, безбрежно-лучистое, вдруг промелькнет чистотой и тут же скроется среди сосен. Вся душа моя заволнуется, пока я снова не увижу его, затаенного, неожиданно у подножия мыса, как обещание скорой встречи с тобой.

Веточки сирени играют на солнце и сыплют в синее небо свои лепестки. То есть, в наш синий бассейн, в котором плавает наша доченька, то есть в ту неземную лазурь, что мелькает меж соснами  она бирюзово-лимонная, безгрешная, уводящая в небо, тронутая, словно забытыми в воздухе ориентирами - серыми макушками подводных камней.

Ветра нет, только свет и нежность. Только плеск волн в нашем бассейне, да запах падающих в него лепестков сирени. Шесть пятилистников насчитывает моя доченька. Вместо того чтобы съесть их на счастье, она их запускает самолетиками, улетающими, словно бабочки, в воздух.

И тогда пространство раскрывает нам все свои тайны. И солнце нежно подталкивает сзади нас вперёд. Можно называть имена, тайны и их значение. Пока мы проезжаем мимо, все равно никто, кроме сосен, их не запоминает. Мы слышим все звуки бытия. И небо слышит все наши мысли.

Но по какой-то давней традиции мы говорим с доченькой на море только по-французски. «Je t’aime, mon amour, - je t’adore, ma сherie maman», - больше ничего и не скажешь.

И провода, провода, что играют от одной сосны к другой, тоже поблескивают по-французски и мерцают нам вслед несмолкаемой музыкой.

Нам не хочется поворачивать, но тут дорогу перед нами переходит ёжик. Мы давно уже остановились и стоим и смотрим, как он идет. Ну, а мы выходим из машины, чтобы подарить ему шоколадку, улыбнуться - и поехать обратно.

И вот солнце уже принимает нас в свои объятия, целует нас и возвращает нас домой. Все меняется. Сосны теперь не освещённые изнутри, а светящиеся сами, насыщенные теплом, словно мёдом. Берёзы - такие незримо солнечные, словно готовые вот-вот сквозь листву выпустить на свет Божий солнце.

И вот то, что непременно должно было расцвести из полутени сейчас - иначе и быть не могло: на повороте дрожит стайка тонких таких травинок, невесомых, несуществующих, отдающих нам всю душу свою и сущность. И тут же из еловой чащи так доверчиво веет ландышами, как прикосновение ребёнка, слаще которого ничего на свете нет, уснувшего и положившего тебе на руку дорогую головку.

Тихие иголочки сыплются с неба. Журчание музыки смолкло. Мы у дома. В следующий раз позовём с нами съездить друзей.

 
Автор: Наталья Порядина, г. Санкт-Петербург, Россия
Поддержите нас, нам нужна Ваша помощь! Пожертвуйте на развитие
православного журнала «Преображение».
Мы благодарны всем за поддержку!
помощь
Разделы журнала
От сердца к сердцу

Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, -
                               жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

иеромонах Роман

Цитата

фото«...важно помнить — современная информационная среда пристально следит за любыми новостями, связанными с Церковью. И здесь я хотел бы сказать не только о журналистах — я бы хотел сказать вообще о людях, представляющих Церковь в глазах мирян, в глазах светского общества. Мы должны обратить особое внимание на образ жизни, на слова, которые мы произносим, на то, как мы себя ведем, потому что через оценку того или иного представителя Церкви, чаще всего священнослужителя, у людей и складываются представления о всей Церкви. Это, конечно, неверное представление, но сегодня, по закону жанра, получается так, что именно какие-то погрешности, неправильности в поступках или словах священнослужителей моментально тиражируются и создают ложную, но привлекательную для многих картину, по которой люди и определяют свое отношение к Церкви.»

Патриарх Кирилл на закрытии V Международного фестиваля православных СМИ «Вера и слово»

фото«Свобода создала такой гнет, какой переживался разве в период татарщины. А — главное — ложь так опутала всю Россию, что не видишь ни в чем просвета. Пресса ведет себя так, что заслуживает розог, чтобы не сказать — гильотины. Обман, наглость, безумие — все смешалось в удушающем хаосе. Россия скрылась куда-то: по крайней мере, я почти не вижу ее. Если бы не вера в то, что все это — суды Господни, трудно было бы пережить сие великое испытание. Я чувствую, что твердой почвы нет нигде, всюду вулканы, кроме Краеугольного Камня — Господа нашего Иисуса Христа. На Него возвергаю все упование свое»

26 октября 1905 год. Новомученик Михаил Новоселов в письме Федору Дмитриевичу Самарину

иконаЧеловек всего более должен учиться милосердию, ибо оно-то и делает его человеком. Многие хвалят человека за милосердие (Притч. 20, 6). Кто не имеет милосердия, тот перестает быть и человеком. Оно делает мудрыми. И чему удивляешься ты, что милосердие служит отличительным признаком человечества? Оно есть признак Божества. Будьте милосерды, говорит Господь, как и Отец ваш милосерд (Лк. 6, 36). Итак, научимся быть милосердыми как для сих причин, так особенно для того, что мы и сами имеем великую нужду в милосердии. И не будем почитать жизнию время, проведенное без милосердия.

Иоанн Златоуст